double arrow

Грозным по вопросу об условиях мира с польским королем Стефан0д Баторием


Во всем этом царевич Федор не принимал участия, поскольку не Я наследником престола. Не был он в злосчастном походе на Новгород! 1570 г.Но в 1572 г. он побывал в Новгороде, когда туда во время вто] рого похода крымского хана Девлет Гирея на Москву бежал перепуганнм Иван Грозный, взяв с собой сыновей. Вскоре, в 1573 г., царь попыталЫ использовать Федора в своих политических расчетах. Когда после смел ти в 1572 г. польского короля Сигизмунда II Августа шли выборы новогй короля, царь предложил кандидатуру своего младшего сына. Шансов стать польским королем у московского царевича было немного. Дело был! не только в его православном исповедании, но, главное, в том, чтодля свободолюбивых панов было неприемлемо требование русского царл чтобы в случае избрания Федора королем королевская власть в Польше превратилась из выборной в наследственную. Ликвидировать вольную, по-- республикански устроенную Речь Посполитую и ввести у себя подобие московского самодержавного деспотизма они не хотели. Польским к<И ролей был избран Генрих Валуа, представитель французской династии]

Детство и юность обоих царевичей проходили в обстановке самого раз-! нузданного террора, осуществлявшегося их отцом по отношению к по/и данным. Но эта обстановка оказала далеко не одинаковое влияние на братьев-царевичей. Иван обещал стать копией своего батюшки. Так,он: принимал самое активное участие в опричном погроме Новгорода в январе; 1570 г. В этом же году он вместе с отцом и опричниками прямо с пира; отправился в одну из московских тюрем, где была устроена резня литое-1 ских пленных. Там он лично убил одного из них, дворянина Быковского! который вырвал копье из рук пытавшегося его убить опричника. По-другД му воздействовала эта обстановка на Федора. Он совершенно не был по­хож на отца и старшего брата. К войне и государственным делам он быИ совершенно равнодушен, а пытки, мучительства и убийства людей, к чему были так склонны царь Иван Грозный и царевич Иван, вызывали у него отН вращение. Современники отмечали полную отрешенность его от всякой мир* ской суеты и видели в нем блаженного. И в самом деле, все время Федо| проводил в молитвах, а любимым его занятием было звонить в колоколаЛ окружающими, как отмечал английский дипломат и писатель Д. ФлетчеЯ он был «весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив».




Столь необычные нравственные качества сына кровавого тирана Д°" полнялись тем, что все считали его умственно убогим. На слабоумие<Я дора указывали разные источники, а наиболее резко писал об этом пап­ский легат Антонио Поссевино, который имел значительное влияниепри русском дворе в конце царствования Грозного. Он отмечал, что умствен­ное убожество царевича граничило сидиотизмом. Этому соответствова-физическаяневзрачность и слабость. Судя по описанию Флетчера, ГеД°Р' У*® бУДУчи царем, был «росту малого, приземист и толстоват, те- сложения слабого и склонен к водянке; нос у него ястребиный, по­ступь нетвердаяот некоторой расслабленности в членах; он тяжел и не­клен, н0 ВСегдаулыбается, почти смеется».



Впрочем,грубые и кровавые нравы, господствовавшие при дворе ИванаГрозного,не прошли бесследно и для Федора. Так, ему нравилось смот­реть то на кулачные бои, то на бой с диким медведем человека, воору­женногорогатиной, который иногда кончался гибелью человека, то на выходки, которыми тешили его шуты и карлы. Всем этим забавлялся он и тогда, когда стал царем.

Вступая в свой пятый брак, Иван Грозный объявил о своем желании женить Федора. Но сделал он это лишь через пять лет, осенью 1580 г., когда сам женился в седьмой раз. В жены Федору была выбрана Ирина Федоровна Годунова. Дядя ее, Дмитрий Иванович Годунов, и родной ее брат, Борис Федорович, выдвинулись в годы опричнины. Дмитрий пользо­вался особым доверием Грозного и занял должность постельничего, воз­главлявшего Постельный приказ. Неудивительно, что близости со столь влиятельным человеком добивался даже всесильный Малюта Скуратов. Дочь свою Марию Малюта выдал за племянника Дмитрия Годунова — Бориса. Годуновы сумели породниться даже с царской семьей, выдав за­муж за царевича Ивана Евдокию Богдановну Сабурову, а Годуновы и Сабу­ровы были родственниками. Брак этот держался менее года, и в 1572 г. царь отправил Евдокию в монастырь. После этого Дмитрий не оставил мысли породниться с царем и в конце концов сумел осуществить ее. Резко переменилось положение царевича Федора после того, как 9 но­ября 1581 г. Иван Грозный убил своего старшего сына. Разумеется, это убийство являлось случайностью. Царь не собирался убивать наследника престола. В то же время оно отражало необузданный нрав Грозного и 'о обстоятельство, что отношения его со старшим сыном были очень не­простыми. Существует несколько версий трагедии. По сообщению секре­тя королей Стефана Батория, а затем Сигизмунда III, Р. Гейденштейна, царь Що бы хвастался перед царевичем, показывая ему свои сокровища, а ца- WW ему заявил, что доблесть важнее сокровищ, поскольку с ее помощью ! можно отстоять любые сокровища. Замечание царевича было весьма обид- Ь1М' поскольку в условиях, когда Баторий осаждал Псков, а царь ничем не ог помочь своему городу, оно означало по существу обвинение в его в недостатке доблести. Не помня себя от ярости, Грозный ударил Ь|на по голове, от чего тот вскоре умер. Эта версия имеет некоторое еетствие в Псковской летописи, где со ссылкой на слова неких людей I что fИЛ0СЬ' будто бы царь «царевича Ивана того ради острием поколол, Щаревич. — Л.М.)ему учал говорите о выручении града Пскова».




Совсем по-другому описывал это Поссевино. Он сообщал, что царь Л стал свою беременную невестку Елену Ивановну Шереметьеву, третью одЛ царевича Ивана, лежавшей на скамье в одной рубашке. В России г^авиЩ приличия требовали, чтобы на женщине было не менее трех рубах, Д потерпев такого нарушения правил приличия, царь так сильно ударил Елену 1 что через несколько часов у нее случился выкидыш. Царевич пытался! защитить жену и бросил упрек Грозному в том, что тот отнял у него двух] жен (вторая — Параскева Михайловна Соловая, которая тоже была п<н стрижена в монахини на Белоозере), а теперь хочет убить его будущее] ребенка. Тогда царь и ударил сына в висок.

Смерть царевича Ивана Ивановича превращала Федора в наследии™ престола. Для Ивана Г розного и для всех, кто знал младшего брата yfl того Ивана, было понятно, что он совершенно не готов к управлению] государством. Беспокойство Грозного вызывало и то, что у Федора® Ирины не было детей. Пока был жив Иван, в бездетности младшего 6piJ та было определенное политическое преимущество, поскольку в будущем исключалась всякая опасность столкновения между двоюродными братья ями — сыновьями Ивана и Федора. Но когда к Федору должен был! перейти престол, отсутствие у него детей означало отсутствие наследия ков, т. е. угрозу прекращения династии. Полагая, что дети у Федора моя ли бы появиться в результате его нового брака, Иван Грозный стал тре-1 бовать от Федора развестись с Ириной. Но Федор проявил упрямство и отказался разводиться. Помня, по-видимому, о том, что он сделал со1 своим старшим сыном, царь опасался решительно добиваться от цареви­ча выполнения своего требования. Причину же упрямства Федора можч но видеть не только в его характере, но и в том влиянии, которое на него уже несколько лет оказывали Годуновы. Им царь, по существу, до-] верил присмотр за своим младшим сыном. Играло также роль влияний на него самой Ирины.

Рождение 19 октября 1582 г. царевича Дмитрия Ивановича едва ли могло дать Грозному сколько-нибудь серьезную надежду на сохранение динас­тии. Права на престол сына седьмой жены царя были не бесспорны. Тем не менее в Нагих — родственников Дмитрия по матери — его рождЯ ние вселяло определенные надежды. Отношения между Борисом Годуя новым и Нагими стали очень острыми.

Учитывая слабоумие Федора, Иван Грозный перед своей смертью на-, значил опекунский совет при своем сыне. Федору в то время уже быщ 26 лет и он был женат, т. е. считался совершеннолетним. В подобных случ чаях опекуны для наследника не назначались. Но ситуация с Федором была необычной. Еще не было случая, чтобы московский великокняжеИ кий стол переходил в столь слабые руки. Во главе совета встал старЦЩш земский боярин в Боярской думе князь Иван Федорович Мстиславским!

0 него также вошли герой обороны Пскова князь Иван Петрович Шуй­ский, служивший при дворе, дядя Федора земский боярин Никита Рома­шин Захарьин-Юрьев, любимец Грозного, дворовый оружничий князь Бог­дан Яковлевич Вельский. По другим сведениям во главе совета царь поставил Бориса Годунова. Однако по свидетельству Р.Г. Скрынникова, Годунов вовсе не был включен в совет, возможно, царь все еще питал надежду на развод сына с Ириной и не желал чтобы Борис, будучи опе­куном, помешал этому.

Во второй половине дня 18 марта 1584 г. умер Иван Грозный. Смерть тирана всегда желанна и долгожданна для окружения. В то же время она вызывает и растерянность, поскольку непредсказуема реакция об­щества на известие о ней. Растерялся и двор Грозного, решивший не сообщать о кончине царя и на всякий случай готовивший Кремль к обороне. Но весть об этом не могла не проникнуть в город. Чтобы не давать повод к народному волнению, знать быстро организовала приня­тие присяги Федору. Так Федор Иванович стал царем на следующий день после смерти отца.

Новое царствование означало серьезную перемену установившихся при Грозном порядков. Уже в ночь присяги Федору из Москвы были высланы некоторые лица, запятнавшие себя активным прислужничеством Грозному е его кровавых злодеяниях, а кое-кто из них был брошен в темницу. По распоряжению Б. Вельского и Б. Годунова арестовали родственников вдов­ствующей царицы Марии Нагой за то, что они добивались передачи пре­стола младенцу царевичу Дмитрию Ивановичу. Перемены на этом не завершились. Стала возрождаться Боярская дума, значение которой при Иване Грозном упало. Двор, сформировавшийся при Иване Грозном и являвшийся в значительной мере приемником опрично­го двора, всячески пытался сохранить в своих руках всю полноту власти (к оттеснить земских бояр. Борьба земских бояр и двора привела к на­родному восстанию, которое произошло 9 апреля. В нем приняли участие разные люди, как «чернь», так и дети боярские. Восставшие ворвались в Китай-город и захватили царь-пушку, с помощью которой хотели разбить Фроловские ворота и захватить Кремль. Они требовали выдачи им Вель­ского. Боярам пришлось вступить в переговоры с восставшими. Их уго- ворили согласиться на высылку Вельского, отправленного на воеводство 8 Нижний Новгород.

1 События 9 апреля 1584 г. заставили двор и Боярскую думу на время I Сложить разногласия и принять меры, направленные на упрочение госу- I Дарственной власти. С этой целью по инициативе, возможно, Бориса Го­това и влиятельных, но худородных земских дьяков Андрея Яковлеви-

■Й Василия Яковлевича Щелкаловых, поддержанной митрополитом | ^онисием, 24 апреля был созван Земский собор, целью которого было


избрание Федора на царство. Конечно, первая присяга Федору, принятД сразу после смерти Грозного, не утратила силу. Но соборное избрание должно было укрепить его позиции на престоле. В заседании Собор] участвовали Боярская дума и дворяне. Есть также сведения о том, участвовали и «низшие сословия». В результате Федор, по сообщения Псковской III летописи, «поставлен бысть на царство царем... митропо.1 литом Дионисием и всеми людьми Руския земля». Торжественная цере. j мония венчания Федора на царство произошла 31 мая.

Превращение царевича в царя по существу ничего не изменило в его! жизни. Государственными делами он заниматься не мог. Ежедневно Фе.| дор подолгу молился, встречался с боярами, обедал, отдыхал как до обе*] да, так и после него, ужинал. В размеренный распорядок дня входил] встречи с царицей, развлечения — грубые выходки шутов обоего поля или кровавый бой с медведем. Немало времени уходило на поездки по монастырям. Жизнь страны, в которой он царствовал, очень непростая] накануне Смуты, проходила мимо него. Между тем в стране происходили

Н | перемены. Укрепляла свои позиции Боярская дума. Был восстановлеп высший боярский чин — конюшего боярина, упраздненный Иваном !Ш !

Н^Р I связи с «делом» князя Владимира Андреевича Старицкого. Этот чин до-| щи стался Борису Годунову. Борис был очень непопулярен в Боярской дума и в народе. Не случайно во время выступления 9 апреля народ требовал удаления не только Б. Бельского, но и Б. Годунова. И лишь поддержка со стороны престарелого и очень уважаемого боярина Никиты Романов вича Юрьева-Захарьина обеспечила Борису этот чин. Поддерживая Году] нова, Никита Романович укреплял тем самым положение своего племян-J ника-государя. Помимо этого, Годунов получил от царя Федора титуЯ ближнего, или великого, боярина, а также наместника казанского и астрш ханского. Фактически он стал правителем государства, а в отдельных! случаях назывался правителем. Ему были пожалованы вотчины, а также1j передана в кормление Важская земля, приносившая большие доходы, * I право взимания разных сборов. Кроме того, ему было дано огромное! денежное жалованье.

В наследство от отца Федору достались до крайности расстроенная финансовая система и «оскудение» «воинского чину». Это заставило Бо»| ярскую думу отменить привилегии крупных землевладельцев — духовных] и светских. Тарханы были отменены, и эти землевладельцы должны были платить подати со своих земель наравне с помещиками.

С конца лета 1584 г. положение в правящей верхушке обострилось. Тя­жело заболел боярин Никита Романович, лишившийся речи и разума ^ умерший 23 апреля 1586 г. В такой обстановке члены опекунского совй та князья И.Ф. Мстиславский и И.П. Шуйский попытались оттеснить Годм нова от власти. Их поддерживал глава Казенного приказа, фактически)

главный казначей страны Петр Иванович Головин и другие Головины, державшие в своих руках финансовое ведомство. Годунову удалось уст­ранить Головиных, организовав ревизию в приказе. Петра Головина при­говорили к смерти, которую в последний момент заменили ссылкой в Ка­занский край, где он и умер. В 1585 г. Годунову удалось заставить уйти , Кирилло-Белозерский монастырь Мстиславского, который был обвинен , намерении у себя дома на пиру убить Годунова. Успехи Годунова в борьбе со своими противниками могли бы ровно ничего не дать ему, если бы царь Федор умер. Такая опасность возникла уже в первый год его царствования, когда он очень опасно заболел. По­нимая, что в случае смерти царя он не сохранит свою власть, Борис в ноябре 1584 г. стал вести строго конфиденциальные переговоры со Свя­щенной Римской империей о замужестве Ирины Годуновой, если она ста­нет вдовой, за братом императора Рудольфа II или за иным принцем. Но царь выздоровел, а о переговорах стало известно. Согласно Р.Г. Скрын- никову, Федор был глубоко оскорблен самим фактом этих переговоров, обиделся на Годунова и бил своего шурина палкой, причем не раз. Году­нов даже думал о бегстве в Англию, о чем должен был договориться в Лондоне Д. Горсей. Кроме того, по поручению Годунова Горсей должен был просить прислать в Москву врача и опытную акушерку, поскольку царица Ирина не могла разродиться. Доктор Якоби был пропущен в Моск­ву, но акушерку Дума не пропустила и та вынуждена была вернуться в Англию. Предлог заключался в том, что еретичка не могла помочь ро­диться православному царевичу, а на деле не все бояре желали рожде­ния наследника.

Падение конюшего, казалось, предопределено, тем более что 1586 г. в ходе народного выступления раздавалось требование убрать Годунова. Стре­мясь нанести по нему последний удар, Боярская дума во главе с И.П. Шуй- I ским, митрополит Дионисий и епископы, а также посадские люди подали прошение царю о разводе его с Ириной. Но просить об этом упрямого I Федора было бесполезно. Вскоре, в октябре 1586 г., Дионисий был со­слан в Хутынский монастырь в Новгороде. В конце 1586 г. произошло | падение Шуйских. Был сослан на Белоозеро псковский герой И.П. Шуй­ский, который умер 16 сентября 1588 г. и был похоронен в Кириллове монастыре.

Едунов удержался и сохранил свое положение. Но в последующие г°Ды правителю при неспособном заниматься государственными делами 1аРе пришлось также столкнуться с большими трудностями. В 1588 г. страну постиг голод. Хозяйственный кризис продолжал углубляться. Обо­дрились в 1589 г. отношения со Швецией. Бояре пытались настроить

еД°ра против жены и шурина и распускали слухи о неверности Ири- НЬ|. Вместе с тем в это время был достигнут и крупный успех, когда в


и^миииииюи ■ВИКжМКяНВЯЯЯВКдаЯВх
щвмадщрв шяшяяш

1588 г. константинопольская патриархия согласилась на учреждение Л России патриаршества. Первым патриархом стал ставленник Годунова миш рополит Иов, избранный 23 января 1589 г.

Во внешней политике в 90-х гг. события развивались неоднозначно. Km известно, Иван Грозный проиграл Ливонскую войну и в 1583 г. по ПлиД скому перемирию Россия уступила Швеции города Ям, Ивангород и Ко* 1 порье, а также город Корелу на Ладоге. Была потеряна важная для стра-1 ны торговля с Нарвой. Сохранился лишь узкий участок побережья! Балтийского моря в устье Невы. В ходе военных действий со шведскими I войсками, развернувшихся в январе-феврале 1590 г., русские войска под командованием воевод князей Федора Ивановича Мстиславского, ФедоЩ Михайловича Трубецкого и Дмитрия Ивановича Хворостинина овладели всем] Невским пятачком до реки Нарвы. Взять хорошо укрепленную Нарву не 1 удалось в значительной мере из-за начавшегося половодья, но города Ямд Ивангород и Копорье были России возвращены. Дипломаты шведского 1 короля Юхана III договорились с крымским ханом Казы Гиреем о совмест- ] ных действиях против России в 1591 г. Но в июне—июле этого года крыж цам не удалось взять Москву, поскольку хану было нанесено поражение у! села Коломенского вблизи русской столицы. В таких условиях шведы не решились на большую войну и лишь погромили окрестности Пскова. Руся ские войска совершили ответный поход в Финляндию. В итоге в мае 1595«г, j между Россией и Швецией был заключен Тявзинский мир. Россия возврат щала города Ям, Ивангород и Копорье, торговым судам третьих стран запрЯ щалось посещать русские порты, и торговля с Россией могла вестись толыЛ через шведские города Ревель и Выборг.

Особенно важные для страны события произошли в 1591 г. в Угличе; Этот город был уделом царевича Дмитрия Ивановича, где он с 1584sr. | жил со своей матерью Марией Нагой, с ее отцом Федором Федоровичем! с дядьями Афанасием, Михаилом и другими. Годунов опасался Нагих и для надзора за ними прислал в Углич дьяка Михаила Битяговского, Нач делив его самыми широкими полномочиями и даже вменив ему в обязан! ность выдавать деньги вдове Грозного и ее братьям. Нагие ненавидели Бориса и других бояр и ждали смерти Федора, надеясь, что после этого престол унаследует Дмитрий. Дмитрия также воспитывали в этой нена­висти. До Москвы доходили слухи, что царевич в Угличе срубал головы деревянной саблей снежным бабам, которых называл именами бояр, и эти слухи у бояр вызывали тревогу. Было, кроме того, известно, что он стрв' дал «падучей болезнью» — эпилепсией и у него часто случались при* падки. И если бояре опасались, что на престоле Дмитрий мог бы окИ заться похож на своего отца, то у них были на это основания.

Гибель царевича произошла 15 мая 1591 г. на заднем дворе угличского дворца на глазах у довольно большого числа людей. Нагие, и преи#

сеГ0 мать царевича Мария и дядя его Михаил, который был в то время сильно пьян, тут же заявили, что Дмитрия убили, и убил его сын ненави­стного им дьяка Битяговского Даниил, племянник дьяка Никита Качалов cbiH мамки царевича, Василисы Волоховой, Осип. По приказу Марии уда­ряй в набат, поднялся город. Михаил Нагой повел толпу на Битяговских, которые были убиты. Убит был и Н. Качалов, а О. Волохова выдала разъя­ренной толпе Мария, несмотря на мольбы его матери Василисы. Вскоре прибыли в город войска, и восстание было подавлено. Про­трезвевший Михаил и другие Нагие поняли, что им придется отвечать за убийство царского дьяка, поскольку для расследования событий в Угли­че была назначена комиссия во главе с боярином князем Василием Ива- новичем Шуйским — будущим царем. Перед самым приездом комиссии Михаил Нагой велел своим слугам подбросить ножи рядом с брошенны­ми в ров трупами Битяговских. Ножи предварительно испачкали кровью зарезанной курицы. Но комиссия без труда разоблачила эту наивную попытку фальсификации вещественных доказательств. Следственное дело об убийстве царевича было изучено и опублико­вано в 1913 г. В.К. Клейном. Он пришел к выводу, что комиссия Шуйского провела большую работу и опросила свидетелей трагедии. Судя по рас­спросам свидетелей, с Дмитрием случился припадок падучей болезни во время детской игры с ножом в «тычку». С ножом в руках он забился в припадке, упал на землю и порезал горло. Смерть была неизбежна. Следовательно, комиссия пришла к выводу, что царевич зарезал сам себя. В дальнейшем Шуйский в зависимости от политической конъюнктуры дваж­ды менял показания. Так, в 1605 г., когда престол захватил Лжедмитрий I, . он утверждал, что Годунов приказал убить царевича, но убит был другой ребенок, а Дмитрий чудесным образом спасся. В 1606 г., став царем, Шуй- [ ский заявил, что погиб действительно царевич и это было убийство по тайному приказу Годунова.

[ Годунов был весьма непопулярен в разных слоях русского общества. По- I этому слухи о его намерении убить царевича Дмитрия с целью завладеть I престолом, как и о чудесном спасении царевича, получали широкое распрос- I транение. При Романовых, царствовавших с 1613 г., версия об убийстве царе- I мча по тайному приказу Бориса стала официальной, а в дальнейшем ее В приняли и некоторые историки — М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин, С.М. Со­ловьев. Приняли ее А.С. Пушкин и А.К. Толстой. Напротив, правоту выводов бедственной комиссии Шуйского и, следовательно, непричастность Годуно- 11 к гибели Дмитрия признавали С.Ф. Платонов и Р.Г. Скрынников. Более осторожно подходил к решению этого вопроса Н.И. Костомаров, не дове­дший сказаниям об убийстве царевича по заданию Годунова, но и не ис- Рочмший того, что могли существовать какие-то неизвестные историкам |Факты, которые могли бы свидетельствовать об убийстве и о вине Годунова.


В 1591 г. положение в стране оставалось весьма непростым. Грози«1 нашествие как со стороны шведов, так и со стороны крымских татар, tyjl спокойно было и в Москве, и властям приходилось держать в столищ войска. Положение еще больше обострилось после того, как в конце мя| там случились сильные пожары и выгорела значительная часть город]! Нагие через своих агентов обвиняли Годунова в том, что он не тольД убил царевича, но и поджигал город. В ответ правительство обвиниД Нагих в измене, выразившейся в убийстве дьяка М. Битяговского и друЗ гих людей. Арестованы были все Нагие, а также участники угличского! бунта. Мария Нагая была выслана в отдаленный монастырь Св. Николая вблизи Белоозера и пострижена под именем Марфы. Нагие были nocaj жены в разные тюрьмы, а их люди были казнены или высланы в Сибирь. В Сибирь «сослали» даже угличский колокол, предварительно отрезаа|у него «язык» И «ухо». Так завершилось угличское дело 1591 г.

Вместе с гибелью царевича Дмитрия Ивановича надежд на сохранение! династии оставалось немного. Правда, в 1592 г. у Федора и Ирины, нако] нец, родилась дочь, которую крестили в Чудовом монастыре 14 июнями назвали Феодосией. Но через год царевна умерла. Рождение и смерти царевны Феодосии дало повод для появления еще одного слуха — о том, что по приказу Годунова родившегося у царицы Ирины сына подмея нили девочкой. Во всяком случае, основываясь на этом слухе, за сына] Федора «царевича Петра» будет выдавать себя в 1606 г., при Лжедмрт! рии I и во время восстания И. Болотникова, муромский посадский челш век Илейка Горчаков, который появится у казаков на Тереке.

ri
ao

В последние годы царствования Федора в стране шло быстрое оформлении крепостного права. Это являлось результатом целенаправленной полити! ки властей, вызванной тяжелым состоянием вооруженных сил страны, ос-1 нову которых составляло дворянство. Последствия всей внутренней по-1 литики Ивана Грозного проявились в запустении наиболее развитых] регионов государства, тяжело сказывались на дворянах. «Земли была много, рук — мало», — так вкратце определил их положение С.М. Соля вьев в условиях, когда крестьяне бежали прежде всего из поместий, где было особенно тяжело. Тяжелое положение крестьян, живших на поместа ных землях, определялось прежде всего тем, что сам помещик обязан] был выходить на службу «конным, людным, хлебным и оружным», а все содержание и снаряжение помещика падало на немногочисленное насе­ление мелких поместий. При царе Федоре правительство провело описа­ние земель, находившихся в казенной собственности и шедших на помеси ные дачи. Описания выявили печальную картину — земля по существ» обезлюдела даже в тех краях, которые менее других пострадали при Иване Грозном. Тогда же, в 1592 г., как предполагают некоторые историки, ЦаР"

Федор издал указ о запрете крестьянского выхода в Юрьев день. Но указ этот, который искал еще В.Н. Татищев, не найден. Через пять лет, в 1597 г., правительство сделало новый крупный шаг в развитии крепостничества. Приговор о служилых холопах, принятый 1 фев- раля, существенно пересматривал их отношение со своими господами. Те­перь они не могли уже после выплаты долга переходить к другому гос­подину или выйти на свободу. Они должны были служить у прежнего господина «бессрочно». Служба «добровольных» холопов ограничивалась полугодовым сроком, а те, кто был в таком положени более полугода, приравнивались к остальным холопам. 24 ноября был издан указ о вве­дении «урочных лет», устанавливавший пятилетний срок сыска для бег­лых крестьян. Таким путем власти решали проблему обеспечения рабочи­ми руками мелких служилых людей. Эти указы несомненно способствовали усилению бегства в те места, где не было сыска, в Северские земли и на казачьи реки. Там скопилось беглое население, которое затем в годы Смуты приняло активное участие в гражданской войне. А само крепостное пра- ю в России оказалось в результате этих мер прочно связано с именами царя Федора и Бориса Годунова.

В конце 1597 г. царь Федор тяжело заболел и умер 6 января 1598 г. С его смертью пресеклась династия Рюриковичей. Сразу после смерти Фе­дора Боярская дума принесла присягу его жене Ирине, которой умираю­щий царь завещал престол, что сделало ее на некоторое время формально главой государства. Это был первый случай в истории страны, когда власть переходила к вдове умершего государя. Объяснялось это, конечно, огром­ным влиянием ее брата в правящей верхушке. Такое положение продол­жалось до 17 февраля, когда Земский собор избрал царем Бориса Фе­доровича Годунова.

Так прожил и умер царь Федор Иванович — один из наименее замет­ных и наиболее далеких от реального управления страной русских госу­дарей. Тем не менее он пользовался любовью самых разных слоев на­рода — не только как царь, но и как царь действительно добрый. И в самом деле, он заслужил благодарность русского народа уже тем, что | совершенно не был похож на своего батюшку — кровавого тирана, что 'стране прекратился террор, имевший место при Грозном. Конечно, не Удалось предотвратить скатывание России к Смуте, но ставить это в вину j Федору было бы едва ли справедливо.

Л. В. Мининкова


 


: I_ В "_


Хронология основных событий

1557, 31 мая. Дата рождения.

1589. Избрание первого на Руси патриарха Иова.

1591. Гибель царевича Дмитрия в Угличе.

1592. Отмена права выхода в Юрьев день. 1595. Тявзинский мир со Швецией.

1597. Указ о пятилетнем сроке сыска беглых крестьян.

1598, 6 янв. Дата смерти.

Литература

1. Зимин АЛ Смерть царевича Дмитрия и Борис Годунов // Вопросы истории. 1978, № 9.

2. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. — М., 1993. С. 212-248.

3. Скрынников Р.Г. Россия накануне Смутного времени. — М., 1985.


Правители Смутного времени

мутой называют этап в развитии Российского государства, ха­рактеризующийся системным кризисом, охватившим страну в на­чале XVII в. События конца XVI — начала XVII в. стали резуль­татом сложнейшего переплетения разнообразных противоречий, духовно- нравственных, экономических, династических, сословных и внутрислов­ных, национальных, межгосударственных. Одним из проявлений сложившейся ситуации был кризис государственности, который привел к бесконечной смене правителей России, сопровождаемой острой политической борьбой, появле­нием самозванцев, альтернативных форм правления.

После гибели в Угличе в 1591 г. младшего сына Ивана Грозного Дмит­рия и смерти в Москве в 1598 г. царя Федора Ивановича, не оставившего наследника, прервалась линия личной власти, и страна стала скатываться в пучину гражданской войны. Российское государство вступило в пери­од пятнадцатилетнего кризиса, известного под названием Смута, или Смут­ное время, который продолжался с 1598 по 1613 г.

В дореволюционной историографии под Смутой понималось «общее не­повиновение», «раздор меж народом и властью».

Современники событий, церковная историография первопричину Смуты искали в духовной сфере. С этой точки зрения Смута — одновременно кара за безбожную жизнь и дар, мученический венец, чтобы дать возмож­ность народу явить силу своей веры.

Первая цельная концепция Смутного времени принадлежит В.О. Клю- : чевскому, который рассматривал прекращение династии как повод к Сму- ' 'е и искал ее причины в том сложном политическом и социальном кризи- ' се, в котором пребывала страна в начале XVII в. Согласно знаменитой ; схеме Ключевского, в Смуте «последовательно выступают все классы рус- ; «ого общества, как были размещены по своему сравнительному значе- I нию в государстве на социальной лестнице. На вершине этой лестницы I с'ояло боярство: оно и начало Смуту». Затем настала очередь дворян, а П0Т°М низов, причем в отличие от С.М. Соловьева и Н.И. Костомарова Клю- чевский считал народное движение классовым и равнозначным слагае- Мым всей картины того беспокойного периода.

"•0. Ключевский основное внимание уделил социальным моментам. По его Мнению, общество находилось в состоянии социальной неустойчивости,


когда шла борьба между всеми сословиями за баланс обязанностей Я привилегий. Он отмечал: «Смутное время можно назвать поворотной эЛ хои в нашей истории. Самые глубокие и прочные основы государстве^ ного порядка поколебались, государи быстро сменялись или друг с дрЛ гом боролись; некоторое время страна оставалась совсем без госуддЛ общество распадалось на враждебные друг другу классы».

В наиболее развернутом виде концепция причин и сущности Смуты Я основе которой лежал социальный кризис, а не борьба внутри господ! ствующего класса, сформулирована С.Ф. Платоновым.

В советской историографии термин «Смута» был отброшен, период стая определяться как крестьянская война под предводительством И. Болот-;] никова и иностранная интервенция в России.

В настоящее время термин фактически возвращен в современную ис-Я ториографию, которая пока еще ничего принципиально нового не внесли в научное изучение проблемы. Кризис российской государственности на j рубеже XVI и XVII вв. в отечественной историографии рассматривается как составляющая системного кризиса, охватившего Россию в резулы! тате сложного взаимодействия социально-экономических и политический ПЗ 2D I причин.

Начало XVII в. — Смутное время: все в движении, все колеблется, раза Я мыты контуры событий, с невероятной быстротой меняются цари, неред! ко в разных частях страны и даже в соседних городах, признав в одно Я М- то же время власть разных государей, люди подчас молниеносно меняют! политическую ориентацию... Естественно, что такой динамичный периоД был на редкость богат яркими событиями, но и разнообразными альтер-! нативами развития. Смутное время оказалось временем утраченных возя можностей, когда не осуществились те альтернативы, которые сулили беД лее благоприятный для страны ход событий.

Царь Федор Иванович не оставил письменного завещания. По поводя его последней воли было две версии. Одна из них исходила от правитель» ства Бориса Годунова и гласила, что Федор «оставил державу» своей суп! руге Ирине (родной сестре Бориса), а своими душеприказчиками назначим патриарха Иова и Бориса Федоровича. По другой версии, подкрепленной свидетельствами некоторых современников, Федор наказал Ирине «принят! иноческий образ» и остаток жизни провести в монастыре.

С первого же дня междуцарствия началась упорная и длительная борИ 6а между претендентами за обладание высоким троном государя. СреДЧ желающих надеть на себя шапку Мономаха первыми называли предст^ вителей высшей знати — Федора Никитича Романова (родного племяНЧ ника царицы Анастасии и двоюродного брата царя Федора) и «принце' крови» Василия, Дмитрия, Александра и Ивана Шуйских. В жилах главЫ] Боярской думы князя Федора Ивановича Мстиславского тоже текла пар'

кая кровь — он был праправнуком Ивана III, но среди коренной рус­ской знати не пользовался особым уважением, поскольку был выходцем j Литвы. Борис Годунов по своему родословию был одним из последних в ряду тех> кого аРистокРаты считали достойным занять первое место в суДарстве. По их глубокому убеждению, царем на Руси мог быть толь­ко князь Рюрикович, а Борис, который не происходил от «царского коре­ши», не мог и не должен был думать о царской короне. И все же в трудной, полной драматизма борьбе за корону нелегкую победу в конечном счете одержал Годунов.

К концу царствования Федора и в Боярской думе, и в Государевом дво­ре были сторонники Бориса, обязанные ему своим выдвижением и опа­савшиеся перемен. Тем не менее со смертью Федора ситуация в Думе изменилась — сильно возросло влияние противников Бориса, группиро­вавшихся на этот раз вокруг Романовых. Поэтому Годунов вопреки воле Федора не хотел пострижения вдовствующей царицы и надеялся времен­но закрепить за ней трон с тем, чтобы потом получить его из ее рук. Возведению Бориса на трон всячески способствовал его преданный слу­га — патриарх Иов, всецело обязанный правителю своим избранием на патриарший престол. Власть перешла к царице Ирине как вдове бездетного монарха. 8 ян­варя 1598 г. она подписала закон о всеобщей амнистии. Патриарх Иов в угоду Борису направил во все епархии наказ целовать крест царице. Но текст присяги вызвал всеобщее недоумение, так как подданным пред­стояло принести клятву на верность патриарху Иову и православной вере, царице Ирине, правителю Борису Годунову и его детям. Ирину охотно величали «великой государыней», но это было далеко не равнозначно ; реальному царскому титулу. По сложившейся традиции, цариц не только не короновали, но и не допускали к участию в этой церемонии. Ирина, | как некоронованная особа, которой не присягали ее подданные, не обла- Е Дала царской властью, следовательно, не могла передать ее своему брату. [ 15 января Ирина объявила о своем уходе в Новодевичий монастырь в I надежде, что на престоле окажется ее брат. Она приняла постриг под име- I «ем старицы Александры, но номинально продолжала править страной. I От имени «царицы — инокини Александры» издавал указы и посылал на I места грамоты патриарх Московский и всея Руси Иов, в руки которого I Прешла реальная власть в Москве.

Уход Ирины в монастырь подогрел страсти претендентов. Борьба за j ®ласть обострилась настолько, что привела к расколу Боярской думы. I Ратья Романовы выступили с резкими нападками на правителя. Борис I "ерестал ездить в Думу и занимался делами государства, не покидая своего I Ремлевского убежища. Однако вскоре раздор среди думцев достиг такой I стРоты, что всесильный при Федоре правитель предпочел направлять


события из хорошо укрепленного Новодевичьего монастыря. В Крем Я доверенным лицом Бориса оставался патриарх Иов, он не обладал ни сидЯ ным характером, ни достаточным авторитетом среди знатных бояр, но имД но он сыграл главную роль при воцарении Бориса.

С 20 января по 20 февраля в Новодевичий монастырь одно за однил тянулись шествия во главе с патриархом Иовом. Их участники проси/на «царицу — инокиню Александру» дать «на Московское государство» Бориса, который выдвинул встречное требование — созвать Земский со. бор для избрания царя.

17 февраля 1598 г. истекло время траура по Федору. В тот же день в Кремле собрался Земский собор. При активной поддержке патриарха Иова] и московских иерархов Собор избрал на царство Бориса Годунова.

18 февраля в Успенском соборе в Кремле состоялся торжественный мо- лебен, 20 февраля патриарх Иов и члены Собора отправились в Новодя вичий монастырь, чтобы сообщить о решении Земского собора. Борис ответил отказом, распустил слух о своем скором пострижении в монахи, чтобы еще больше привлечь к себе внимание москвичей.

Тогда патриарх повелел в ночь с 20 на 21 февраля открыть все столиц* Э©Ш1И| ные церкви и с вечера до утра провести в них массовые богослужения^ Утром духовенство вынесло из храмов наиболее чтимые москвичами иконм и крестным ходом снова двинулось к Новодевичьему монастырю. За икоя нами шла довольно внушительная толпа. Переговоры с Борисом и его | [ сестрой вели высшие чины Собора. Борис наконец соизволил «покоритЯ ся волеизъявлению народа» и объявил толпе о своем согласии принято шапку Мономаха. Патриарх Иов сразу же в монастырском соборе нарек! правителя на царство.

Только 26 февраля Борис покинул келью Новодевичьего монастыря, вер® нулся в Кремль и в Успенском соборе патриарх второй раз благословиЯ Годунова на царство. Затем Борис после совещания с патриархом под' предлогом поста и болезни сестры отправился в Новодевичий монастырь,] 9 марта патриарх Иов собрал освященный собор и Боярскую думу для! решения вопроса о дне коронации Бориса. Провинциальные епархии поч лучили от патриарха повеление в течение трех дней читать в соборах пол колокольный звон грамоту об избрании Годунова на царство.

В марте-апреле в Новгород Великий, Псков, Смоленск, Казань были по! сланы представители Думы и дьяки, чтобы «привести к кресту местных; бояр и воевод, дворян и детей боярских, торговых и посадских людеИш Весь март и апрель правитель оставался в монастыре, изредка наезжая в столицу. 19 марта он впервые созвал Боярскую думу для решения еров ных местнических дел.

30 апреля после нескольких шествий просителей во главе с патриархом | в Новодевичий монастырь Годунов второй раз торжественно вернулся а

Москву. Отстояв службу в Успенском соборе, он прошел в царские палаты и там «сяде на царском своем престоле».

Таким образом, Борису Годунову удалось превозмочь, казалось бы, непреодолимые пре­грады на пути к высшей власти, не прибегая к насилию, без кровопролитий сломить сопротив­ление боярской знати.

Каков же был первый выбранный царь Рос­сии? Родился Борис Годунов в среднепомест- ной провинциальной дворянской семье в октяб­ре 1552 г., представители которой издавна служили при московском дворе. Основателем рода Годуновых является мурза Чет, выехавший в Москву из Золотой Орды в 30-х гг. XIV в.

Отец Годунова — Федор вместе со своим братом Дмитрием (оба из Костромы) сообща владели там небольшой вот­чиной. После ранней смерти отца Борис Годунов и его сестра Ирина вос­питывались в семье дяди-опричника, занимавшего при Грозном влиятель­ную и почетную придворную должность постельничего. В те тревожные времена постельничий не только ведал царской спальней и гардеробом, но и обеспечивал быт и повседневную безопасность царской семьи. Друж­ба человека, столь приближенного к царю, в ту пору была лестна многим, даже всесильному Малюте Скуратову, который вскоре выдаст за Годунова свою дочь Марию.

Едва достигнув совершеннолетия, Годунов становится опричником. На первых лорах в круг его скромных обязанностей входит оказание помо­щи царю при одевании и раздевании да дежурство на Постельничьем крыльце Кремлевского дворца. Однако с первых же шагов на придвор­ном поприще, знакомясь с царившими при дворе порядками, юный оприч­ник быстро постигает механизм действия законов власти. Позже, получив высокий думный чин окольничего, дядя Дмитрий оставит свои прежние обязанности племяннику. А вскоре придет время, когда постельничий Бо- : рис Годунов с помощью тестя Скуратова основательно укрепит свое по- ' мнение при дворе.

К тридцати годам Борис Годунов уже боярин, с правом самостоятельного (разумеется, от имени царя) приема иностранных послов: сила и влияние его ничуть не будут поколеблены даже после внезапной смерти тестя на Юле боя.

  Царь Борис Годунов
НННКИИИНИИИИиэд

будучи человеком большого ума и твердой воли, обладая широким поли- "ческим кругозором, являясь сторонником сильной царской власти, Борис "Дунов совершает блестящую карьеру при царе Федоре Ивановиче. Он


удостаивается уже самого высшего думного чина — конюшего, получ^Я звание ближнего великого боярина и наместника Казанского и Астра! ханского ханств. Федор Иванович занимал престол четырнадцать лет ]Н из них по меньшей мере 12, а то и 13 фактически правителем страци| был Борис Годунов, и в конечном итоге он сам становится царем Росс|Д Придя к власти в тяжелых условиях разрухи и сложной внешней обстаЛ новки, Борис Годунов продолжил политику Ивана Грозного, но менее жес-1 токими методами. Методы управления Годунова мало напоминали методу! управления царя Ивана. Даже в самые критические моменты Борис не при-i бегал к погромам, резне и кровопролитию, а его опалы отличались крат-1 ковременностью. Судьба Романовых может служить тому примером. Бори.] са всегда подозревали в коварстве. Вступив на трон, он осыпал милостями своих наиболее опасных соперников. Александр Романов получил боярЯ ский чин, Михаил Романов и Богдан Бельский стали окольничими.

Но Борис был беззастенчив и жесток в устранении своих политическим противников, но только реальных, а не выдуманных. Он не любил устрш ивать казни на площадях, торжественно и громогласно проклинать из-1 менников. Его врагов тихо арестовывали, тихо отправляли в ссылку или! в монастырскую тюрьму, а там они тихо, но обычно быстро умирали —1 кто от яда, кто от петли, а кто неизвестно от чего.

При Годунове шло строительство новых городов, особенно в По-| волжье, — это Самара, Саратов, Царицын, Уфа. Основан Томск, проч должается освоение Сибири.

Облегчилось положение посадского населения: крупные феодалы больше] не имели права держать в своих «белых», не обложенных податями слоЧ бодах ремесленников и торговцев; все, кто занимался промыслами и тор­говлей, должны были отныне входить в посадские общины и вместе со всеми платить государственные налоги — «тянуть тягло». Борис служи лым людям «на один год вдруг три жалованья велел дать», а «с земли! со всей податей, дани, и посохи, в городовые дела, и иных никаких пода»! тей имати не велел», «и гостем, и торговым людям всего Российского! государства в торгах повольность учинил». Трудно, конечно решать, где в| подобных мерах кончалась искренняя и серьезная забота о народном благе и где начиналась погоня Бориса за личным успехом.

Вместе с тем Годунов стремился к сплочению, к консолидации всего господствующего класса. Это была единственно правильная политика в условиях всеобщего разорения страны.

 

Привилегированный класс феодалов-землевладельцев по своей чис­ленности составлял незначительное меньшинство населения, но в рука*; его представителей сосредоточивалась вся полнота экономической и по­литической власти. Опричнина не изменила структуры феодальной соб­ственности на землю и не нарушила социального строя государства, по- зТомУ структура правящего класса к началу XVII в. осталась практически

„(изменной.

Верхний слой господствующего класса феодалов-землевладельцев, ло­мщиков и вотчинников, составлял государев двор — корпорацию госу­даревых служилых людей. Высшим чином двора был боярин. Знатные ари­стократы, не получившие боярского чина, именовались дворянами. Нижний, несравненно более многочисленный слой служилых людей со­ставляли провинциальные дети боярские. Они служили по тем уездам («го­родам»), где владели землей. Правительство Бориса Годунова стало привлекать к делам управления ,ерхи провинциальных детей боярских — дворянский «выбор». В эту ка­тегорию зачислялись «лучшие» «городовые» дети боярские. «Выборные» лети боярские в течение одного-трех лет несли службу в столице. Они занимали низшую ступень дворцовой иерархии, но на их долю приходи­лось более половины всего состава государева двора. «Выборные» дети боярские, служившие в 1598 г. в Москве, участвовали в Земском соборе, который избрал Бориса на царство.

Во время правления Бориса Годунова структура государева двора окон­чательно приобрела чиновный характер. В думных чинах состояло 65- 70 человек. За ними следовало примерно 500 высших дворянских чинов: больших дворян московских, стольников и стряпчих. Все центральное и местное управление, все гражданские и военные должности находились в руках думцев и приказной бюрократии.

При назначении на военные и государственные должности решающее значение имела так называемая система местничества, хотя она никогда не объявлялась в законодательном порядке и основывалась исключительно на обычае, возникшем в конце XV в.

Во внешней политике Борис Годунов стремился к победам не столько на поле брани, сколько за столом переговоров.

Несколько раз удалось продлить перемирие с Речью Посполитой. Хо- ] рошо развивались отношения с государствами Средней Азии. Укреплялась "борона южных границ. Единственная война, начатая Россией в правле­ние Бориса Годунова, была направлена против Швеции. В результате Ли­онской войны ей досталось побережье Финского залива. После трех лет •оенных действий в 1595 г. был подписан Тявзинский мирный договор, | «Рнувший России Ивангород, Ям, Копорье, волость Корелу, т.е. он воз- | 'Ратил многое из потерянного Грозным в Ливонской войне и расширил Ь,Х0А к Балтийскому морю. Борис поддерживал мирные отношения с Римским ханом и османским султаном. °ДУнов всячески поощрял экономические, культурные и торговые от­менил с Западной Европой. Для торговых операций с Ганзейским с°к>зом, городом Любеком он пытался наладить морское сообщение через


Ивангород. Однако шведы, располагая первоклассным флотом и ссьмя ясь на условия Тявзинского договора, блокировали Ивангород с моря В Борис Годунов сделал первую до Петра попытку ликвидировать культуД ную отсталость России от стран Западной Европы. В страну приезжает мно.] го, значительно больше, чем раньше, иностранных специалистов — военных и врачей, разведчиков полезных ископаемых (рудознатцев) и мастеров.

Его даже обвиняли (как через 100 лет Петра I) в излишнем пристрастим к «немцам» (как называли в России западноевропейцев). Впервые «для науки разных языков и грамотам» было отправлено в Англию, Францию ! Германию несколько молодых дворян. В Смутное время они не реши! лись вернуться на Родину и остались за границей.

При Борисе успешно развивалось книгопечатание. Он хотел создать в России школы и даже университет по европейскому образцу. В 1600 я Годунов послал в Германию немца Иоанна Крамера, поручив ему подо.1 брать и привезти в Москву профессоров и докторов.

Эти планы Бориса не были выполнены из-за сильного противодействия ортодоксального духовенства.

Борис Годунов уделял много внимания строительству и благоустройства столицы. При нем русские мастера соорудили в Кремле водопровод с моим ным насосом. Вода теперь «великой мудростью» по подземелью поднима-1 лась на Конюшенный двор. Подле Архангельского собора были выстрое-] ны обширные палаты для военных приказных ведомств, а в Китай-городе на месте сгоревших торговых рядов возникли каменные лавки. Старей обветшалый мост через Неглинку строители заменили новым широким мо-| стом, по краям которого расположились торговые помещения.

На Красной площади было сооружено каменное Лобное место. Борис] приказал надстроить стояк колокольни Ивана Великого и сам заложил крепость в Смоленске. В ее сооружении принимали участие «все городя Московского государства». Увенчанная 38 башнями, эта крепость стала мощным оборонительным форпостом на западе страны.

Годунов был превосходным оратором, обладая звучным голосом и да­ром красноречия. Люди восхищались его речами. Современники отмечалЯ величественные манеры, красоту лица и приветливость в обращении но­вого царя. По словам одного из них, Борис «цвел благолепием» и «об­разом своим множество людей превзошел».

И не подлежит спору то, что под управлением Бориса, по согласному мнению отечественных современников, страна испытала действительное облегчение.

Hp 19 20

Русские писатели говорят, что в правление царей Федора и Бориса оЩ «благополучно время подаде», московские люди «начаша от скорби быв- шия утешатися и тихо и безмятежно жити», «светло и радостно ликую* ще», «и со всеми благинями Росия цветяше».

Иностранные наблюдатели также отмечают, что положение Московии при мисе улучшалось, население успокаивалось и прибывало, упавшая при Гроз- н0М торговля оживлялась и росла. Страна отдыхала от войн и жестокостей Гвозного и чувствовала, что правительственный режим круто изменился к

шему. В этом, конечно, следует видеть крупную заслугу Бориса. | Однако улучшение экономического положения только намечалось, а по­скольку выход из кризиса шел крепостническим путем, то в крестьянстве зрело недовольство. I Россия шла по пути усиления крепостного права. I Первый шаг был сделан еще при Иване Грозном, когда временно за- I претили переход, крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день.

В царствование Федора Ивановича были приняты новые крепостнические | указы.

В1581 г. начинается новое описание русских земель и временно запре­щается (первоначально, вероятно, в отдельных районах) выход крестьян в [ Юрьев день («заповедные лета»). В 1592 г. начинается составление писцо- I вых книг, которые рассматривались как официальный документ, прикреп­лявший крестьян к земле и феодалам как ее собственникам. Указ 1597 г. установил пятилетний срок («урочные лета») для возвращения прежним i владельцем всех беглых и насильно вывезенных крестьян. В это же время I положение холопов сближается с положением крепостных крестьян. I Правительства Ивана Грозного и Бориса Годунова шли на прикрепление крестьян к земле, руководствуясь прагматическими, сиюминутными сооб­ражениями, стремлением ликвидировать и предотвратить запустение цент- j ральных уездов. Но это были в действительности лишь поводы, а не при­чины перехода к крепостничеству.

Не U к

i Хозяйственный кризис после опричных лет был следствием более об- I щих социальных процессов. В это время, может быть, ярче, чем когда бы I то ни было, прослеживается тенденция к усилению эксплуатации кресть- [ янства и отдельными феодалами, и государством. I Для этого были два рода причин. Во-первых, численность феодалов рос- I ла быстрее, чем численность крестьян: в условиях длительной войны пра­вительство постоянно рекрутировало в состав «детей боярских» выход- I ЧИиз плебейских слоев, раздавая им за службу поместья с крестьянами. I "Мщение средних размеров феодальных владений при сохранении фе- I °Далом жизненного уровня прошлых лет привело к тому, что повинности 1 Рвстьян неуклонно возрастали. Во-вторых, многие феодалы не ограни­вались сохранением жизненного уровня, а стремились к его росту. J601 и 1602 гг. был неурожай. В стране начался голод, продолжав- Ш№ три года.

только погода, но и неустойчивость крестьянского хозяйства приве- голоду. у многих бояр и в монастырях лежали запасы зерна. По


словам современников, их хватило бы всему населению страны на четыр( года. Но феодалы прятали запасы, надеясь на дальнейшее повышение цен Они выросли примерно в сто раз. Люди ели сено и траву, доходило Ц людоедства.

Борис Годунов боролся с голодом как мог. Бедным раздавали деньги организовывали платные строительные работы. Он распорядился раздал вать бесплатно хлеб из государственных хранилищ, таким образом наде- ясь подать добрый пример феодалам. Но житницы бояр, монастырей и даже патриарха оставались закрытыми.

А тем временем к бесплатному хлебу со всех сторон в Москву и круЫ ные города устремлялись голодающие. Хлеба на всех не хватало. Люди| мечтавшие о спасении, умирали от голода прямо на улицах. Только в Москве было похоронено 127 тысяч человек, а хоронить удавалось не всех.

Пока крестьяне в городах умирали в напрасном ожидании пищи, их поля] оставались необработанными и незасеянными. Так закладывались осно­вы для продолжения голода.

Причины провала попыток Годунова преодолеть голод, несмотря на но креннее стремление помочь людям, прежде всего в том, что царь борол] ся с симптомами, а не лечил болезнь.

Причины голода коренились в крепостничестве, но даже мысль о вое-] становлении права крестьян на переход не приходила в голову царя, ЕдиЯ ственной мерой, на которую он решился, было разрешение в 1601—1602 If, временного снятия ограничений перехода некоторых категорий крестьян! Эти указы не принесли облегчения народу.

Бороться эффективно с голодом можно было, лишь нарушив привилегии феодалов и ликвидировав крепостничество. Но об этом правительств^ не думало.

Голод в стране погубил Бориса. Волнения охватывали все большие тер» ритории. Царь катастрофически терял авторитет.

Те возможности, которые открывало перед страной правление этого Ш лантливого государственного деятеля, оказались упущены.

Можно по-разному относиться к личным качествам Бориса Годунова, но даже самые строгие его критики не могут отказать ему в государственной1 уме, а самые рьяные апологеты не в состоянии отрицать, что Борис Ф| дорович не только руководствовался в своей политической деятельности моральными нормами, но и нарушал их для собственной выгоды посто' янно. И все же он был прежде всего талантливым политическим деятЯ лем, несомненно, реформатором.

Удивительный парадокс: Иван Грозный привел страну даже не к краю пропасти, а просто в пропасть, И все же в народной памяти он остаЯ порой внушающим ужас, отвращение, но ярким и сильным человекомИ

 

ШяйЙЯШШШШШЩ


 


Борис Годунов пытался вытащить страну из пропасти. И поскольку ему о не удалось, он оказался устраненным из фольклора, а в массовом

I

сознании сохранился лишьсо своим лукавством, изворотливостью и не-„скранностью.

Несмотряна ряд внешнеполитических успехов и первоначальную стабили- : jjl|()l0 внутренней ситуации, Борису Годунову не удалось укрепить положе­ние новой династии среди знати и широких слоев российского общества. [ усиление крепостного гнета, противодействие казачества централизаторскимтенденциямусугубляли социальную сторону кризиса власти. I к юму же царь тяжело заболел. 13 апреля 1605 г. Борис Годунов умер. На престол взошел его шестнадцатилетний сын Федор, не пользовавшийся

„торитетом. Родился Федор в 1589 г. Он занимал царский престол с [ апреля по июнь 1605г. Убит был в Москве 10 июня 1605 г.







Сейчас читают про: