double arrow

Возникновение сегуната Токугава. Синтоизм


Первые связи между Японией и Европой

ЯПОНИЯ В ПЕРИОД ТОКУГАВСКОГО СЕГУНАТА

Глава VI

Как и другие страны Азии, Япония к началу нового времени была феодальным государством. Но феодальные отношения и формы земельной собственности в том виде, как они сложились в период расцвета японского феодализма (XIII—XVI вв.), не­сколько отличались от рассмотренных выше форм феодальной собственности на землю в Индонезии, Индии, Османской импе­рии, Китае. В Японии феодальная собственность различных групп феодалов сочеталась с широко развитым мелкокрестьян­ским хозяйством, что приближало формы феодального земле­владения в Японии к соответствующим формам, существовав­шим в средневековой Европе. Маркс отмечал: «Япония с ее чис­то феодальной организацией землевладения и с ее широко развитым мелкокрестьянским хозяйством дает гораздо более верную картину европейского средневековья, чем все, наши историче­ские книги, проникнутые по большей части буржуазными предрассудками.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 729, примеч. 192.

Возникшие в феодальную эпоху японские города, так же как и города Индии и других стран Азии, были ставками фео­дальных правителей, но они сравнительно рано приобрели важ­ное экономическое значение, а некоторые из них добились статуса «вольного города» (Сакаи) или боролись за создание самоуправления бюргерского типа.




Средневековая Япония развивалась, имея тесные культур­ные и экономические связи с соседними странами Азии — Китаем и Кореей. Некоторые элементы культуры, в том числе письменность, религиозно-идеологические системы (буддизм, конфуцианство), были заимствованы феодальной Японией у Китая.

В 1542 г. у южного побережья о-ва Кюсю впервые появились португальцы. С этого времени в течение нескольких лет порту­гальские корабли систематически посещали Японию. Порту­гальцы завязали торговые отношения с Японией, ввозя туда огнестрельное оружие в обмен на золото. Начиная с 1549 г. в Японии развернули активную деятельность католические мис­сионеры.

Купцы и миссионеры опирались на некоторых японских феодалов. Это были по преимуществу правители тех районов, в которых находились посещаемые европейцами портовые го­рода. Они извлекали немалую выгоду от расширения внешней торговли Японии. Японские феодалы были заинтересованы так­же в приобретении европейского оружия.

В 80-х годах XVI в. на о-ве Кюсю насчитывалось уже свыше 100 тыс. христиан. В начале XVII в. в Японии активизирова­лись английские и особенно голландские купцы.

Появление европейцев в Японии совпало с острой борьбой за создание централизованного феодального государства. К концу XVI — началу XVII в. на Японских островах для этого уже сло­жились известные экономические и политические предпосылки.



В предшествующие столетия хотя и медленно, но росли про­изводительные силы, расширялась торговля, развивались горо­да. Непрекращавшиеся крестьянские восстания толкали феода­лов к объединению. Усилению централизаторских тенденций способствовала также угроза со стороны европейских колони­заторов.

Императорская власть занимала в феодальной Японии свое­образное положение. Возникнув еще в период перехода к клас­совому обществу, династия японских императоров, носивших титул микадо или тенно, сохранила в последующие столетия свое официальное положение. Оно освящалось японской рели­гией — синтоизмом (синто — «путь богов»). Эта религия воз­никла на базе первобытных верований, одухотворявших природу и обожествлявших умерших предков. Синтоисты считали, что людей окружают многочисленные духи и боги (ками), олице­творяющие силы природы. Люди также происходят от богов (ками), и при определенных обстоятельствах душа умершего может стать ками. Ками могут воплотиться и в предметы ритуального поклонения (фигурку бога, дощечку с его именем и т. п.).



Главная роль в синтоистском пантеоне принадлежит богине солнца Аматерасу, согласно преданию пославшей на землю своего сына, потомок которого Дзимму 11 февраля 660 г. до н. э. вступил на императорский престол, основав японскую им­ператорскую династию. Эта мифическая дата отмечается пра­вящими классами Японии как день основания империи.

Японские императоры считались верховными жрецами син­тоистской религии. Они руководили главными синтоистскими храмами. В условиях феодальной раздробленности религиоз­ный статус японских императоров способствовал тому, что их светская власть стала номинальной.

Не удивительно поэтому, что борьба за преодоление фео­дальной раздробленности не пошла в Японии по пути укрепле­ния императорской власти, а приняла форму борьбы отдельных феодальных группировок за установление контроля над страной.

К началу XVIIв. Иэясу Токугава подчинил своей власти удельных князей всей Японии и принял наследственный титул сегуна -— главнокомандующего (полный титул: тайсегун — «великий полководец»). С этого времени более 250 лет Япония управлялась династией сегунов Токугава.

Сегун стал неограниченным правителем страны. Правда, императору воздавались всяческие почести, но подчеркивалось, что божественному императору не к лицу снисходить до какого бы то ни было общения со своими подданными. «По той же причине, по которой солнце и луна совершают свой путь, — утверждали Токугава, — император обязан сохранять свое сердце нетронутым. Поэтому он обитает во дворце, как на небе... Сегун указывает все государственные повинности и не нуждается при отправлении правительственных дел в разреше­нии императора. Когда земля среди четырех морей неспокойна, то это вина сегуна».

Режим сегуната, окончательно сложившийся при третьем сегуне, Иэмйцу Токугава (1623—1651), стал своеобразной формой централизованного феодального государства.







Сейчас читают про: