double arrow

Движение за запрет опиума. Патриотическая деятельность Линь Цзэсюя


Во второй половине 30-х годов в результате утечки серебра за границу резко ухудшилось финансовое положение цинокого пра­вительства. Губительные последствия опиумной контрабанды

вызывали сильное недовольство в различных слоях китайского общества. Постепенно становилось очевидным, что опиумная торговля является одной из форм английской агрессии.

Император Даогуан издал в 1836 г. эдикт об усилении борь­бы с опиумной контрабандой. Но большинство в правящем ла­гере не было заинтересовано в этом. Мало того, при дворе су­ществовала влиятельная группировка, выступавшая за полную легализацию торговли опиумом. Лишь небольшая группа выс­ших чиновников во главе с Линь Цзэсюем выступала за пол­ный запрет опиумной торговли и курения опиума.

Линь Цзэсюй принадлежал к прогрессивной части феодаль­ной интеллигенции. В 1830 г. он вошел в кружок поэтов, в кото­ром проповедовались реформаторские взгляды. Члены этого кружка выступили инициаторами кампании за запрещение опи­ума. В 1838 г. Линь Цзэсюй стал наместником провинций Ху-нань и Хубэй, где принял действенные меры для обнаружения и изъятия опиума. Благодаря поддержке населения запрещение опиума в этих двух провинциях оказалось эффективным и ус­пешным. Вскоре Линь Цзэсюй был назначен особым уполномо­ченным в центр опиумной контрабанды — провинцию Гуандун. Прибыв весной 1839 г. в Гуанчжоу, он потребовал от иностран­ных купцов сдать все запасы опиума, а когда те отказались это сделать, лживо заявив, что опиума у них нет, приказал бло­кировать факторию иностранных купцов. После этого английские купцы были вынуждены сдать китайским властям свыше 20 тыс. ящиков контрабандного опиума.




Решительные действия Линь Цзэсюя встретили поддержку населения Гуандуна. Усилилось движение за запрещение опиу­ма в других провинциях. Англия же использовала события в Гуандуне для провоцирования войны против Китая. В ноябре 1839 г. английские военные корабли напали на китайские джонки.

В отличие от большинства других представителей господ­ствующего класса Линь Цзэсюй понимал, что необходимо гото­виться к серьезному сопротивлению иностранным агрессорам. «Если призвать всех военнообязанных из народа, — писал Линь Цзэсюй, — то этого с лихвой хватит для того, чтобы справиться с ними... Я и мои коллеги выяснили настроение народа, и ока­зывается, что не только во всех деревнях и поселках по побе­режью все честные и открытые люди с трудом сдерживают свое крайнее негодование, но и в многочисленных рыбацких посел­ках все ненавидят их бесчинства и насилия; эти люди опреде­ленно будут защищать себя и свои очаги и объединяться для обороны. Англичане, видя, как повсюду идет подготовка, раз­умеется, не посмеют задерживаться у нас».

Из рыбаков, лоцманов, ловцов жемчуга, ремесленников, крестьян Линь Цзэсюй создал отряды ополченцев для боевых действий против захватчиков на суше и на море. В нескольких

столкновениях с английскими моряками осенью 1839 г. насе­ление Гуандуна показало, что оно может успешно сопротив­ляться захватчикам. Однако правящая клика не поддержала Линь Цзэсюя. Император отменил многие его распоряжения. Капитулянты в правящем лагере стремились к сговору с англи­чанами.







Сейчас читают про: