double arrow

Место и роль конфликтов в политике

Идея внутренней противоречивости, конфликтности политики утвердилась в науке с XIX в. А. Токвиль, К. Маркс, Г. Зиммель, а впоследствии К. Боулдинг, Л. Козер, А. Бентли и другие теоретики рассматривали конфликт как ведущий источ­ник политики, лежащий в основе происходящих в ней измене­ний и определяющий тем самым границы и характер существова­ния данной сферы общественной жизни.

Правда, в политической науке существует и противополож­ная точка зрения. Э. Дюркгейм, М. Бебер, Д. Дьюи и ряд других ученых исходят из вторичности конфликта для понимания сущ­ности политики и его подчиненности базовым общественным ценностям, объединяющим население и интегрирующим социум и политическую систему. С их точки зрения, единство идеалов и социокультурных ценностей позволяет разрешать существующие конфликты и обеспечивать стабильность режима правления. В связи с этим многие конфликты рассматривались ими как анома­лии политического процесса, а политика, в свою очередь, наде­лялась целями поддержания «социальной солидарности» (Э. Дюрк­гейм) или оказания «педагогического воздействия» на общество (Д. Дьюи) для воспрепятствования конфликтам.

Очевидно, что представления подобного рода, уверенность в способности человека воспрепятствовать противоречиям и кри­зисам политического развития могут быть соотнесены только с реальностью отдельных государств, обладающих прочными традициями длительного существования власти на основе единых для общества политических идеалов. Впрочем, и здесь эти пред­ставления вряд ли отражают достоверную картину. Ибо полити­ческие ценности по-разному усваиваются различными поколе­ниями, не всегда органично вписываются в реальную политичес­кую динамику и потому неизбежно сопровождаются конфликта­ми, ряд из которых ставит под сомнение универсальность привыч­ных для общества политических идеалов. Более того, даже инсти­туты власти, сформированные на базе единых ценностей, не всегда их отстаивают и укрепляют. Как справедливо отмечал С. Липсет, политические институты демократии могут быть использованы не только как орудия достижения консенсуса, но и как средства нагнетания напряженности и нарастания конфликтов.

В действительности реальное политическое сообщество людей всегда формируется через их взаимодействие, предполагая как со­трудничество, так и соревновательность. В целом политический конфликт и представляет собой не что иное, какразновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распределение властных полномочий или ресурсов. Конфликт — один из возмож­ных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего не­удовлетворенность людей своим положением, различия во взгля­дах и иные формы несовпадения позиций, чаще всего именно конфликт лежит в основе поведения групп и индивидов, транс­формации властных структур, развития политических процессов.

Важно также и то, что конфликты, означая соперничество тех или иных субъектов (институтов) с одними силами, как правило, выражают их сотрудничество с другими, стимулируя формирова­ние политических коалиций, союзов, соглашений. Тем самым политические конфликты предполагают четкое формулирование позиций участвующих в политической игре сил, что благоприят­но воздействует на рационализацию и структуризацию всего по­литического процесса.

Конфликты, сигнализируя обществу и властям о существую­щих разногласиях, противоречиях, несовпадении позиций граж­дан, стимулируют действия, способные поставить ситуацию под контроль, преодолеть возникшие возбуждения в политическом процессе. Поэтому дестабилизация власти и дезинтеграция об­щества возникают не потому, что возникают конфликты, а из-за неумения урегулировать политические противоречия, а то и про­сто элементарного игнорирования этих коллизий. Как справед­ливо считает немецкий ученый Р. Дарендорф, человеческая свобода и свобода политического выбора в частности «существует лишь в мире регулируемого конфликта». Поэтому только непрерывное выявление и урегулирование конфликтов может считаться услови­ем стабильного и поступательного развития общества. (Конфликтологи подметили: если энергия людей распылена на решение мно­жества властно значимых задач, а не концентрируется на каком-либо одном конфликте, такие социальные и политические систе­мы, как правило, сохраняют больше возможностей поддерживать стабильность своего развития. Л. Козер полагал: неоднородные внутренние конфликты, налагаясь друг на друга, способны пред­отвратить глобальный раскол общества, чреватый для последнего полной утратой жизнестойкости.)

Таким образом, можно утверждать, что только отдельные раз­новидности политических конфликтов носят действительно раз­рушительный для общества характер. В основном же (и прежде всего в странах с гибкой, развитой системой социального пред­ставительства) выявление и урегулирование конфликтов дает воз­можность эффективно поддерживать целостность политической системы, сохранять приоритет центростремительных тенденций над центробежными.

Как подчеркивал Р. Дарендорф, позитивная роль конфликтов особенно заметна в современную эпоху, поскольку непримиримые конфликты (в частности раннеклассовые противоречия между бур­жуазией и пролетариатом, о которых писал К. Маркс) относятся к политическому контексту XIX в. Нынешнее же столетие не только исчерпало условия, в которых собственность превратилась бы в пред­мет непримиримых противоречий между людьми, но и вооружило последних могучими средствами обуздания агрессивных политичес­ких сил. И подлинными знамениями нашего времени становятся гуманизация, постепенный переход приоритетов от групповых к индивидуальным ценностям, увеличивающие предпосылки для со­гласования и примирения позиций конфликтующих сторон.


Сейчас читают про: