double arrow

Конфедеративное устройство


Вторым конституционным признаком конфедерации было сохранение госу­дарственной автономии провинций. Все провинции располагали са­мостоятельными органами власти и управления, построенными в равной степени по республиканскому и монархическому принципу. Большинство внутренних дел они решали вполне независимо от центра.

Органами власти в провинциях были представительные провин­циальные штаты. Организованы они были на исторических началах по сословному принципу и по-разному в различных землях.

В Голландии (наиболее крупной провинции Республики, где жи­ло до половины ее населения, и которая обеспечивала до 60 % объе­диненного бюджета) штаты составлялись преимущественно из пред­ставительства дворянства и городов. Единственный «голос» от дво­рянства был закреплен за принцами Оранскими, а шесть других депутатов посылали магистраты больших городов. Иногда приглаша­лись также делегаты сельских общин или небольших городов. С 1584 г. штаты разделились на южную и северную части. Но реше­ния принимались единогласно. В следующей по размерам и по важ­ности провинции — Зеландии — местные штаты были организова­ны аналогично. Реально здесь еще большее влияние принадлежало принцам Оранским, поскольку провинция была ранее, их феодаль­ным владением и даже города находились под сеньориальным гла­венством.




По-особому были организованы провинциальные штаты во Фрисландии (как и Зеландия, она обеспечивала 11,5 % общего бюджета). Земельный орган составляли 9 советников, избираемых от сельских округов (одновременно и дворянства, и крестьян) и от городов. Историческая слабость дворянства здесь предопределила то, что право голоса было связано со статусом землевладения, а не с со­словием. Поэтому широко распространилась практика покупки го­лосов вместе с землевладением. Решения принимались также едино­гласно. Такое же устройство имели провинциальные штаты Хро-нингена.

В наибольшей степени традиционным сословным представитель­ством были штаты провинции Утрехт (около 6% общего бюджета Республики). Они составлялись из делегатов соборных капитулов, от земского дворянства (рыцарства), от самого г. Утрехта и несколь­ких малых городов. В ходе политического переворота и снижения влияния католической церкви делегаты от капитулов стали выдви­гаться на пропорциональной основе горожанами и дворянством. В XVII в. и в этих штатах утвердился принцип единогласного приня­тия решений.

Провинция Хелдер, сохранившая статус герцогства, была в госу­дарственно-политическом отношении ближе к монархии. Власть принадлежала местному стадхаудеру, а провинциальные штаты представляли преимущественно дворянство.



Провинциальные штаты все обладали примерно однотипными полномочиями. Они принимали решения о местном налогообложе­нии, о делегировании депутатов в общереспубликанские органы, из­давали местные законы, осуществляли контроль за исполнительной властью. Штаты решали споры между общинами и городами своей провинции.

Во всех провинциях исполнительная власть принадлежала стад-хаудерам. В одних эти посты сохранились за историческими сеньо­рами, в других это был выборный провинциальными штатами. Стад-хаудеры назначали других должностных лиц, председательствовали в судах, руководили деятельностью штатов. Двор стадхаудеров вы­полнял, по существу, функции правительств.

Помимо специальных налоговых ведомств, в провинциях форми­ровались и особые, вызванные спецификой экономики или хозяйства правительственные учреждения. Так, в Голландии было центра­лизовано управление водным хозяйством и строительством дамб. Существовало даже особое налогообложение для содержания таких сооружений.

Провинциальные города сохраняли и развили в условиях респуб­лики институты самоуправления: выборные магистраты, бургомист­ров, городские суды, городскую милицию. В составе Республики бы­ло еще шесть категорий союзных и полуавтономных земель, кото­рые не имели представительства в Генеральных штатах, а управля­лись под руководством какой-нибудь крупной провинции. Но свое общинное самоуправление в них сохранялось.



Установившийся в Республике Соединенных провинций в ходе политического самоопределения государственный уклад по своим принципам не был еще государственностью Ново­го времени. Он был во многом традиционным, построенным на сословно-корпоративных началах с подменой общенационального представительства представительством дворянства и городского пат­рициата. В этом отношении не было существенного различия с политическим устройством итальянских городских республик (см. § 30). Уклад не соответствовал и политическому идеалу эпохи о го­сударстве, основанном на свободном волеизъявлении человека; не было и речи о каком-то разделении законодательной и правительст­венной власти. Велико было реальное политическое значение полу­монархической власти стадхаудеров. Обновление государственного уклада было значительным лишь постольку, поскольку оно было связано с «духом свободы», прежде всего религиозной, и постепен­ным распространением этого духа в реальной политике на другие сферы общественной жизни и гражданского права.







Сейчас читают про: