double arrow

Консерватизм и неоконсерватизм

Консерватизм как политическая идео­логия являет собой не только систему охранительного сознания, предпочи­тающую прежнюю систему правления (независимо от ее целей и содержания) новой, но и весьма определенные ориентиры и прин­ципы политического участия, отношения к государству, социаль­ному порядку и т.д. Предпосылкой возникновения этих базовых представлений стали «успехи» либерализма после Великой Фран­цузской революции 1789 г. Потрясенные попытками радикально­го политического переустройства, духовные отцы этого направ­ления — Ж. де Местор, Л. де Бональд и особенно Э. Берк — пытались утвердить мысль о противоестественности сознатель­ного преобразования социальных порядков. Их система воззре­ний базировалась на приоритете преемственности перед иннова­циями, на признании незыблемости естественным образом сло­жившегося порядка вещей, предустановленной свыше иерархич­ности человеческого сообщества, а стало быть, и привилегией известных слоев населения, а также соответствующих моральных принципов, лежащих в основе семьи, религии и собственности. По их мнению, сохранение прошлого способно снять все напря­жение настоящего и потому должно рассматриваться как мораль­ный долг по отношению к будущим поколениям. Понятно, что такие принципы отрицали оптимизм либеральной идеологии от­носительно общественного прогресса, тот дух индивидуальной свободы, который, с точки зрения консерваторов, разрушал це­лостность человеческого сообщества.

На основе этих фундаментальных подходов сформировались и окрепли характерные для консервативной идеологии политичес­кие ориентиры, в частности отношение к конституции как к про­явлению высших принципов (которые не могут произвольно изме­няться человеком), воплощающих неписаное божественное право, убежденность в необходимости правления закона и обязательности моральных оснований в деятельности независимого суда, понима­ние гражданского законопослушания как формы индивидуальной свободы и т.д. И это заставляло консерваторов сомневаться в цен­ностях эгалитаризма, препятствовало отождествлению демократии со свободой и эффективным управлением обществом.

Правда, защищая ценности и институты индустриального об­щества, консерватизм, как и либерализм, стал противиться госу­дарственному вмешательству в экономику, способному затормо­зить развитие свободного рынка, конкуренции, а следовательно, и нарушить привилегии представителей крупного капитала.

Эти основополагающие идеи и принципы, однако, заметно модифицировались в процессе общественного прогресса. Так, кризисное развитие индустриальных держав в начале XX в. спро­воцировало появление различного рода реакционных консерва­тивных течений: антисемитизма, расизма, иррационализма, на­ционализма и др., которые выказали полное неприятие демокра­тии и стали проповедовать социальную и национальную дискри­минацию. Здесь проявился в целом нехарактерный для консерва­тизма — уверенного в способности политики смягчать социаль­ную напряженность — радикализм, стремление к силовым спо­собам разрешения конфликтов.

В послевоенный период, когда консерватизм вынужден был обратиться к более тонкой и сложной апологетике капиталисти­ческого образа жизни, возникли новые формы этой идеологии. Так, попытки обосновать «третий» (в отличие от предлагаемых либерализмом и социализмом) путь общественного развития, на­ряду с традиционными течениями, вызвали к жизни разнообраз­ные национальные формы консерватизма, а также технократи­ческий (А. Гелен, X. Шельски, Г. Фрейер), христианско-католи­ческий, «реформаторский» консерватизм и другие типы этой идео­логии. Значительно мягче относясь и к государственному регули­рованию производства, и к участию населения в управлении, эти идейные течения решительно ставили вопрос об укреплении за­конности, государственной дисциплины и порядка, не признава­ли инициированных реформ. Консерваторы, в стремлении с соб­ственных позиций пересмотреть идею демократии, предлагали даже дополнить выборность народных представителей выдвиже­нием в органы управления наиболее «достойных» (с точки зрения властей) граждан.

Последние десятилетия обозначили явное стремление консер­ватизма, с одной стороны, к иррациональным идеям реакцион­ного толка (например «новые правые» во Франции), а с другой — к большей склонности к либеральным ценностям. Второе направ­ление эволюции консервативных идей наиболее ярко проявилось внеоконсерватизме — идеологическом течении, сформировавшем­ся в качестве своеобразного ответа на экономический кризис 1973—1974 гг., массовые молодежные движения протеста в За­падной Европе и расширение влияния кейнсианских идей.

В целом неоконсерватизм весьма удачно приспособил тради­ционные ценности консервативного толка к реалиям позднеиндустриального (постиндустриального) этапа развития общества. Многообразие стилей жизни и усиление всесторонней зависи­мости человека от технической среды, ускоренный темп жизни и нарушение духовного и экологического равновесия — все это породило серьезный ориентационный кризис в общественном мнении западных стран, поставило под сомнение многие пер­вичные ценности европейской цивилизации. В этих условиях неоконсерватизм и предложил обществу духовные приоритеты семьи и религии, социальной стабильности, базирующейся на моральной взаимоответственности гражданина и государства и их взаимопомощи, уважении права и недоверии к чрезмерной демократизации, крепком государственном порядке и стабиль­ности. Сохраняя внешнюю приверженность рыночному хозяйст­вованию, привилегированности отдельных страт и слоев, эти ори­ентиры были четко направлены на сохранение в обществе и граж­данином чисто человеческих качеств, универсальных нравствен­ных законов, без которых никакое экономическое и техническое развитие общества не заполнит образовавшегося в людских ду­шах духовного вакуума.

Основная ответственность за сохранение в этих условиях че­ловеческого начала возлагалась на самого индивида, который должен прежде всего рассчитывать на собственные силы и ло­кальную солидарность сограждан. Такая позиция должна была поддерживать в нем жизнестойкость и инициативу и одновре­менно препятствовать превращению государства в «дойную ко­рову», развращающую человека своей помощью. Эта модель от­личалась от либеральной, сориентированной на предоставленно­го самому себе индивида, которому надлежит самостоятельно отыскивать смысл бытия, «договариваться» с государством и т.д. Государство неоконсерваторов должно было основываться на моральных принципах и сохранении целостности общества, обес­печивать необходимые индивиду жизненные условия на основе законности и правопорядка, предоставляя возможность образо­вывать политические ассоциации, развивая институты граждан­ского общества, сохраняя сбалансированность отношений об­щества с природой и т.д. И хотя предпочтительным политичес­ким устройством для такой модели взаимоотношений граждани­на и государства становилась демократия, все же основные уси­лия теоретики неоконсерватизма (Д. Белл, 3. Бжезинский, Н. Кристолл и др.) тратили на разработку программ, преодолевающих дефицит управляемости обществом (из-за чрезмерного вовлечения в политику населения), защищающих государство от социаль­ных «перегрузок», модернизирующих механизмы защиты элитизма, совершенствующих средства урегулирования конфликтов и проч. При этом в американских версиях неоконсерватизма акценты, как правило, делались на определении путей эволюции государствен­ности и организации власти, в то время как в западноевропейских течениях предпочтение отдавалось сохранению социокультурной среды, усовершенствованию нравственных традиций общества и стимулированию социальной активности индивида.

Конечно, предлагаемые неоконсерватизмом программы эко­номического роста и сохранения политической стабильности (предполагавшие разрешение проблем, вызванных ростом благо­состояния, новое понимание роли планирования, регулирования уровня занятости и т.д.) не могли решить многие вопросы общест­венного развития государств, втягивавшихся в постиндустриаль­ный период эволюции (например инфляции, обнищания населе­ния). Однако по сравнению с его способностью дать человеку от­носительно целостную картину мира, отвечающую его основным нуждам и запросам, все эти частности отходили на второй план. Главное, что неоконсерватизм, согласовав рациональное отно­шение к действительности с моральными принципами, дал лю­дям ясную формулу взаимоотношений между социально ответст­венным индивидом и политически стабильным государством.

Неоконсерватизм обнажил те черты консервативной идеоло­гии и образа мысли, которые сегодня оказались способными за­щитить человека на новом технологическом витке индустриаль­ной системы, определить приоритеты индивидуальной и общест­венной программ жизнедеятельности, очертить облик политики, способной вывести общество из кризиса. Более того, на такой идейной основе неоконсерватизм синтезировал многие гуманис­тические представления не только либерализма, но и социализ­ма, а также ряда других учений. И хотя неоконсервативной идео­логии придерживаются только некоторые крупные политические партии в западных странах (республиканская в США, либераль­но-консервативная в Японии, консервативная в Англии), круг приверженцев этой идейной ориентации все больше расширяет­ся во всем мире.


Сейчас читают про: