double arrow

Начало экономических реформ

Пленум ЦК КПСС в апреле 1985 г. сформулировал задачу «ускорения социально-экономического развития страны». Предполагалось увеличить темпы роста национального дохода и активизировать социальную политику (решить жилищный, продовольственный и другие вопросы). Одной из главных задач стала реконструкция промышленного производства, его перевод на новые научные и технологические основы (роботизация, создание мощных производственных комплексов и т. д. ).

Резервами «ускорения» должны были стать:

  • более полная загрузка имеющихся производственных мощностей;
  • рационализация и механизация производства;
  • повышение качества продукции;
  • активизация «человеческого фактора».

Новые меры предполагалось вводить в рамках старой системы. Введение госприемки вело к увеличению управленческого аппарата, росту материальных затрат. Старое оборудование увеличивало аварийность.

Одним из показателей состояния экономики и царившей в ней бесхозяйственности явилась авария на Чернобыльской АЭС. В апреле 1986 г. во время испытания турбогенератора произошел взрыв атомного реактора на одном из блоков атомной электростанции. Информация об аварии не сразу стала достоянием населения и мировой общественности. Это явилось одной из причин глобального характера последствий катастрофы.

Первые годы перестройки показали, что радикальных перемен невозможно достичь без глубоких преобразований экономики и политической системы. Существовали две альтернативы развития СССР:

  1. 1) опыт, основанный на примере Китая, где при отсутствии политических свобод широко развернулась экономическая реформа;
  2. 2) осуществление демократизации и экономических реформ одновременно.

Горбачевым и его ближайшим окружением был избран второй вариант развития. Январский Пленум ЦК КПСС (1987) выдвинул идею демократизации общественной жизни. Разработана программа перестройки внутрипартийной жизни, и намечены основные направления политических преобразований в стране в целом.

Понимая важность экономических вопросов, Горбачев созвал в июне 1987 г. Пленум ЦК КПСС, на котором предлагалась программа реформ в экономике. Провозглашен переход от административных к экономическим методам руководства народным хозяйством.

Двумя краеугольными камнями реформы стали принятые в 1987 г. законы о государственном предприятии и о кооперации. Однако в условиях, когда не проводились меры по структурной перестройке управления хозяйством, сохранялись министерства, не менялись мотивы труда, это не могло принести ожидаемых результатов. Упомянутые законы вступили в противоречие с оставшейся неизменной экономической практикой и только усилили дисбаланс экономики.

Предпринимались попытки упразднения некоторых министерств и ведомств, расширялась самостоятельность предприятий. Несмотря на все принятые меры, плановые задания в области народного хозяйства не выполнялись по большинству показателей. Более того, усилилась нехватка продовольствия и товаров народного потребления. Возрос бюджетный дефицит, чему отчасти способствовало и сокращение поступлений от экспорта нефти.

Кроме того, к этому времени стали давать сбои две кампании, развернутые по всей стране: борьба с пьянством и алкоголизмом и борьба с нетрудовыми доходами. Определив, что это зло губительно действует на обстановку в стране, на социально-психологическое состояние общества, встретив на первых порах значительную поддержку населения, политическое руководство не учло, что бюрократический стиль проведения в жизнь намеченных мероприятий может привести к побочным последствиям, которые не улучшат обстановку. И действительно, резкое сокращение продажи спиртных напитков, повышение цен на них без насыщения рынка продукцией, на которую можно было бы потратить освободившиеся в семьях средства, привели к росту спекуляции спиртным, самогоноварения, «сахарному» буму. В борьбе же с нетрудовыми доходами оказался реально задет слой людей, выращивавших и продававших свою продукцию на рынках, в то время как воротилы «теневой экономики», связанные с коррумпированной частью аппарата, по-прежнему процветали.

В конце 80-х гг. большинство экономистов, хозяйственников, партийных руководителей признали необходимость широкого развития рыночных отношений. I Съезд народных депутатов СССР постановил начать переход к новой модели экономического развития.

Экономическая реформа (в основу которой были положены разработки Абалкина, Заславской, Бунича и др.) предполагала:

  • сокращение государственного вмешательства в управление народным хозяйством;
  • расширение самостоятельности предприятий, хозрасчет, самофинансирование;
  • постепенное возрождение частного сектора;
  • отказ от монополии внешней торговли;
  • интеграция в мировой рынок;
  • расширение форм хозяйствования на селе.

О целесообразности развития рыночной экономики, конкуренции и предпринимательстве говорилось в решениях XXVIII съезда КПСС (июнь 1990 г.).

На рубеже 80–90-х гг. были разрешены индивидуальная трудовая деятельность и создание кооперативов по производству нескольких видов товаров. Широкими правами наделялись предприятия (Закон о государственном предприятии, 1987 г.). На центральные планирующие организации возлагались обязанности по определению контрольных цифр хозяйственного развития и размеров государственного заказа. Предприятия получили возможность продавать самостоятельно сверхплановую продукцию. Однако отсутствие в экономике рыночных механизмов создавало трудности на пути реализации этого положения.

Принятие Закона «Об общих началах предпринимательства в СССР» и постановления Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике» ( 1990 г.) должно было содействовать формированию экономических и правовых условий для развития частного предпринимательства. На это были направлены и реорганизация банковской системы, создание коммерческих и кооперативных банков. Расширилось привлечение в экономику иностранных инвестиций, создавались совместные с зарубежными фирмами предприятия.

Произошли изменения в организации сельскохозяйственного производства. Появились фермерские и частные крестьянские хозяйства. К концу 1990 г. в стране насчитывалось около 50 тыс. фермерских хозяйств, в которых производилось около 1% всей сельскохозяйственной продукции. Негосударственный сектор — в коллективах и частных формах — получал все большее распространение в экономике.

Несколько групп видных экономистов и хозяйственников разработали проекты программ, получившие название антикризисных. Эти программы представляли собой альтернативные планы перехода к рыночной экономике. Авторами одной из них — «Программа 500 дней» — была группа экономистов во главе с С.С. Шаталиным и Г.А. Явлинским. Программа предусматривала децентрализацию экономики, перевод предприятий на аренду и приватизацию. Намечались снятие государственного контроля за ценами и допущение регулируемой безработицы. Программа, по мнению ее составителей, позволила бы в течение пятисот дней вывести страну из экономического кризиса. Однако для реализации был выбран более умеренный план, разработка которого велась под руководством директора Института экономики АН СССР Л.И. Абалкина. Участие в работе этой комиссии принимал глава правительства Н.И. Рыжков. Программа Н. И. Рыжкова — Л.И. Абалкина предполагала сохранение на более длительный срок государственного сектора в экономике, а также контроль со стороны государства над складывающимся частным сектором.

Реформирование экономики не было доведено до логического конца и имело значительные социально-экономические издержки. С 1988 г. намечается общее сокращение производства в сельском хозяйстве, с 1990 г. — в промышленности. Уменьшились реальные доходы большинства населения. Оставались нерешенными многие социальные проблемы, в том числе жилищная, продовольственная, экологическая. Нехватка продуктов питания привела к их нормированному распределению, а усиление инфляционных процессов и дефицит бюджета — к первым массовым забастовкам рабочих.

Таким образом, реформирование экономики в период перестройки не привело к значительным позитивным результатам. Сказалось сильное влияние старых, традиционных отношений системы социализма, а также непоследовательность и осторожность в действиях реформаторов.


Сейчас читают про: