double arrow

Пределы судебного разбирательства

В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях и т.д.

Равенство прав сторон.

Равенство прав сторон в судебном заседании есть их формальное равноправие.Однако для того, чтобы в судопроизводстве соблюдалась реальная состязательность, необходимо не формальное равноправие, а равенство возможностей сторон по реализации своих интересов. Формальное равноправие достаточно для создания условий справедливого противоборства только тогда, когда стороны не только юридически, но и фактически равны между собой. Если изначально силы сторон различны, их следует снабдить и неодинаковыми по своему объему и содержанию правами, которые в этом случае уравновешивают суммарные позиции сторон. Поэтому в публично-состязательном производстве, где спорят фактически неравносильные субъекты – государство и личность, - на стороне последней находятся так называемые преимущества защиты, главным из которых является презумпция невиновности.

Суд обязан создавать обеим сторонам равные условия для отстаивания ими своих процессуальных позиций. При этом, чтобы не дать одной стороне «застать врасплох» другую сторонуи одержать легкую победу, суд вправе проявлять определеннуюсубсидиарную (вспомогательную) активность в выяснении истины по делу, в том числе и проводить следственные действия.Такая субсидиарная активность нацелена на восстановление равновесия или фактического равенства сторон. В подавляющем большинстве случаев в подобном невыгодном положении рискует оказаться сторона защиты, в то время, как у государственного обвинителя возможности для собирания опровергающих доказательств сохраняются почти всегда. Потребность в субсидиарной активности суда может возникнуть в том случае, когда выяснение существенных для дела фактов в пользу обвиняемого поставлено под угрозу из-за очевидной некомпетентности или недобросовестности защитника, либо когда потерпевший, ввиду недостатка средств не пригласивший адвоката, не умеет распорядиться своими правами, и т.д. Наконец, следственные действия по почину суда уместны для проверки появившихся данных о процессуальных нарушениях в целях решения вопроса о допустимости представленных сторонами доказательств защиты прав лиц, участвующих в процессе. Инициатива суда уместна и тогда, когда закон предусматривает обязательное проведение каких-либо следственных действий (например, проведение судебно-психиатрической экспертизы при возникновении обоснованных сомнений во вменяемости обвиняемого), но ни от одной из сторон не поступает ходатайства об их проведении. Мало того, суд может возвратить дело прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом, если в ходе досудебного производства были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве.

Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого, т.е. лица, в отношении которого на предварительном расследовании было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Использование в законе термина «обвиняемый», а не «подсудимый» не случайно – законодатель тем самым подчеркнул, что проведение судебного разбирательства правомерно в отношении лишь тех лиц, которые имели возможность в полном объеме воспользоваться процессуальными гарантиями права на защиту, предоставленными на досудебном производстве обвиняемому. Другими словами, пределы судебного разбирательства ограничены кругом тех лиц, которые фигурировали в качестве обвиняемых в обвинительном заключении или обвинительном акте.

Судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению, т.е. обвинению, предъявленному лицу на предварительном расследованиив форме постановления о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительного акта, а в случае предварительного следствия – и в воде обвинительного заключения. Вместе с тем государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора или сам судья по собственной инициативе вправе изменить обвинение в сторону смягчения, но ни в коем случае не ухудшения. Не должно быть допущено и нарушения права обвиняемого на защиту. Такое нарушение, кстати, возможно даже при изменении обвинения в сторону смягчения,если новое обвинение существенно отличается от ранее предъявленного по фактическим обстоятельствам. Переход к такому новому обвинению в судебном разбирательстве лишает обвиняемого возможности и времени на то, чтобы всесторонне обдумать измененное обвинение, избрать оптимальную позицию защиты и т.д. Это правило о недопустимости поворота обвинения к худшему является одной из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту.


Сейчас читают про: