double arrow

Человек в первобытном обществе

Основных концепций человека и его потребностей

Глава 2. Исторический обзор общественной мысли

Контрольные вопросы

1. Цель, задачи дисциплины «Человек и его потребности».

2. Проблема человека в современной науке.

3. Объект, предмет дисциплины «Человек и его потребности».

4. Раскройте важность изучения человеческих потребностей для организации сервисной деятельности.

5. Раскройте суть и взаимосвязь понятий «потребность», «ценности», «нужда», «желание», «мировоззрение».

6. В чем заключается экономический, психологический и философский подход к изучению проблемы потребностей человека.

7. Для чего необходимо научное исследование человеческих потребностей?

8. Как определяется понятие «потребность»?

9. Как взаимосвязаны понятия «потребность», «нужда», «желание», «прихоть»?

10. Что такое мотивы?

11. Что такое интерес?

12. Что такое мировоззрение?

13. Что такое ценность, чем ценностный подход к миру отличается от познавательного?

14. На какие основные виды подразделяют человеческие потребности?

Проведенные в XIX-XX вв. этнографические исследования племен, до сих пор живущих в условиях первобытного общества, позволяют довольно полно и достоверно реконструировать образ жизни челове­ка той эпохи.

Первобытный человек глубоко ощущал свою связь с природой и слитность с соплеменниками. Осознания себя как отдельной, само­стоятельной личности еще не произошло. Задолго до ощущения сво­его «Я» возникло ощущение «Мы», чувство единства, слитности с другими членами группы. Наше племя — «Мы» — противостояло другим племенам, чужакам («Они»), отношение к которым обычно было враждебным. Кроме единства со «своими» и противопоставле­ния «чужим» человек остро чувствовал свою связь с миром природы. Природа, с одной стороны, была необходимым источником жизнен­ных благ, но, с другой стороны, таила массу опасностей и часто ока­зывалась враждебной к людям. Отношение к соплеменникам, к чу­жакам и к природе прямо влияло на понимание древним человеком своих потребностей и возможных путей их удовлетворения.

За всеми потребностями людей первобытной эпохи (как, впро­чем, и наших современников) стояли биологические особенности че­ловеческого организма. Эти особенности нашли выражение в так на­зываемых насущных,или витальных, первичныхпотребностях — в пище, одежде, жилище. Главная особенность насущных потребно­стей, как уже отмечалось, состоит в том, что они обязательно должны удовлетворяться — иначе человеческий организм вообще не может существовать. К вторичным, ненасущнымотносят потребности, без удовлетворения которых жизнь возможна, хотя и полна лишений. Насущные потребности имели исключительное, доминирующее значение в первобытном обществе. Во-первых, удовлетворение насущ­ных потребностей представляло собой сложную задачу и требовало от наших предков большого напряжения сил (в отличие от современ­ных людей, без труда пользующихся, например, продукцией мощной индустрии, производящей продукты питания). Во-вторых, сложные социальные потребности были развиты слабее, чем в наше время, и поэтому поведение людей больше зависело именно от потребностей биологических.

В то же время у первобытного человека начинает формироваться вся современная структура потребностей, которая сильно отличает­ся от структуры потребностей животных.

Главные отличия человека от животных — трудовая деятельность и развивавшееся в процессе труда мышление. Для поддержания сво­его существования человек научился воздействовать на природу не только своим телом (ногтями, зубами, как делают животные), а с по­мощью особых предметов, стоящих между человеком и предметом труда и многократно усиливающих человеческое воздействие на при­роду. Эти предметы получили название орудий труда. Поскольку че­ловек поддерживает свою жизнь с помощью продуктов труда, сама трудовая деятельность становится важнейшей потребностью об­щества.Так как труд невозможен без знаний о мире, в первобытном обществе возникает потребность в познании.Если потребность в ка­ких-либо предметах (пище, одежде, орудиях труда) является мате­риальной потребностью,то потребность в познании — это уже ду­ховная потребность.

В первобытном обществе возникает сложное взаимодействие ме­жду индивидуальными (личными) и общественными потребностями.

В XVIII в. французские философы-материалисты (П. А. Гольбах и др.) предложили для объяснения человеческого поведения тео­рию разумного эгоизма.Позже она была заимствована Н. Г. Черны­шевским и подробно изложена в романе «Что делать?». Согласно теории разумного эгоизма, человек всегда действует в своих личных, эгоистических интересах, стремится удовлетворять только индивиду­альные потребности. Однако если обстоятельно, логично проанали­зировать личные потребности человека, мы неизбежно обнаружива­ем, что, в конечном счете, они совпадают с потребностями общества (социальной группы). Поэтому «разумный» эгоист, преследуя толь­ко правильно понятую личную выгоду, автоматически будет дейст­вовать в интересах всего человеческого сообщества.

В наше время стало ясно, что теория разумного эгоизма упрощает реальное положение вещей. Противоречия между интересами лич­ности и сообщества (для первобытного человека это было свое пле­мя) на самом деле существуют и могут достигать огромной остроты. Так, в современной России мы видим множество примеров, когда те или иные потребности различных людей, организаций и общества в целом исключают друг друга и порождают крупные конфликты ин­тересов. Но общество выработало и ряд механизмов, позволяющих разрешать такие конфликты. Самый древний из этих механизмов воз­ник уже в первобытную эпоху. Этот механизм — мораль.

Этнографам известны племена, у которых даже к XIX-XX вв. не успели возникнуть искусство и сколько-нибудь отчетливые религи­озные представления. Но нет ни одного племени, у которого бы не было развитой и эффективно действующей системы моральных норм. Мораль возникла у древнейших людей для согласования интересов личности и общества (своего племени). Главный смысл всех мораль­ных норм, традиций, предписаний состоял в одном: они требовали от человека действовать в первую очередь в интересах группы, коллек­тива, удовлетворять сначала общественные, и лишь потом — личные потребности. Только такая забота каждого о благе всего племени — пусть даже в ущерб личным интересам — делала это племя жизне­способным. Мораль закреплялась через воспитание и традиции. Она стала первым мощным социальным регулятором человеческих по­требностей, управляющим распределением жизненных благ.

Моральные нормы предписывали распределять материальные бла­га в соответствии со сложившимся обычаем. Так, у всех без исключе­ния первобытных племен действуют строгие правила раздела охот­ничьей добычи. Она не считается собственностью охотника, а рас­пределяется среди всех соплеменников (или, по крайней мере, среди большой группы людей). Чарльз Дарвин во время кругосветного пу­тешествия на корабле «Бигль» в 1831-1836 гг. наблюдал у жителей Огненной Земли простейший способ раздела добычи: она делилась на равные части и раздавалась всем присутствующим. Например, по­лучив кусок материи, туземцы всегда делили его на одинаковые ку­сочки по числу людей, находившихся в этом месте в момент дележа. В то же время при чрезвычайных обстоятельствах первобытные охот­ники могли получить последние куски пищи, так сказать, сверх своей доли, если судьба племени зависела от их выносливости и способно­сти вновь добывать пропитание. Наказания за опасные для общества действия также учитывали потребности и интересы членов общины, а также степень этой опасности. Так, у ряда африканских племен укравший домашнюю утварь не несет строгих наказаний, но украв­ший оружие (предметы, особенно важные для выживания племени) жестоко умерщвляется. Таким образом, уже на уровне первобытного строя общество вырабатывало способы удовлетворения обществен­ных потребностей,которые не всегда совпадали с личными потреб­ностямикаждого индивида.

Несколько позже морали в первобытном обществе возникают ми­фология, религия и искусство.Их появление — это крупнейший ска­чок в развитии потребности в познании.Древняя история любого известного нам народа показывает: человек никогда не довольствует­ся только удовлетворением первичных, базовых, насущных потребно­стей. Крупнейший специалист по теории потребностей Абрахам Мас-лоу (1908—1970) писал: «Удовлетворение базовых потребностей само по себе еще не создает системы ценностей, на которые можно опе­реться и в которые можно верить. Мы поняли, что возможными по­следствиями удовлетворения базовых потребностей могут быть скука, отсутствие цели, моральное разложение. Судя по всему, наилучшим образом мы функционируем, когда стремимся к чему-то, чего нам недостает, когда мы желаем чего-то, чего не имеем, и когда мы моби­лизуем наши силы, стремясь к удовлетворению этого желания»1. Все это можно сказать уже о первобытных людях. Существование у них общей потребности в познании легко объясняется необходимостью ориентироваться в природной среде, избегать опасности, изготовлять орудия труда. По-настоящему удивительно другое. У всех первобыт­ных племен возникла потребность в мировоззрении, т. е. в формирова­нии системы взглядов на мир в целом и место человека в нем. Сначала мировоззрение существовало в форме мифологии, т. е. легенд и ска­заний, осмысливавших устройство природы и общества в фантасти­ческой художественно-образной форме. Затем возникает религия — система взглядов на мир, признающая существование сверхъестест­венных явлений, нарушающих обыденный порядок вещей (законы природы). В наиболее древних типах религий — фетишизме, то­темизме, магии и анимизме — понятие бога еще не сформирова­лось. Особенно интересным и даже дерзким видом религиозных представлений была магия. Это попытка найти наиболее простые и эффективные пути удовлетворения потребностей через контакт со сверхъестественным миром, активное вмешательство человека в про- исходящие события с помощью могущественных таинственных, фан­тастических сил. Только в эпоху возникновения современной науки (XVI-XVIII вв.) цивилизация окончательно сделала выбор в пользу научного мышления. Магия и колдовство были признаны ошибоч­ным, неэффективным, тупиковым путем развития человеческой дея­тельности.

Возникновение эстетических потребностей проявилось в зарож­дении художественного творчества, создании произведений искусст­ва. Наскальные рисунки, статуэтки людей и животных, всевозмож­ные украшения, ритуальные охотничьи танцы, казалось бы, никак не связаны с удовлетворением насущных потребностей, не помогают че­ловеку выжить в борьбе с природой. Но это только на первый взгляд. В действительности искусство — результат развития сложных ду­ховных потребностей, опосредованно связанных и с потребностями материальными. Это, прежде всего, потребность в правильной оцен­ке окружающего мира и в выработке разумной стратегии поведения человеческого сообщества. «Искусство, — отмечает известный спе­циалист по эстетике М. С. Каган, — рождалось как способ осознания объективно складывавшейся в обществе системы ценностей, ибо укрепление социальных отношений и их целенаправленное форми­рование требовали создания таких предметов, в которых закрепля­лась бы, хранилась и передавалась от человека к человеку и от поко­ления к поколению эта единственно доступная первобытным людям духовная информация — информация о социально организовавшихся связях с миром, об общественной ценности природы и бытия самого человека. Даже в самых простых произведениях первобытного ис­кусства выражено отношениехудожника к изображаемому объекту, т. е. зашифрована социально значимая информация о том, что важно и ценно для человека, как следует относиться к тем или иным явле­ниям.

Итак, в развитии потребностей первобытного человека обнару­живается ряд закономерностей.

1. Человек всегда был вынужден удовлетворять насущные, первич­ные, преимущественно биологические потребности.

2. Удовлетворение простейших материальных потребностей вело к формированию все более сложных, вторичных потребностей, имев­ших преимущественно социальный характер. Эти потребности, в свою очередь, стимулировали совершенствование орудий труда и усложнение трудовой деятельности.

3. Древние люди на опыте убедились в необходимости удовлетворе­ния общественных потребностей и начали создавать необходимые для этого механизмы регуляции социального поведения — преж­де всего мораль (нравственность). Удовлетворение индивидуаль­ных потребностей могло жестко ограничиваться, если они вступа­ли в конфликт с общественными.

4. Наряду с базовыми, насущными потребностями у всех племен древних людей на каком-то этапе их развития появляется потребность в формировании мировоззрения. Только мировоззренческие идеи (мифология, религия, искусство) могли придать смысл че­ловеческой жизни, создать систему ценностей, выработать страте­гию жизненного поведения отдельного человека и племени в це­лом.

Всю историю первобытного общества можно представить как по­иск новых способов удовлетворения развивающейся системы мате­риальных и духовных потребностей. Уже в это время человек попы­тался раскрыть смысл и цели своего существования, которое наши далекие предки не сводили к удовлетворению простых материаль­ных нужд.

2.2. Первые цивилизации и «осевое время»

Экономической основой первых цивилизаций стали так называемые раннеземледельческие культуры. В бассейнах крупных рек в теплом поясе Земли (Нил, Инд и Ганг, Хуанхэ и Янцзы, Тигр и Евфрат) око­ло восьми тысяч лет назад стали возникать оседлые поселения. Бла­гоприятные природные условия и строительство оросительных сис­тем способствовали тому, что жители этих поселений впервые в истории человечества стали получать стабильный высокий урожай зерновых культур. Тем самым они приобрели гарантированный ис­точник белковой пищи.

Более полное удовлетворение потребностей в продовольствии про­исходило параллельно с другой революцией в мире потребностей. Переход от кочевого образа жизни скотоводов к оседлому, без кото­рого земледелие невозможно, вызвал взрывной рост мира вещей, ок­ружавших человека в повседневной жизни. Охотник эпохи палеолита имел крайне скудный набор предметов для удовлетворения своих потребностей, так как должен был носить все имущество с собой. При оседлом образе жизни появляется возможность почти неогра­ниченного создания и накопления вещей, удовлетворяющих все бо­лее изысканные потребности. «Богатство вещного мира культуры, которое уже начинает тяготить психологию человека XX в., начало стремительную эскалацию именно в эпоху первых земледельцев. Лег­ко можно представить, насколько загроможденным различными пред­метами представился бы дом оседлого земледельца палеолитическо­му охотнику, только что покинувшему свое пещерное обиталище». Одновременно в раннеземледельческом обществе усиливается соци­альная дифференциация, означавшая различия в возможностях удов­летворения потребностей. Позже, с появлением общественных клас­сов, эта дифференциация достигает огромных масштабов: рабы и свободные крестьяне часто оказываются на грани выживания из-за неудовлетворенности даже простых насущных потребностей, а рабо­владельцы и жрецы приобретают возможность удовлетворять их в максимальном объеме. Удовлетворение потребностей все сильнее за­висит не только от производства материальных и духовных благ, но и от места человека в общественной системе. В зависимости от при­надлежности к той или иной социальной группе люди имеют теперь разные возможности реализации потребностей. Более того, у людей из разных социальных слоев в процессе воспитания потребности фор­мируются несколько по-разному.

К очагам древнейших цивилизаций обычно относят Шумер, Еги­пет, Хараппу (Индия), иньский Китай, крито-микенскую Грецию и древние цивилизации Америки. Переход в этих районах Земли к эпо­хе цивилизации связывают с тремя крупными нововведениями: воз­никновением письменности, монументальной архитектуры и горо­дов. Такие скачки в развитии материальной и духовной культуры привели к усложнению мира техники и предметов быта (в результате развития ремесленного производства в городах), к усложнению хо­зяйственных связей и механизмов удовлетворения насущных потреб­ностей. Земледелец и ремесленник теперь обмениваются продукта­ми своего труда, в том числе посредством торговли и формирующе­гося в эту эпоху денежного обращения. Возникновение письменно­сти резко расширило возможности опосредованного общения между людьми с помощью знаковых систем (языка). Потребности в познании, общении, обучении, передаче и хранении информации обслу­живаются теперь путем создания письменных текстов. Следующий скачок такого масштаба в обслуживании потребностей познания и обработки информации произошел, по-видимому, только в XX в., когда были разработаны компьютерные технологии и в дополнение к пись­менной культуре начала формироваться экранная культура.

Крупный сдвиг в понимании человеком мира, самого себя и своих потребностей произошел независимо друг от друга в крупнейших ци­вилизациях Китая, Индии и Запада в период с 800 по 200 г. до н. э. Этот период известный немецкий философ-экзистенциалист Карл Ясперс (1831-1969) назвал «осевым временем». «Тогда произошел самый резкий поворот в истории, — писал он об осевом времени. — Появился человек такого типа, который сохранился по сей день». Раньше человек целиком находился в плену традиционного мифоло­гического и религиозного мировоззрения. Теперь начинает форми­роваться наука, рациональное мышление, основанное на проверенном опыте. Оно позволяет людям по-новому осмысливать действитель­ность. Возникает представление об отдельном индивиде как самостоя­тельной личности, а не безликой частичке человеческого сообщества. В Древней Греции и Риме постепенно формируется общество, со­стоящее из многообразия личностей, обладающих разными потреб­ностями. Во многих греческих полисах человек получает право само­стоятельно выбирать для себя род занятий, развивать и контролиро­вать свои потребности. Однако полная самостоятельность отдельной личности достигается позже — только в эпоху капитализма.

У древних цивилизаций продолжала совершенствоваться систе­ма норм, позволяющих согласовывать потребности общества и лич­ности, не допускать их столкновения. Если при первобытном строе это были моральные, а затем и связанные с ними религиозные нормы, то после возникновения государства человеческое поведение регули­руют и нормы права.Правовые нормы устанавливаются государст­венной властью, которая следит за их исполнением, при необходи­мости используя принуждение.

В эпоху первых цивилизаций усложнились отношения между личными и общественными потребностями. Появились потребности различных социальных групп, классов, слоев теперь уже неоднород­ного населения. Неудовлетворенность потребностей ряда социальных групп — прежде всего класса рабов — становится мощным сти­мулом социальных конфликтов.

Развитие и удовлетворение потребностей человека остается про­тиворечивым процессом. В нем одновременно действовало несколь­ко тенденций. С одной стороны, решались проблемы производства продовольствия, строительства и обслуживания оросительных сис­тем, обеспечения безопасности, снабжения населения необходимы­ми вещами. Производство, сохранившееся с первобытной эпохи, носило натуральный, нетоварный характер. Теперь развиваются про­стые формы обмена. Появление классовой структуры общества — возникновение рабов, рабовладельцев, ремесленников и свободных крестьян — привело к формированию значительного слоя людей, как мы бы сейчас сказали, профессионально занимавшихся сервисной деятельностью. Первым крупным социальным слоем, занятым фак­тически в сфере услуг, была домашняя прислуга (как правило — ра­бы). Его главной задачей было личное домашнее обслуживание зна­ти и всех состоятельных слоев общества.

С другой стороны, экономика древних цивилизаций не сводилась к удовлетворению простых насущных потребностей. Попытка по­нять окружающий мир в целом привела, как уже отмечалось, к фор­мированию мифологии, религии и искусства, удовлетворявших ду­ховные потребности человека в понимании мира и своего места в нем. Мифология, искусство и религия стали первыми формами ми­ровоззрения. В эпоху ранних цивилизаций мировоззренческие пред­ставления о жизни и смерти, загробном мире, последующем воскре­шении умерших стали определять многие направления деятельности общества. Так, существует точка зрения, что главная причина ослаб­ления цивилизации Египта в период древнего царства (298 - 475 гг. до н. э.) — строительство пирамид и гигантских храмов, колоссаль­ных сооружений, которые с современной точки зрения не имеют ни­какого практического значения. Тем не менее, общество испытывало потребность в таком строительстве, поскольку это соответствовало мировоззрению древних египтян (а не их сиюминутным материаль­ным интересам). Согласно религиозным представлениям египтян, все умершие в далеком будущем смогут физически воскреснуть. Од­нако воскресить любого человека сможет только его фараон — наме­стник богов на земле. Поэтому каждый египтянин глубоко чувство­вал личную связь с фараоном, а сохранение его мумии и будущее воскрешение ощущались жителем Древнего Египта как насущная личная потребность. Это совершенно особая вера в связь между жи­телями страны и правителем, создававшая потребность заботиться о его погребении. Как видим, идеология Древнего мира могла поро­ждать потребности, которые современному человеку кажутся стран­ными и непонятными — подобно потребности в строительстве пи­рамид.


Сейчас читают про: