double arrow

Социализм

Идеи социализма известны в мире с древнейших времен, однако теорети­ческое обоснование и идеологическое оформление они получили только в XIX в. Большое значение для их концептуализации име­ли эгалитаристские идеи французского мыслителя Ж.Ж. Руссо и воззрения его соотечественника Ф. Бабёфа о классовой принад­лежности граждан и необходимости насильственной борьбы за общественное переустройство.

В целом социализм недооценивает, а то и вовсе отрицает, зна­чение экономической свободы индивидов, конкуренции и неоди­накового вознаграждения за труд как предпосылок роста матери­ального благосостояния человека и общества. В качестве заменя­ющих их механизмов рассматриваются нетрудовое перераспреде­ление доходов, политическое регулирование экономических и социальных процессов, сознательное установление государством норм и принципов социального равенства (неравенства) и спра­ведливости. Иначе говоря, главными прерогативами в социалис­тической доктрине обладает государство, а не индивид, созна­тельное регулирование, а не эволюционные социальные процес­сы, политика, а не экономика.

Первые попытки очертить идеал этого общественного устрой­ства предпринимались мыслителями Нового времени Т. Мором и Т. Кампанеллой, а в конце XVIII — начале XIX в. т.н. утопичес­кими социалистами Сен-Симоном, Фурье и Оуэном. В середине XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс дали теоретическое обоснование социализма, связав его осуществление с процессом историческо­го становления более отдаленного общества «всеобщего изоби­лия» — коммунизма. В. И. Ленин, пытаясь соединить эти идеи с рабочим движением в России и разработав учение об этапах со­циалистической революции, о сломе «буржуазной государствен­ной машины», «диктатуре пролетариата» и т.д., рассматривал со­циализм как непосредственную политическую цель деятельности партии «нового типа».

Однако, пытаясь обосновать, почему революции происходят в менее, а не в более развитых капиталистических странах, стремясь создать новое общество в соответствии с марксистской доктриной, Ленин и его соратники стали проводниками фундаменталистского течения в «научном социализме». В то же время ряд немецких тео­ретиков (К. Каутский, А. Бебель, Э. Бернштейн), позитивно трак­туя роль государства (демократической республики) в обществен­ных преобразованиях и утверждая приоритет мирных, эволюцион­ных средств достижения целей, стали основоположниками теоре­тического ревизионизма в «научном» обосновании социализма, положив начало социал-демократической идеологии.

Теоретическое противоборство марксистско-ленинской и со­циал-демократической идеологий на протяжении всего XX сто­летия породило ряд существенных различий в попытках реализа­ции принципов «социально справедливого общества».

Так, ленинский фундаментализм послужил основой для воз­никновения сталинского режима, теоретики которого, выдвинув идею об усилении классовой борьбы по мере социалистического строительства, создали идейную основу для обеспечения общест­венных преобразований (обобществления производства, индустри­ализации народного хозяйства, коллективизации села и т.д.) сред­ствами террора и геноцида гражданского населения.

Стремление укрепить социалистический строй без присутст­вия иностранных войск (как это случилось в Восточной Европе) в бывшей Югославии породило т.н. титоизм (И. Тито — гене­ральный секретарь компартии, а впоследствии Президент Юго­славской Республики). Эту версию социализма отличали установки на мирное сосуществование с капиталистическими государства­ми, признание внутренних конфликтов и противоречий социа­листического строительства, необходимости ведения борьбы с главным внутренним врагом — бюрократией, стремление устано­вить рыночные отношения и ограничить роль коммунистической партии.

Попытка реализовать идеи социализма в послевоенном Китае породила еще одну прикладную разновидность социализма — маоизм (по имени генерального секретаря КПК Мао Цзедуна). Отрицая священные для марксистов «общие закономерности» социалистического строительства, Мао тем не менее взял за ос­нову сталинскую идею о необходимости борьбы с внешними и внутренними врагами, раскрасив ее теорией «партизанской борь­бы» (сделавшей маоизм весьма популярным в ряде стран Индо­китая, Африки и Латинской Америки). При этом главной исто­рической силой движения к социализму стало крестьянство, при­званное «перевоспитывать» интеллигенцию и другие слои насе­ления в революционном духе. Понятно, что эти пути продвиже­ния к «светлому будущему» были оплачены массовыми жертвами китайского населения (особенно во времена «культурной рево­люции»).

Но XX век продемонстрировал не только непрекращающиеся попытки практического воплощения ортодоксальных версий соци­ализма. Характерной и весьма показательной чертой нынешнего столетия были настойчивые стремления многих мыслителей мо­дернизировать и теоретическую основу социалистической идео­логии. Так, австро-марксисты М. Адлер и О. Бауэр пытались со­здать «интегративную» концепцию социализма, объединяющую идеи коммунизма и социал-демократии; А. Шафф и Г. Петрович обосновывали доктрину «гуманистического» марксизма; разраба­тывались теории «экологического» и «христианского» социализма и т.д. Однако при всей привлекательности идей социальной справедливости расхождение предписаний теории социализма с реальными тенденциями мирового развития в XX в., а самое глав­ное, их явная склонность к силовым средствам управления, не­разрывная связь с имиджем тоталитарных режимов Сталина, Кастро, Чаушеску значительно ослабили политическое влияние этой идеологии в современном мире.

Наибольшее влияние на общественное сознание в XX в. (в основном в европейских странах) оказаласоциал-демократичес­кая идеология, всегда отстаивающая приоритеты социального и межгосударственного мира и связывающая идеалы справедливо­го общественного устройства с принципами свободы и солидар­ности. Представления о постепенном реформировании буржу­азного общества неразрывно соотносились в ее доктрине с отказом от классовой борьбы, принципами народовластия, со­циальной защищенности тружеников и поощрением рабочего самоуправления. Проповедуемая социал-демократией концеп­ция «социального партнерства» (заменившая и усовершенст­вовавшая концепцию классовой борьбы) в условиях стабильного политического развития стала весьма привлекательной програм­мой политического движения. Однако неосуществленность выдвигавшихся ими моделей «демократического социализма», трудности, связанные с реализацией «государства всеобщего бла­годенствия», смена общественного строя в большинстве стран «реального социализма» и др. негативно сказались на влиянии социал-демократии в мире.


Сейчас читают про: