double arrow

Российские суды до Судебно-правовой реформы 1864 г

1

Начало оформления судов как государственных органов связано с реформами, проводимыми Петром I с использованием соответствующего опыта западноевропейских государств. В 1718 г. им были сделаны определенные, но весьма непоследовательные попытки отделить судебную власть от власти исполнительной - запрещение воеводам и губернаторам вмешиваться в судебные дела. Однако уже в 1722 г. это решение было отменено.

Большое значение в развитии судебной системы России во второй половине XVIII в. сыграл нормативный акт от 7 ноября 1775 г. «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи», разработанный с непосредственным участием императрицы Екатерины II. Данным актом была создана система местных судов: общесословных (палаты уголовного и гражданского суда); специального назначения (совестной и надворный суды); а также сословных (губернские и уездные суды).

В уездах действовали сословные суды первой инстанции, уездный суд - для дворян, городской магистрат или ратуша - для горожан, нижняя расправа - для крестьян, не находившихся в собственности помещиков.

Сословные суды в губерниях рассматривали в апелляционном порядке уголовные и гражданские дела: дворян - верхний земский суд, горожан - губернский магистрат, а также государственных, экономических, дворцовых крестьян, крестьян-однодворцев - верхняя расправа.

Совестной суд несколько разгружал губернские судебные органы. Основанная цель совестного суда состояла в том, чтобы достичь примирения сторон: в случае несогласия на примирение дело передавалось в обычные суды.

Особое место занимали созданные в столицах верхние и нижние надворные суды, рассматривавшие дела чиновников и разночинцев.

Губернские палаты уголовного и гражданского суда являлись апелляционными инстанциями.

Кроме того, губернские судебные палаты могли по собственной инициативе пересматривать решения нижестоящих судов. По некоторым делам палаты являлись судом первой инстанции.

Высшей судебной инстанцией был Сенат (в т.ч. первой инстанцией по делам крупных чиновников), но в случае возникновения разногласий в Сенате дело рассматривалось в Государственном совете (высшем законосовещательном органе Российской империи). Для духовенства высшим судебным органом являлся Синод.

По указам 1762 и 1764 годов срок обжалования приговора устанавливался в одну неделю, после чего суд направлял дело в вышестоящую апелляционную инстанцию. Для подачи апелляционной жалобы высшая инстанция должна была составить по материалам дела доклад, подписывавшийся сторонами. Пересмотр в апелляционном порядке допускался лишь в отношении гражданских дел и тех уголовных, которые могли быть возбуждены только по жалобам пострадавших. Прочие уголовные дела могли пересматриваться по инициативе суда вышестоящей инстанции, т.е. в ревизионном порядке. Для жалоб лиц непривилегированных сословий создавались законодательные препятствия, например, если Сенат признавал жалобу неосновательной, то жалобщик подвергался дополнительным наказаниям - заключению в тюрьму или шестидесяти ударам розгами.

Суд не был отделен от администрации. Практически до 1864 г. сохранялась прямая или косвенная зависимость судов от императора и исполнительных органов. Император назначал и смещал судей, обладал правом помилования, утверждал составы некоторых судов и т.д. Губернаторы имели право проведения ревизий и дисциплинарных взысканий по отношению к уездным судам, магистратам и надворным судам. Приговоры губернских судебных палат по уголовным делам утверждались губернаторами. В дела судов беспрепятственно вмешивались чиновники третьего отделения. Даже судьи помимо выполнения судебных функций нередко занимали и административные должности. Уездный суд был не только первой инстанцией для мелких уголовных и гражданских дел, но занимался и абсолютно несудебными делами: хранением межевых книг и планов, проведением ревизий уездного казначейства, его крепостное отделение оформляло акты и документы, вместе с полицией суд «вводил в имение» его законного владельца.

Предварительное расследование и даже принятие решений по существу по делам о малозначительных преступлениях возлагалось на полицию, действовавшую под непосредственным контролем губернаторов. В уголовном процессе господствовала инквизиционная форма расследования.

Института профессиональной адвокатуры не существовало. Соответствующие функции выполняли так называемые ходатаи по делам, которыми нередко являлись изгнанные со службы государственные чиновники.

Пожалуй, наиболее существенным недостатком дореформенных судов была их сословность. Практически для каждой социальной прослойки имелись собственные суды. К концу XVIII века сформировались суды отдельно для крестьян крепостных и государственных, для торговцев и ремесленников, для дворян, живших в сельской местности и в городах, для военных и чиновников, для низших чинов и офицеров. Дворяне, жившие в сельской местности, судились в уездных и верхних земских судах, мещане - в городских и губернских магистратах, государственные крестьяне - в нижних и верхних расправах, чиновники и дворяне, постоянно проживавшие в городах, - в нижних и верхних надворных судах. В губернских городах действовали также палаты уголовного суда и палаты гражданского суда. Высшей судебной инстанцией являлся Сенат, который для рассмотрения судебных дел имел два отделения в Москве и Санкт-Петербурге. Наряду с общегражданскими судами существовали и специализированные - военные, морские, коммерческие, духовные и др. Действовал принцип права-привилегии. Закон прямо указывал: «чем выше звание обвиняемого... тем менее должна быть строгость в содержании обвиняемого во время следствия и суда».

В конце XVIII - начале XIX века была предпринята попытка некоторого упрощения столь громоздкой структуры судебных учреждений. Сначала состоялось упразднение верхних и им подобных судов, а потом и отдельных нижестоящих судов. В целом же множественность судов сохранилась, а вместе с ней сохранились и особенности судопроизводства для каждого их вида.

Разбирательство дел в судах велось негласно и письменно по актам, составленным полицией, и канцелярской записке. Широко практиковалось рассмотрение дел, даже уголовных, без участия сторон, в том числе подсудимых и т.д., что способствовало практически ничем не ограниченному произволу чиновников, включая и самих судей. Применялась так называемая формальная оценка доказательства - все доказательства делились на совершенные и несовершенные. Например, свидетельским показаниям мужчин придавалось большее значение, чем показаниям женщин, свидетельства знатного имели приоритет перед показаниями незнатного, духовного перед светским и т.п. Не принимались во внимания показания «иноверцев» против православного. Лучшим доказательством виновности подсудимого, «царицей доказательств» считалось признание вины, добытое нередко в результате психического или физического принуждения. При этом для осуждения необходимы были только прямые доказательства, если же по делу имелась лишь совокупность косвенных доказательств (а так происходило и происходит в большинстве случаев), то подсудимый оставлялся судом «в подозрении» или «в сильном подозрении». В таком положении, под постоянной угрозой уголовной репрессии, человек мог находиться всю жизнь.

Бюрократический характер судопроизводства приводил к тому, что дела в судах часто рассматривались годами, накапливались горы нерассмотренных дел. Закон отводил на рассмотрение дела при обжаловании решения в вышестоящую инстанцию более трех лет. Исполнение судебных решений было возложено на полицию, однако она это делала неохотно и крайне медлительно.

В судах процветало взяточничество. Об этом красочно говорит тот факт, что даже министр юстиции граф В.Н. Панин вынужден был согласно обычаю дать через доверенное лицо взятку чиновнику гражданского отделения суда, где рассматривалось дело его дочери.

Допускалось внесудебное применение наказаний: крепостного крестьянина можно было по усмотрению помещика, санкционированному губернским правлением, направить в ссылку в Сибирь, его также могли подвергнуть без суда помещению в смирительный или работный дом, наказать розгами до 40 ударов и др. Полиция по большой категории дел имела право наказывать провинившегося без судебного решения арестом до 3 месяцев и поркой розгами до 30 ударов.

Сословность, отсутствие гласности, бесконечная волокита, административно-полицейский произвол, царившие в российских дореформенных судах были порождением кризиса феодально-крепостнических порядков в России в первой половине XIX века.

На фоне произошедших во многих других государствах буржуазно-демократических преобразований, в т.ч. в сфере судоустройства и судопроизводства, постепенно становилась очевидной необходимость коренной реформы российской судебной системы.

Подготовка к судебной реформе началась в 30-х годах XIX века. К ней были привлечены лучшие специалисты того времени. И первые шаги в этом направлении были сделаны еще до принятия судебных уставов 1864 г. Так, в мае 1860 г. был принят Закон о судебных следователях. В апреле 1862 г. была разработана концепция судебной реформы, получившая наименование «Основные положения преобразования судебной части в России». Опубликование этого документа и всестороннее его обсуждение способствовали более тщательной доработке проектов судебных уставов.

1

Сейчас читают про: