double arrow

Вступление. В России в XVIII в. наряду с укреплением и оформлением сословного строя происходят глубокие изменения в экономическом и социальном развитии


В России в XVIII в. наряду с укреплением и оформлением сословного строя происходят глубокие изменения в экономическом и социальном развитии, затронувшие все стороны народного хозяйства и социального облика страны. В основе этих изменений лежал процесс разложения феодализма и генезиса капиталистических отношений, начавшийся еще в XVII в.

XVIII в. в России по праву считают временем переворота, перелома. Те подводные течения, которые в XVII в. только лишь подмывали устои Московского царства, теперь их опрокинули. Это не была революция: и общественный строй, и форма правления остались прежними. Но изменилось нечто гораздо более важное. Иными стали тип культуры, язык и мышление, появился невиданный ранее уклад жизни. Новизна была во всем: новые календарь и алфавит, одежда, утварь, жилище и обычаи, армия и флот, государственные учреждения и сельскохозяйственные культуры, школы и обучение, промыслы и ремесла, идеалы и ценности. Посеянное в предшествующее столетие дает плоды: построенный первый русский корабль XVII в. «Орел» в следующем веке приводит к созданию флота, полки иноземного строя оборачиваются регулярной армией, полтора десятка мануфактур — сотней петровских заводов, Славяно-греко-латинская академия — университетом… (С.В. Бушуев).




Историю России XVIII в. открывает Петровский период. Границы этого столетия как исторического периода не вполне совпадают с его хронологическими рамками. С этой точки зрения XVIII в. начался несколькими годами раньше своего «календарного начала», а закончился годом позже. Петр стал самостоятельно править с 1689 г., а в 90-е гг. мы видим уже и первые преобразования — это начало века. А вот его конец: гибель императора Павла I в последнем в истории России дворцовом перевороте 1801 г. Вообще же, как отмечает современный историк А.Б. Каменский в книге «Под сенью Екатерины», «хронология XVIII в. в России отличается необычайной стройностью. Уже дата смерти Петра Великого — 1725 г. — четко отделяет первую четверть века от второй. Следующие 15 лет — не треть, не четверть, не начало и не конец, а потому просто «время дворцовых переворотов» — время Екатерины I, Петра II, Анны Ивановны и младенца Ивана Антоновича. Затем начинается продолжительная «середина»: почти десять лет до 1750 г. и почти десять лет после правления Елизаветы Петровны. И наконец, с 1762 г. — вторая половина, 33 с лишним года царствования Екатерины Второй. Последующие пять лет Павла I — это уже «самый настоящий конец XVIII в.».

Реформы, начатые Петром I и продолженные его преемниками, касались в основном техники, культуры и быта. Они не меняли существующего общественного строя. Новые идеи и учреждения приходили в дисбаланс с полунатуральным хозяйством и крепостным правом, феодальными отношениями в деревне. Петровские преобразования требовали своего логического завершения: отмены крепостного права, наделения крестьян землей. Но в XVIII в. это было невозможно: крепостное сельское хозяйство еще вполне удовлетворяло своей производительностью помещиков, крепостные и казенные мануфактуры давали необходимое стране количество ткани и металла.



Противоречие между «просвещением» и «рабством» рождало и столь характерный для XVIII в. антагонизм между высшими классами и простым народом. И дело тут не столько в социальных противоречиях, которые, конечно, тоже сыграли свою роль, сколько в противоречии между Петербургом и провинцией, европейскими обычаями и традициями господ и домостроевской жизнью их крестьян.

Можно сказать, что XVIII в. стал веком раскола, гораздо более глубокого и всеобъемлющего, чем знаменитый раскол церкви XVII в. Теперь расколотым оказалось все общество.

Тем не менее XVIII в. можно назвать юностью Новой России, с ее первыми победами и поражениями. Это истоки нашей современной культуры и цивилизации.

8.1. Рождение империи: время Петра Великого (конец XVII — первая четверть XVIII в.)







Сейчас читают про: