double arrow

Антипсихиатрия Р. Лэнга


Крайнее выражение идеи экзистенциальной психотерапии приобрели в движении, которое было названо антипсихиатрией [1, 2, 13]. Антипсихиатрия возникла в начале 60-х гг. в Великобритании и получила широкое распространение в Европе. Оно объединило в себе несколько тысяч психиатров, медсестер, служащих, юристов, гуманитариев и бывших пациентов психиатрических клиник, которые ставили перед собой цель ликвидировать ряд медицинских институтов, в особенности психиатрические клиники. Возглавил это движение британский психиатр Рональд Лэнг.

Рональд Лэнгродился в 1927 г. в Глазго. После окончания университета работал армейским психиатром, затем – в клинике Глазго, одновременно читая курс лекций по психиатрии в местном университете. В 1965 г. Р. Лэнг организовал терапевтическую коммуну Кингсли Холл – экспериментальную модель будущих антипсихиатрических коммун.

Известность и высокий авторитет Р. Лэнга в профессиональном сообществе были связаны с его умением описывать «внутренний мир» пациентов и с теми успехами, которых он добивался при лечении психотиков.

Р. Лэнг считал, что экзистенциальная феноменология должна не только дать описание внутреннего опыта личности, но и установить место этого опыта в контексте целостного «бытия–в–мире». При этом понятия клинической психиатрии и психопатологии Р. Лэнг считал совершенно неприемлемыми для понимания этого перехода, так как они разбивают целостность человеческого существования на дихотомии физического и психического, эмоций и тела. Современные психология и психиатрия во всех своих формах дают искаженное представление о внутреннем мире клиента. И соответственно, единственной возможной формой постижения личностного в человеке является экзистенциальная феноменология (Л. Ф. Бурлачук, 2002).




Так же, как и его предшественники, Р. Лэнг опирался в своей концепции на хайдеггеровскую онтологию, но ввел ряд новых положений. Так, главным условием «онтологической безопасности»он считает способность быть автономной индивидуальностью, которая наделяет человека одновременно «самоидентичностью» и способностью вступать в общение с другими. «Онтологическая небезопасность» ощущается как непрерывное наличие угрозы собственному существованию в качестве личности, как тревога.

Р. Лэнг выделяет три формы тревоги, которые, с его точки зрения, чаще всего встречаются при психотических расстройствах: «поглощение», «прорыв», «окаменение» (деперсонализация). Неуверенность в собственной идентичности вызывает страх быть поглощенным другими в общении.В результате личность стремится к изоляции, разрываясь между полюсами полного растворения и полной изоляции. Каждый контакт с реальностью воспринимается ею как нечто ужасное, как угроза «прорыва» неведомых сил. Этот страх переносится и на межличностные отношения. 



Чтобы этого избежать, личность превентивно деперсонализирует других. В результате она попадает в замкнутый круг. Чем больше человек превращает других в объекты, тем меньшей становится его собственная «онтологическая безопасность». В таком случае индивид ощущает собственное тело как один из объектов в мире, а не как средоточие своей индивидуальности. Тело становится для него носителем «ложного Я»,от которого полностью отрывается «внутреннее», или «истинное Я». 

Р. Лэнг предполагал, что ненадежное структурирование психики возникает в раннем детстве и причины его установить невозможно. В дальнейшем индивид предпринимает попытки защиты, которые оказываются несостоятельными. 

Чуть позже Р. Лэнг вместе с другим известным теоретиком и идеологом «антипсихиатрии» Д. Купером пишет книгу «Разум и насилие: десятилетие философии Сартра 1950–1960». В ней выделялись два вида дисфункциональных семей. В семьях–«сериях»члены не испытывают друг к другу какого-либо интереса, заботясь только о том, чтобы не выносить сор из избы. Совместное существование покоится в значительной мере на страхе по поводу того, «что скажут другие». В семьях–«нексусах» (узлах)совместное существование поддерживается чувствами страха, тревоги, виновности, с помощью морального шантажа и различных форм психического давления и террора.  



С точки зрения Р. Лэнга, в качестве основного «шизофреногенного» фактора выступает постоянное и повторяющееся возникновение парадоксального состояния, когда выдвигаются взаимоисключающие требования с одновременным запретом выхода из данной ситуации – ситуация так называемой «двойной связи».У человека возникает замешательство, сомнение по поводу определимости ситуации вообще. При этом конфликт не осознается, хотя человек чувствует нестерпимость своего положения. Естественно, что главным профилактическим и терапевтическим средством становится доведение конфликта до сознания, раскрытие сознательного или бессознательного обмана со стороны других.

Большинство психотерапевтических систем, считает Р. Лэнг, ориентированы на приспособление клиента к репрессивной цивилизации, разрушающей первоначальное единство бытия и небытия, внешнего и внутреннего. Парадокс экзистенциальной психотерапии Р. Лэнга состоит в том, что «нормальные» настолько больны, что даже не знают о своей болезни, а «больные» – это те, кто начал выздоравливать. Происшедшая подмена психотерапии мистическими «озарениями» вызвала резкую критику даже со стороны коллег Р. Лэнга, оценивших подобные положения «антипсихиатрии» как чрезвычайно опасные прежде всего для пациентов.

Помимо этого в 1950–1960-х гг. экзистенциальные тенденции нашли свое отражение в рамках экспериментальной пато- и социальной психологии (работы Г. Оллпорта, Г. Мюррея, Дж. Келли, А. Маслоу, Р. Мэя и др.), получив в дальнейшем наименование «гуманистической психологии», или «гуманистической психотерапии».   

 







Сейчас читают про: