double arrow

ПРИЛОЖЕНИЯ 13 страница



Продвижение за Урал «встречь солнца» шло двумя потоками. Одни продвигались «новыми» южными путями, а другие шли хорошо известными с древности северными путями. Потоки эти часто смыкались и пересекались. Началось не только покорение, но и освоение Сибири. Закладываются города: Тюмень (1586); Тобольск (1587); Пелым и Березов (1593); Сургут (1594), Обдорск (1595); Верхотурье (1598); Мангазея (1601); Томск (1604); Туру-ханск (1607); Енисейск (1619); Красноярск (1628); Илимск (1630); Братск (1631); Якутск (1632), а в 1639 г. русские вышли к побережью Тихого океана.

В 1668 г. тобольским воеводой Петром Годуновым была составлена первая карта Сибири. В 1673 г. она была дополнена и исправлена Степаном Васильевичем Поляковым, который также снабдил ее пространными комментариями. Поляков при корректировке карты использовал записки С.Дежнева.

В XVI в. был создан Мангазейский морской ход, связавший европейский Север и Западную Сибирь. Он создавался в два этапа. Первоначально было налажено плавание по Баренцеву и Карскому морям. Позднее, уже в начале XVII в., началось мореплавание по Обской и Тазовской губам. Торговля через Мангазею, расположенную в нижнем течении р. Таза, которая была главным центром, была необычайно эффективна. В Мангазею было осуществлено с 1517 по 1670 гг. более 70 плаваний из Холмогор и Архангельска.




На протяжении XVII в. было освоено мореплавание вдоль всего евразийского побережья. Моряки плавали на кочах — судах с двойной обшивкой корпуса. Они имели яйцеобразную форму, что не позволяло льдам их раздавливать. Кочи выталкивались льдами. Название этого типа судов происходит от слова «коци» — ледяная шуба, так поморы называли все, что было связано с ледовой защитой. Часто по северному пути ходили торговые караваны из 20—30 кочей.

В XVII в. среди русских землепроходцев выдающееся место, безусловно, занимает Семен Иванович Дежнев. За 80 лет до плавания Витуса Беринга, в 1648 г. он прошел из Северного Ледовитого океана в Тихий, доказав, что Азия и Америка отделены друг от друга проливом (рис. 2.8).

Родом Семен Дежнев из Великого Устюга. В молодости он уходит «за лучшей долей» в Сибирь. Известно, что он служил в Тобольске, Енисейске, Якутске рядовым казаком. Так как казакам выплату жалованья, и без того скудного, часто задерживали месяцами, то Дежнев стал заниматься пушным промыслом, обзавелся хозяйством. Женой его становится якутка Абакаяде Сючю, их сын Любим со временем также стал казаком. Любим проходил службу вместе с Владимиром Атласовым — будущим покорителем Камчатки.

С 1640 г. Дежнев неоднократно участвовал в походах за ясаком, т.е. данью с восточносибирских народов. Это была опасная служба, нередко казакам приходилось мирить племена, которые


Рис. 2.8. Карта похода Семена Дежнева




вели междоусобные войны. В 1642 г. сбор дани проводился в районе р. Оймякон, оттуда отряд казаков спустился в Северный Ледовитый океан по р. Индигирке, и в Колымском острожке часть казаков вместе с Дежневым осталась на зимовье. В 1647 г. за «рыбьим зубом» посылается по разведанному в предшествующем году Исаем Игнатьевым пути на восток от устья р. Колымы вторая морская экспедиция, в состав которой был включен и Семен Дежнев.

На шести кочах эта флотилия вышла в океан. Часть ее вскоре отделилась, но три коча, вместе с Дежневым, продолжали плыть на восток, в августе они вынуждены были, следуя за линией побережья, повернуть на юг, а в начале сентября вошли в пролив между Америкой и Азией. Суда Дежнева обогнули «Большой Каменный Нос» (Чукотский полуостров). «Тот Нос большей, вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. А против того Носу есть острова в море. А на островах людей добре много ж. Называют их зубатыми, потому что пронимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных... А доброго побегу от Носа до Онандыри-реки трое сутки, а боле нет... Море большое и сувои великие о землю близко» [44]. Под сувоями понимается волнение на море, место столкновения двух встречных течений при наличии прилива. Этот процесс особенно ярко проявляется в проливах между материком и прибрежными островами.



Постепенно, один за одним, разбиваются все кочи. Потерпев крушение, Дежнев десять недель шел с оставшимися членами экипажа к устью реки Анадырь. После зимовки он поднимается вверх по реке, устраивает Анадырский острог, объясачивает местное население. В 1659 г. он сдает команду над Анадырским острогам служилым людям, но в Якутск возвращается в 1662 г. Оттуда его посылают с большой партией «костяной казны» — моржовыми клыками — в Москву.

В Москве служба Дежнева была оценена. После того как были проверены данные его челобитной, в которой говорилось: «И будучи на той твоей, великого государя, службе, поднимаючись собою, и служа тебе, великому государю, многое время без твоего, великого государя, жалованья, имаючи иноземцев в аманаты, голову свою складывал, раны великие приимал и кровь свою проливал, холод и голод великий терпел, и помирал голодною смертью, и на той службе будучи, от морского разбою обнищал... за службишко ...и за всякое нужное терпение пожаловать заслуженным окладом» [45], ему было выплачено жалованье за... 19 (!) лет. Кроме того, за двадцатилетнюю службу его назначили казачьим атаманом.

В 1671 г. Дежневу доверили вновь везти в столицу дорогой груз. На этот раз «соболиную казну». Сдав груз без каких-либо претен-


зий к нему со стороны московских чиновников, Дежнев, видимо заболел. Сказались перенесенные на «государевой службе» тяготы и лишения, старые раны. В Сибирь он больше не вернулся.

В XVII в. о возможности попасть из Северного Ледовитого океана в Тихий стало достаточно широко известно. В своих записках сосланный в Тобольск в 1661 г. католический священник Юрий Крижанич указывал: «Было сомнение: соединено ли Ледовитое море с Восточным океаном, омывающим с Востока Сибирь, затем южные области Даурию и Никанию и, наконец, царство Китайское; или же моря эти, то есть Ледовитое и Восточное... отделены друг от друга каким-нибудь материком, простирающимся от Сибири на восток? Сомнение это в самое последнее время было разрешено воинами Ленской и Нерчинской области. ...На вопрос же некоторых: «Могут ли корабли от гавани св. Михаила Архангела или же устья реки Оби... плывя беспрерывно около берегов Сибири... приплыть к Китаю?», — упомянутые воины отвечали: «В Ледовитом море лед никогда не тает вполне, но в течение всего лета по водам плавают в большом количестве огромные глыбы льда, сталкиваясь между собою; поэтому глыбы эти (особенно при сильном ветре) могут уничтожить какое угодно судно.». Но, несмотря на уклончивый ответ, ясно, что путь из Архангельска до Китая существует, но он необыкновенно опасен. И именно из-за того, что слишком редко «пропускали» льды русские суда в «Заносье», открытие Дежнева к концу XVII в. стало постепенно забываться.

Но спустя годы подвиг отважного русского путешественника-землепроходца был оценен по заслугам. В 1898 г. в ознаменование 250-летия исторического плавания Семена Дежнева по ходатайству Русского Географического общества и Главного гидрографического управления Морского министерства России царским указом было предписано «мыс Восточный именовать впредь мысом Дежнева».

Трудами русских полярных мореходов было:

установлено наличие и определена фактическая протяженность сквозного пути из Атлантического в Тихий океан;

доказано, что американский и азиатский континенты не соединяются между собой;

опровергнуты беспочвенные представления о непроходимости ледовитых морей для судов;

открыт пролив, ведущий из Северного Ледовитого океана в Тихий.

Ими были созданы предпосылки для достоверных и обоснованных представлений о Севере. С эпохи Ренессанса сведения русских картографов становились известными на Западе.

XVII в. был прославлен также именами таких русских землепроходцев, как Иван Юрьевич Москвитин, Василий Данилович По-


ярков, Ерофей Павлович Хабаров, Владимир Васильевич Атласов и др. Благодаря их отваге и мужеству были открыты и исследованы огромные территории Восточной и Северо-Восточной Азии.

И.Ю.Москвитин, возглавлявший отряд казаков, в 1639 г. первым из русских (европейцев) достиг Охотского моря. Он открыл его побережье и Сахалинский залив. Отряд под руководством В.Д.Пояркова в 1643—1646 гг. проник в бассейн Амура, открыв среднее и нижнее течение этой реки до устья. Им были также собраны ценнейшие сведения о природе и населении Приамурья. Научные изыскания в Приамурье были продолжены экспедициями 1649— 1653 гг. Е.П.Хабарова, который «составил чертеж реке Амуру». Е. П. Хабаров в 30-е гг. исследовал бассейн реки Лены. Первые сведения о Камчатке и Курильских островах были получены в конце XVII в. благодаря изысканиям сибирского казака, землепроходца В.В.Атласова, совершившего в 1697 — 1699 гг. походы по Камчатке.

Освоение огромных восточных территорий требовало и развития инфраструктуры. Дорожному строительству на Руси, несмотря на расхожее мнение об обратном, уделялось самое пристальное внимание. Уже в XVI в. появляются первые описания дорог местного значения, например роспись дорог Новгородской земли. Подобные «изгонные книги», или «Русские дорожники», становятся общеупотребимыми среди «служилых людей» и купцов, постоянно пополняясь сведениями.

В 1627 г. создается один из первых путеводителей «Книга Большому Чертежу», представляющий комментарии к первой общегосударственной карте России. Перепись городов и селений — «верстные книги» — составленная по распоряжению Ямского приказа, представляла собой также прообраз путеводителя, являясь справочником дорог. В ней указывались дороги, идущие от Москвы, а также расстояния между постоялыми дворами и городами. Существовали в России того времени и справочники, содержащие сведения о важнейших иноземных торговых городах с указанием морских и сухопутных путей к ним.

Большое внимание уделялось и содержанию путей сообщения. Известно, что починка дорог, мостов и гатей возлагалась в виде своеобразного налога на местное население. А в Соборном Уложении 1649 г. был ряд статей, возлагающих ответственность за сохранность и содержание сухопутных и речных путей на феодалов.

В допетровский период сначала представителям восточнославянских племен, а затем подданным Русского государства были свойственны крупномасштабные миграции. В основе этих миграционных процессов находилась поливариантная мотивация: экономического, социального, внутри- и внешнеполитического характера, т. е. внешняя мотивация. Поэтому эти глобальные перемещения людей носили черты «прототуризма».


Но существовала и внутренняя мотивация путешествий в средневековой Руси.

Во-первых, это паломнический туризм.

Во-вторых, поездки князей к родственникам в другие государства отнюдь не всегда носили «государственный» характер. Например, Владимир Мономах долгое время жил за границей, вне Руси, у своих родственников в Константинополе, Кракове, Вроцлаве, Брно и других местах.

В-третьих, людей, которые становились казаками на границах государства и землепроходцами, в походы толкали не только державное желание «прииска новых землиц», но несомненная жажда приключений и тяга к новым впечатлениям. Купцы, как видно на примере Афанасия Никитина, стремились не только к обогащению. Были дипломаты и студенты-космополиты. Но все эти разновидности туризма носили «штучный» характер.

Конечно, кроме паломнического и находящегося в зачаточном состоянии социального туризма правящей элиты, а также экспедиций землепроходцев, туризма как массового явления в нашей стране быть не могло. На Руси, а впоследствии, как она стала называться с правления Василия III, в России, население было уравнено в бесправии. Отсутствовала и свобода передвижения. Об этом, в частности, пишет в «Доношении о Московии» посол императора Максимилиана I (Габсбурга) Франческо да Колло, осуществлявший свою дипломатическую миссию в Москве в 1518 —1519 гг. Москва «имеет стены не каменные, но из дерева, столь хорошо спаянные между собой, что их поистине можно назвать укреплениями; разделена на районы со своими разгородками: так что войти из одного в другой вовсе нелегко для всех; и еще того менее разрешено кому бы то ни было переходить из одного города в другой, или с одного места на другое без разрешения Князя или его служителей. Покидать страну запрещено кому бы то ни было и в особенности чужеземцам, поскольку все выходы строжайше охраняются, и нарушителей подвергают суровейшим наказаниям. Чужеземцам из любой страны свободно разрешено въезжать в страну, и того более — их не только принимают, но и осыпают милостями» [46]. Это положение развивает и поляк Матвей Меховский в своем «Трактате»: «Иноземцам с умом и дарованием легче было въехать в Россию, нежели выехать из нее», а также что «не только холопы и пленные, но и свободные люди и иностранцы не могли покинуть страну без разрешения князя».

Контрольные вопросы и задания

1. Каким образом климатогеографические и экономические условия влияли на переселения восточных славян?

2. Имена каких средневековых русских паломников Вам известны?


3. Расскажите о причинах и маршруте путешествия Афанасия Никитина.

4. Какой вклад был внесен новгородцами в освоение северных и северо-восточных территорий?

5. Что Вам известно о жизни и географических открытиях Семена Дежнева?

6. Каких русских землепроходцев XVII в. Вы знаете? Расскажите об их путешествиях и исследованиях.

7. В чем причины отсутствия массового туризма в средневековье в нашем Отечестве?

Литература

\

Белов М.И., Овсянников О. В., Старков В. Ф. Мангазея. — Ч.I. Манга-зейский морской ход. — Л., 1980.; Ч.И. Материальная культура русских полярных мореходов и землепроходцев XVI — XVII вв. — М., 1981.

Берг Л. С. История русских географических открытий. — М., 1962.

История России в лицах: Библиографический словарь / Под общ. ред. В. В. Каргалова. — М., 1997.

История Русской Америки (1732-1867). - М., 1997. - Т. 1.

Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. — М., 1995. — Т. 1 — 3.

Никитин Н. И. Землепроходец Семен Дежнев и его время. — М., 1999.

Очерки по истории Русской культуры XVII в. — Ч. 1. — М., 1979.; — Ч. 2. - М., 1980.

Путешествия в Святую Землю: Записки русских паломников XII — XIX вв. - М., 1995.

Сафронов Ф.Г. Русские на северо-востоке Азии в XVII — середине XIX в.-М., 1978.


Глава 3

РАЗВИТИЕ ТУРИЗМА В НОВОЕ ВРЕМЯ

3.1. Путешествия и открытия XVII — XVIII вв.

В XVII—XVIII вв. Испания и Португалия постепенно оттесняются на периферию в области исследования и открытия новых земель. Ведущими государствами в этих приоритетных областях мировой политики и экономики становятся Голландия и Англия.

В начале XVI в. Нидерланды входили в испанскую империю. Но, будучи формально колонией, они очень динамично развивались. Об эффективности экономики Нидерландов говорит тот факт, что общая сумма налогов, перечисляемая ими в казну Испании, составляла 2 млн золотых, а общая сумма налогов, включая все другие заморские территории (и американские), — 5 млн.

Начавшаяся в 1566 г. буржуазно-демократическая революция проходила в виде войны за независимость. Кровопролитная борьба с Испанией продолжалась долгие годы. Только в 1648 г. Испания окончательно признала независимость «Объединенных провинций», которые стали называться Голландией, по имени самой большой из них.

Революция дала возможность Голландии уже в XVII в. стать на путь индустриального развития. Блестящего развития достигли голландские мануфактуры. Громадный торговый флот Голландии делал ее посредником в мировой торговле. Но этот же торговый флот содействовал и «стиранию» «белых пятен» на карте мира. Голландия была центром банковского дела и стала посредником в международной торговле между Китаем, Молуккскими островами и Индонезией, с одной стороны, и Персией, Аравией и Восточной Африкой, с другой. Парадоксально, но она осуществляла также посреднические торговые операции между Китаем и Японией.

С XVII в. голландские корабли обслуживали большую часть мировой колониальной торговли. Амстердамский банк, основанный в 1609 г., был почти век единственным в Европе. К концу XVII в. Голландия становится крупнейшей колониальной державой.

В XVII в. в Нидерландах были созданы крупнейшие картографические произведения, обобщающие результаты Великих географических открытий. Самые лучшие по тем временам карты и


глобусы, а чуть позже — атласы, нередко строго засекреченные, печатались в Амстердаме и Лейдене.

Уже в конце XVI в. правительство Объединенных северных провинций (как официально называлась Голландия в то время) показывает свой глобалистский подход к международной торговле. Средиземное море — «мать коммерции», как его называли в средневековье, — Балтийское и Северное моря становятся тесны для них. Кроме того, голландцев не устраивал и раздел мира между Испанией и Португалией. И правительство назначает премию тому, кто первый пройдет северо-восточным путем по морям Северного Ледовитого океана, и, обогнув Азию с севера, достигнет Китая.

Амстердамские купцы для этой цели в 1596 г. снаряжают два корабля, штурманом на одном из них был Биллем Баренц. Авторитет Баренца был очень высок, именно к нему обращались со всеми вопросами в трудных ситуациях. В результате этой экспедиции не был открыт северо-восточный проход, но были сделаны значительные географические открытия. Это был и остров Медвежий, названный так потому, что на нем моряками был убит первый увиденный ими в плавании белый медведь, и Шпицберген — «горы с острыми пиками», правда, принятый ими за часть Гренландии. Мореплаватели дошли до Новой Земли, где и состоялась первая зимовка европейцев. Описание этой зимовки содержится в сохранившихся дневниках одного из участников этого похода, исполнявшего обязанности врача и цирюльника, Де Фера. На Новой Земле зимовала команда лишь одного из кораблей, второй корабль под руководством капитана Яна де Рийпа из-за нежелания согласовать маршрут повернул к берегам Норвегии, а затем вернулся в Голландию.

Весной, когда началось таяние льдов, корабль Баренца не только отнесло от берега, но и выяснилось, что его обшивка в нескольких местах проломлена льдами. Матросы стали чинить спасательные шлюпки, в которых в дальнейшем они и совершили плавание по арктическому морю. Достигнув, наконец, побережья, голландцы в селении Кола получили помощь от гостеприимных русских и узнали, что недалеко находится корабль из Голландии. Это был корабль Рийпа, посланный на поиски зимовщиков. На этом судне моряки возвратились домой. Но Биллем Баренц, чьим именем назовут это арктическое море, умер в дороге. Почти через триста лет зимовку команды Баренца, которую пощадило время, обнаружит капитан норвежской зверобойной шхуны.

Ужасы зимовки, болезни и смерть части экипажа, утеря корабля приводят практичных голландцев к мысли отказаться от поисков Северо-восточного пути. А вот плавания локального значения — к побережью Новой Земли — были несколько раз осуществлены, но большого практического значения не имели.


В гораздо большей степени голландцев интересовал поиск новых южных путей. Португальцы, исследуя Малайские острова, открыли Новую Гвинею и даже нанесли на карту очертания северных берегов Австралии. Сведения об этих открытиях они, разумеется, держали в строжайшей тайне. Занимаясь шпионажем в пользу своей страны, голландские моряки, находившиеся на службе в Испании и Португалии, копировали карты и документы о торговле с Восточной Азией.

В конце XVI в. появляется труд Яна Гюйгена ван Линсхотена, не случайно названный Itinerario — путеводитель, где он подробно описывает страны, народы и товары восточных государств, а также высказывает мнение, что испанцы и португальцы не в состоянии будут долго удерживать монополию на торговлю с Ост-Индией. Голландская Ост-Индская компания действительно начинает активно вытеснять португальцев с богатых пряностями островов.

Идея о Южном материке, который должен «уравновешивать» сушу северного полушария, существовала еще со времен Ренессанса. Впервые на географические карты он был нанесен в 1570 г. Это было сделано в сборнике карт, названном «Театр мира» Абрахама Ортелия, состоящем из 53 карт. Идея оказалась плодотворной, ее поддержал знаменитый фламандский картограф Мерка-тор (Герард ван Кремер), выпустивший первый атлас*.

Первые сведения весьма неопределенного характера о Южной Земле голландцы получили от португальских моряков в XVI в. По всей вероятности, португальцы и были первыми открывателями Австралии. Остатки экспедиции португальцев, которые можно было датировать рубежом XVI — XVII вв., были обнаружены в начале XIX в. на австралийском побережье.

Созданная в 1602 г. голландская Ост-Индская компания быстро становится одним из ведущих торговых агентов на мировом рынке. Ее фактории и владения располагались начиная от мыса Доброй Надежды, далее на Яве, Суматре, Борнео и вплоть до Молуккских островов. Она субсидировала и морские экспедиции, позволявшие открыть более удобные пути к восточным рынкам.

В 1606 г. голландцем В.Янсзоном был открыт новый материк, названный Новой Голландией, который только в XIX в. стали называть Австралией — Южной Землей. Австралия не случайно называлась Новой Голландией, так как именно голландцы в XVII в. исследовали как ее побережье, так и омывающие их моря. Но Биллем Янсзон открыл лишь западный берег полуострова Кейп-Йорк. И еще долго голландцы, да и весь мир, будут считать, что Новая

* Атласом называют систематизированное собрание карт. Меркатор дал это название своему сборнику карт в честь мифического короля Ливии Атласа, якобы впервые изготовившего небесный глобус.


Голландия — лишь один из гигантских полуостровов Южного материка. Антарктида и Австралия, таким образом, объединялись в единое целое.

В 1611 г. X. Браувер нашел наиболее удачный путь от мыса Доброй Надежды к Яве между 20 и 30° южной широты. Следуя этому пути в 1616 г., Дирк Хартог по пути к Яве открыл участок западного австралийского берега. В этой экспедиции находился офицер Виктор Викторша, который не только картографировал побережья, но и сделал прекрасные акварели с видами островов Трис-тан-да-Кунья, Св. Павла, Амстердама и западного австралийского берега*.

На протяжении 1618—1622 гг. голландскими моряками была исследована большая часть западного побережья. А в 1627 г. Ф. Тей-сон и П. Нейтс начали изучение и южного побережья Новой Голландии.

В начале 40-х гг. XVII в. генерал-губернатор Голландской Индии решил выяснить, является ли Австралия частью Южного материка и соединена ли с ней Новая Гвинея.

Для решения этой задачи, а также для поисков новой дороги из Явы в Европу был приглашен молодой капитан Абель Тасман (1603—1659) (рис. 3.1). У Абеля Тасмана, несмотря на молодость, было за плечами много морских походов, в которых он зареко-

Рис. 3.1. Карта маршрутов экспедиций Абеля Тасмана

* Эти акварели были случайно найдены в конце XX в. и ныне демонстрируются в Морском музее в Роттердаме.


мендовал себя как прекрасный командир и блестящий кормчий. Он обошел острова Малайского архипелага, возвратился в Голландию и вновь отправился на Яву. Здесь Тасман принял участие в 1639 г. в экспедиции в северную часть Тихого океана. Эта экспедиция, которая должна была обнаружить некие мифические острова, которые на испанских картах назывались не иначе, как «Богатые золотом», не оправдала надежд. Но зато достигла Курильских островов и тщательно обследовала японское побережье.

Прежде чем отправлять Тасмана в экспедицию к Зейдландту и западной части Тихого океана, его ознакомили с результатами всех предыдущих плаваний в этом направлении. Тасману выделили два корабля: крупное грузовое судно «Зехайн» и небольшой боевой корабль «Хемскерк». Экипаж состоял из ста человек.

Флотилия вышла из Батавии 14 августа 1642 г. Экспедиция стала продвигаться на юг, а затем на юго-восток. Продвинуться дальше 49° 4' южной широты не представлялось возможности из-за шторма, и было принято решение идти на восток. Это привело к тому, что флотилия прошла под южным берегом Австралии на расстоянии 400 — 600 миль от него.

В ноябре 1642 г. моряки подошли к высокому побережью. Абель Тасман решил, что это часть искомого Зейдландта, и назвал его в честь генерал-губернатора Ван Димена Вандименовой Землей. Высадившиеся на берег моряки людей не обнаружили, но были приятно удивлены богатством флоры и фауны. В своем дальнейшем продвижении вдоль побережья на север экспедицией Тасмана был открыт ряд островов, но вскоре они вынуждены были повернуть на восток, так как дальнейший путь вдоль берега, поворачивающего на северо-запад, был невозможен из-за сильных встречных ветров. Вновь открытые земли были соединены на карте с Землей Нейтса (южной частью австралийского материка), и будущая Тасмания превратилась в часть Австралии, что и указывалось на всех географических картах вплоть до начала XIX в.

В декабре 1642 г. Тасманом были открыты новозеландские земли. На южном берегу пролива, разделяющего Южный и Северный острова, в удобной бухте была сделана стоянка. Вскоре показались на каноэ местные жители — маори. Они не говорили ни на одном из диалектов жителей Новой Гвинеи. А их первоначальное дружелюбие вскоре сменилась агрессией. Захватив шлюпку, они убили не успевших спастись вплавь матросов. Тасман, назвавший залив, где произошел этот инцидент, Бухтой Убийц, считал, что поведение голландцев было предельно корректным и они ничем не провоцировали маори на подобную вспышку насилия.

Тасман, не исследовав до конца «залив», решил, что Новая Зеландия представляет собой единый массив суши, являющийся частью Южного материка. Эти ошибки были исправлены спустя три десятилетия.


Флотилия продолжила свой путь на северо-восток. В январе 1643 г. она достигла островов архипелага Тонга. Тасману удалось открыть самые крупные острова этого архипелага, названные им Амстердам, Миддельбург и Роттердам (Тонгатабу, Эуа, Намуку). До этого европейцы встречали в западной Полинезии лишь небольшие по размеру острова. Местные жители, в отличие от маори, были приветливы и дружелюбны. В феврале путешественники открыли острова Фиджи.

В марте экспедиция решила возвращаться в Батавию. На Яву моряки возвратились в июне 1643 г.

Оценивая результаты данной экспедиции, можно согласиться с мнением выдающегося специалиста в области исторической географии Дж. Бейкера, который назвал это плавание Абеля Тасмана «блестящей неудачей». Слишком большой радиус «австралийского кольца» привел к тому, что Австралия, Тасмания и Новая Гвинея оказались внутри его. Но тем не менее данная экспедиция была одной из самых значимых в XVII в. Во время этого плавания была открыта Вандименова Земля (Тасмания), Новая Зеландия, а также архипелаги Тонга и Фиджи. Кроме того, был открыт новый морской путь из Индийского океана в Тихий в зоне устойчивых западных ветров сороковых широт: между Австралией и Антарктидой. Эти открытия были оценены по достоинству только Джеймсом Куком спустя более века. Абель Тасман, сам не зная того, доказал, что Австралия является самостоятельным материком.

В 1644 г. Абель Тасман вновь назначается командиром флотилии, состоящей из трех кораблей. Их главной задачей было изучение берегов Зейдландта. В результате этого плавания им был пройдено и изучено северо-западное побережье Австралии, в результате чего исчезли многие «белые пятна». Западный австралийский берег приобрел на картах свое реальное очертание.

Но флотилии, снаряжаемые на деньги Ост-Индской голландской компании, не приносили ожидаемых результатов. Тасман обследовал по большей части «пустынные берега пустынных земель», вместо того чтобы доставлять золото и пряности из своих экспедиций. Кроме того, компанией были захвачены столь огромные богатые территории на Востоке, что главной ее задачей становился не столько захват новых, сколько удержание старых колоний. Но голландцы не хотели проникновения конкурентов в эти земли. Поэтому было решено «заморозить» все дальнейшие изыскания в южных морях, направленные на поиски Зейдландта.

Голландцы пытались проникнуть и закрепиться и в Северной Америке. Зимой 1613—1614 г. состоялась вынужденная зимовка (из-за пожара на корабле) экипажа судна, занимавшегося скупкой пушнины, под командованием Адриана Блока. Зимовщики соорудили четыре хижины в том месте, где ныне проходит знаменитый нью-йоркский Бродвей. В 1624 г. Питером Минейтом была совер-


шена одна из самых фантастических сделок в истории человечества. Он за 60 гульденов, что соответствовало тогда 24 долларам, выкупил у индейцев остров Манхэттен. Причем расплатился даже не деньгами, а различными изделиями типа ножей, лент и других металлических изделий. А через год сюда прибыли первые крестьяне из Голландии. Колония очень быстро приобрела интернациональный характер. Один из пасторов-миссионеров отмечал в своем дневнике, что к 1643 г. «здесь говорили на 18 языках».

Голландские поселенцы совершали коммерческие сделки в конторах, расположенных на Ваал-страат, улице, получившей свое название от защитной стены — Ваала — сооруженной между руслами Гудзона и Ист-Ривер. Ныне это знаменитая, чье название стало нарицательным, Уолл-стрит, где находятся крупнейшие мировые банки. Но под напором англичан эти американские владения были оставлены голландцами в 1644 г.

В качестве «компенсации» предприимчивые голландцы основывают факторию Ост-Индской компании на мысе Доброй Надежды. Ее назвали Капской, по наименованию заложенного здесь города Каапстад (город на мысу). Сейчас он носит название Кейптауна. Колонизация юга Африки реально началась с 1657 г. Колонистов стали называть бурами, как в метрополии именовали крестьян.







Сейчас читают про: