double arrow

Политика христианизации


Еще до завоевания Казани одной из основных задач походов в Среднее Поволжье провозглашалась беспощадная борьба с «неверными мусульманами». Многие идеологи православной церкви того времени призывали наказать «варваров» и «безбожных изменников», «крестить крепко» население ханства. И этой линии царизм придерживался постоянно. Уже в первые дни после захвата Казани была учинена кровавая расправа над мусульманским населением Казани, по приказу Ивана Грозного подверглись разрушению все мечети в городе. Сразу же стали закладываться первые церкви. Многие пленные казанцы были поставлены перед издевательским выбором: креститься или умереть. Были крещены и последний казанский хан Ядыгар-Мухаммад (Ядегэр-Мехэммэд), также оказавшийся в русском плену, и малолетний сын царицы Сююмбике – Утямыш-Гирей.

Какие цели преследовала политика христианизации в крае? Во-первых, царизм стремился создать дополнительные возможности для удержания в покорности населения бывшего Казанского ханства. Во-вторых, православная церковь, которая рассматривала мусульманскую религию как одного из своих злейших врагов, пыталась тем самым одержать над ней победу. Повсеместное крещение «отступников христовой веры» означало бы подтверждение истинности православия.




Проведение политики христианизации было поручено Казанской епархии. Этот орган церковного управления был создан в 1555 г. При его учреждении в состав Казанской епархии вошли Казанское и Свияжское воеводства, а затем – и территории бывшего Астраханского ханства. Управлялась епархия архиепископами, в последующем – митрополитами, епископами.

Первым архиепископом Казанской епархии был Гурий, который мог властвовать даже над воеводами. Он и стал одним из организаторов и руководителей широко развернутой христианизации нерусского населения края. Руководством в его миссионерской деятельности служила ^Наказная память» Ивана Грозного. Это была первая в российской истории инструкция по обращению в православие нерусских народов. Судя по ее содержанию, она отдавала предпочтение мерам ненасильственного крещения, ориентировала на использование миссионерами, служителями церкви льгот и привилегий для перешедших в православие. Вот что, например, наказывал Иван IV архиепископу Гурию: «А которые татаровя похотят креститься своей волей, а не от неволи, и ему тех велеть крестить, и лучших держать у себя в епископье и поучать всему христианскому закону, и покоить их как можно... А как новокрещены из-под наученья выйдут, и архиепископу их звать к себе кормить почасту, и поить их у себя за столом квасом, а после стола посылать их поить медом на загородской двор. А которые татаровя начнут к нему приходить челом ударять, и ему их велеть кормить и поить у себя на дворе квасом же, а медом их поить на загородском дворе. Кротостью с ними говорить и приводить к христианскому закону, и разговаривая с ними тихо с умилением, а жестокостью с ними не говорить».



Делать упор на добровольное обращение иноверцев в православие Ивана Грозного вынуждала не только неспокойная обстановка в крае (напомним, что в это время шла «Казанская война»). Царь принимал во внимание и внешнеполитические обстоятельства. Он не желал в случае жестокого обращения с мусульманами портить отношений с соседними мусульманскими странами – Турцией и Крымом. В 1570 и 1584 гг. Иван Грозный даже отправил специальные посольства в Турцию с заверениями о том, что он очень уважительно относится к исламу, и никогда не притеснял своих мусульманских подданных.

Но верховная власть России до этого времени не сталкивалась с проблемой массового крещения мусульманского населения. Ислам же в Среднем Поволжье имел давнюю традицию и глубокие корни, и его приверженцы в большинстве своем креститься не желали. Вот почему успехи политики христианизации во второй половине XVI в. были очень скромными.



Православная церковь больше занималась земельными приобретениями, чем обращением в православие нерусского населения края.

Вместе с тем в разных районах Казанского края, судя по источникам того времени, появились так называемые «новокрещены». Большинство перешедших в православие прельстилось полагавшимися за это земельными пожалованиями, определенными льготами. Льготы были более привлекательны и ощутимы для представителей феодальной верхушки, и они крестились быстрее. Такие лица сразу же приравнивались в правах к русскому служилому сословию. А, утратив прежнюю веру, многие из них утратили и свой язык, русифицировались, вливались в состав русского дворянства.

В начале 90-х гг. руководители церкви забили тревогу. В 1593 г. казанский митрополит Гермоген отправил царю Федору Иоанновичу подробный отчет о положении дел. Он сообщал, что новокрещены живут в одних селениях с некрещеными и очень легко отходят от христианства, не соблюдают христианских обрядов. В Татарской слободе Казани вновь начали строить мечети взамен разрушенных. В ответ последовал очень жесткий указ царя. Он повелел принять самые решительные меры для проведения христианизации: расселить новокрещен и некрещеных, жестоко наказывать за отход от христианства, заковывать в цепи, бить и заключать в тюрьмы, немедленно разрушить построенные мечети. Новокрещеные помещики должны были обращать в христианство служащих у них иноверцев, «а которые татаровя, и чуваша, и черемиса не крестятся, и они б их поотпускали или распродали». Отныне русские не имели права «жити и служити добровольно и в деньгах» у иноверцев, вступать с ними в брак.

Но этот грозный указ царя Федора, тем не менее остался лишь на бумаге. Конец XVI – начало XVII вв. оказались для России настолько бурными, что ни средств, ни времени на выполнение строгих предписаний просто не хватило. Борьба за трон, восстание И.И. Болотникова, появление самозванцев, польско-шведская интервенция – все это отвлекло внимание центральной российской власти. Снова вернуться к христианизации нерусского населения Среднего Поволжья она смогла по-настоящему только в середине XVII столетия.

Таким образом, со второй половины XVI в. началась колонизация края, которая сопровождалась христианизацией коренных народов Среднего Поволжья. На казанских землях создается значительная прослойка русских помещиков, православного духовенства, русского трудового населения. Опорой царского правительства здесь становились служилые татары. Политика христианизации не дала тех результатов, на которые она была рассчитана. Изменение социального и национального состава населения края подготавливало условия вовлечения его в российский исторический процесс. Одновременно размывались основы, на которых могла бы укрепиться идея восстановления былой независимости.







Сейчас читают про: