double arrow

Этап окончания конфликта


Это наиболее сложная фаза, ибо от результата окончания спорных отно­шений зависит заново складывающийся баланс политических сил.

Обычно в конфликтологии рассматривают два основных вари­анта окончания конфликта — достижение примирения сторон либо их непримиримость (т.е. создание тупиковой ситуации, не­разрешимости конфликта). Между этими полюсами пролегает целый ряд вариантов эволюции конфликта, отражающих его рутинизацию (сохранение прежней интенсивности), снижение или, напротив, нарастание взаимооппозиционности сторон. Конфликт может оказаться и неразрешимым, тогда создается положение, которое ведет не к его окончанию, а как бы к «круговому движе­нию». Это требует от субъекта управления конфликтом пересмот­ра и повторения своих действий и операций, соответствующих двум первым этапам конфликтного взаимодействия. Иными словами, такая ситуация предполагает совершенствование или поиск новой стратегии и тактики контролирования, управления конфликтом.

Примирение же участвующих в конфликте сторон, как уже го­ворилось, может носить характер полного или частичного урегу­лирования (т.е. изменения поведения одной или нескольких сто­рон конфликта без исчерпания предмета спорных отношений) либо разрешения конфликта (уничтожающего сам повод для такого вза­имодействия сторон). При этом нельзя сбрасывать со счетов и то, что конфликт может разрешиться сам по себе, без попыток его сознательного регулирования (например из-за утраты актуальнос­ти предмета спора, усталости политических субъектов, истощения ресурсов и проч.).

Для достижения примирения субъекту управления конфлик­том необходимо найти средства, способные обеспечить такое раз­витие событий. Уже упоминавшийся Ж. Фаве считает, что добиваться примирения необходимо через соглашение, компромисс, под­чинение, уступку и разрыв (с прошлым). Среди принципов урегули­рования, о которых говорит Е. Нордлинжер, можно отметить созда­ние стабильной коалиции сил, соблюдение пропорциональности усилий, обеспечение взаимного права вето. Р. Даль (исключая тупи­ковый путь развития событий) предпочитает говорить о принуди­тельных и мирных средствах примирения сторон.

Учитывая наиболее типичные средства, можно выделить два наиболее общих пути примирения сторон:

1. Мирное урегулирование конфликта в результате: достиже­ния компромисса на основе сохранения исходных позиций; со­глашения, основанного на взаимных уступках; истощения ресур­сов одной или нескольких сторон, что делает невозможным про­должение соперничества; обретенного в ходе спора взаимоуваже­ния сторон, понимания прав и интересов соперника.

Чаще всего этот путь примирения связан не с односторонним навязыванием воли, а с обоюдной активностью конфликтующих сторон. Так, в Совете Безопасности ООН принцип единогласия предполагает учет позиций каждого из его членов;

2. Примирение на основе принуждения или, другими слова­ми, использования «командного стиля» (П. Шаран) взаимоотно­шений, позволяющего одной из сторон игнорировать аргументы соперника. В основе этого навязываемого одной из сторон (или третьей силой всем сторонам) характера взаимодействия может лежать:

— явное превосходство (сохраненных, приобретенных) сил и ресурсов с одной стороны и их дефицит с другой;

— изоляция одной стороны конфликта, понижение ее статуса, а также другие состояния, свидетельствующие об ослаблении ее позиций, о поражении, нанесенном ей в соответствии с правила­ми игры;

— уничтожение, «тотальное истребление противника» (X. Шпейер), в результате чего мир устанавливается в отсутствие врага.

Ориентация субъекта управления на те или иные средства при­мирения сторон должна корректироваться и спецификой полити­ческих процессов, в которых протекают конфликты. Например, ограниченность во времени и периодичность возобновления изби­рательных кампаний заставляет многие партии, стремящиеся ис­пользовать выборы для реального проникновения в сферу приня­тия государственных решений, образовывать различные коалиции, идти на компромиссы даже со своими политическими оппонента­ми. В этом смысле компромисс выступает более предпочтитель­ной целью стратегии, нежели конфронтация.

В условиях же радикального преобразования общества, выбора качественно новых путей будущего развития ориентация исклю­чительно на согласительные методы взаимодействия со своими соперниками вряд ли приведет к устранению напряженности и примирению идейных позиций. В этих случаях целесообразно применять более изощренную тактику поведения, включающую методы как мирного, так и принудительного примирения сторон.

Таким образом, выбираемые субъектом управления средства урегулирования конфликтов должны непременно соответствовать культурно-историческим, цивилизационным особенностям поли­тического развития страны (региона, субъекта), учитывать времен­ные обстоятельства ведения спора, коррелироваться с психичес­кими чертами действующих лиц.

Наиболее распространенным средством достижения примире­ния сторон в технологиях управления конфликтом являются пере­говоры. В процессе переговоров (нередко длительном) стороны об­мениваются мнениями, что неизбежно снижает остроту конфликта, помогает понять аргументы оппонента и, следовательно, более аде­кватно оценить истинное соотношение сил, условия примирения. Переговоры дают возможность уравнять уступки, спокойно рассмот­реть альтернативные ситуации, продемонстрировать открытость по­зиций, ослабить эффективность «нечестных трюков» соперника. Именно в этих условиях легче найти т.н. срединную точку конфлик­та, обозначающую суть взаимных претензий.

Переговорный процесс основан на специальной технологии «торга», т.е. использовании специфических приемов, позволяю­щих сохранить исходные позиции или достичь преимуществ, до­биться взаимопонимания оппонентов или завести их в тупиковое русло, обеспечить односторонние преимущества или взаимное удов­летворение сторон.

Американские специалисты М. Дейч и С. Шикман считают, что эффективность переговоров, а равно и взаимное удовлетворение сто­рон, повышаются, если последовательно отделять существующие проблемы от субъективной заинтересованности участвующих в спо­ре людей; фокусировать внимание не на принципах, а на реальных противоречиях; вырабатывать несколько возможных вариантов ре­шений; учитывать по преимуществу объективные критерии соотно­шения сил, а не партийные или идеологические позиции. Обеща­ние уступок, внимательность к партнеру значительно увеличива­ют шансы прийти к соглашению. Угрозы же, давление на оппонента с позиций силы такую возможность снижают, нередко пере­водя переговорный процесс в «замороженное» состояние.

По окончании конфликта важно так представить результаты переговоров (компромиссов, соглашений, силового давления), что­бы массы восприняли их адекватно, не посчитав, к примеру, это унизительным миром, проигрышем и проч. Таким образом будут исключены реакции, которые могли бы поставить под вопрос при­нятые решения.

В этом смысле особую роль играет умение субъекта управле­ния конфликтом использовать типичные для общественного со­знания политические символы, стереотипы, стандарты мышления, олицетворяющие победу, поражение или другие оценки, стимули­рующие массовую активность людей. (Например, в военных дей­ствиях неудачу чаще всего символизирует падение столицы или пленение лидера.)

Только найдя нужный образ, символ примирения и соответст­вующую тональность диалога с согражданами, можно обеспечить сохранение результатов переговоров и воспрепятствовать обостре­нию постконфликтных отношений.

Из сказанного видно, что способность властей, а равно и всех иных политических субъектов, решать насущные задачи на каж­дом из этапов протекания конфликтов дает им дополнительные возможности для эффективной реализации своих целей и интере­сов в политическом процессе.


Сейчас читают про: