double arrow

Учение Ж.-Ж. Руссо о законах


Руссо различает 4 рода законов: политические, гражданские, уголовные и законы четвертого рода, "наиболее важные из всех", - "нравы, обычаи и особенно мнение общественное". При этом он подчеркивает, что к его теме обществ.договора относятся только полит.законы. Применительно к этим полит. (основным) законам Руссо отмечает, что в них всеобщих хар-ер воли сочетается со всеобщностью предмета, поэтому такой закон рассматривает подданных как целое, а не как индивидов, а действия как отвлечение (но не как отдельные поступки). А цель всякой системы законов - свобода и равенство. Свобода, подчеркивает Руссо, вообще не может существовать без равенства.

В духе Монтескье и других авторов Руссо говорит о необходимости учета в законах своеобразия географических факторов страны, занятий и нравов народа и т.д. Законы - необходимые условия гражданской ассоциации и общежития. Но создание системы законов - дело великое и трудное, требующее больших знаний и проницательности для достижения союза разума и воли в общественном организме. Это "порождает нужду в Законодателе", под которым имеются в виду учредители гос-в, реформаторы в области политики, права и морали. Великого законодателя Руссо сравнивает с механиком изобретателем машины и создателем образца, а великого правителя - с рабочим, который лишь собирает и пускает в ход машину. Но такой великий законодатель, поясняет Руссо, это учредитель гос-ва, а не магистратура или суверен. Деят-ть такого необыкновенного законодателя просвещает народ и подготавливает необходимую почву для его собственного выступления в качестве законодателя.




Законодательную власть Руссо хар-еризует как "сердце Гос-ва", в случаях крайней опасности, когда речь идет о спасении гос.строя и отечества, "можно приостановить священную силу законов" и особым актом возложить заботу об обществ.безопасности на "достойнейшего", т.е. учредить диктатуру и избрать диктатора. При этом Руссо подчеркивал краткосрочный хар-ер такой диктатуры, которая ни в коем случае не должна быть продлена.

56) Особенности германского Просвещения . Х.Вольф: теория полицейского гос-ва.

Христиан Вольфом (1679-1754 гг.). Как и его предшественники, он не был чужд передовым идейным веяниям, представлениям о свободе личности как о норме естественного права. Однако практические выводы Вольфа из этих теоретических представлений вполне соответствовали оправданию полицейского гос-ва, которое пытались выдать за гос-во просвещенного абсолютизма.

Природа человека, по Вольфу, харак-ся стремлением к совершенствованию. Разум указывает путь к этому - делай добро и избегай зла. Таков нравственный закон природы, соответствующий стремлению людей к совершенствованию и души, и тела, и общества. Человек обязан следовать этому нравственному закону, в этом его право. Право, таким образом, выводится из нравственной обязанности. Оно требует быть нравственным. "Нет права, - писал Вольф, - без нравственности обязательства, которое ему предшествует, в котором оно коренится и из которого оно проистекает. Есть врожденные человеческие права, потому что есть врожденные человеческие обязанности".



От природы все люди равны, поэтому они имеют равные права. Поэтому же ни один человек не должен иметь власть над другим - все люди свободны. Нравственная обязанность совершенствоваться порождает право на образование и научные исследования, право на жизнь и даже право на труд - без труда нет совершенствования, и никто не должен предаваться праздности.

В естественном состоянии, когда люди жили семьями, они не имели достаточно средств для совершенствования. Поэтому семьи решили объединиться в гос-во, цель которого - "общее благосостояние и общая безопасность", обеспечивающие совершенствование людей. Объединившись в гос-во, люди образовали народ, который передал свою верховную власть правительству. Среди форм гос-ва - демократии, аристократии, монархии и смешанной формы - Вольф считает лучшей монархию, ибо, по его мнению, монарх всегда представляет весь народ.



С образованием гос-ва народ ограничил свою свободу для совершенствования составляющих его людей. Во имя этого же ограничено и природное равенство людей. Точно так же каждый человек может ограничить свою свободу и отдать себя в рабство. Отсюда возникает власть одних лиц (господ) над другими (крепостными).

Законы гос-ва - практическая реализация естественного закона. Они дают свободу, необходимую для исполнения нравственных обязанностей. Право - свобода действий для исполнения обязанностей. Рамки этой свободы определяются властью гос-ва, властью просвещенного монарха, заботящегося об общем благе. Эта забота обязывает его регламентировать все сферы человеческой деятельности - хозяйственную и духовную, политическую и научную. Монарх может и должен заставлять работать и предоставлять работу, устанавливать размер заработной платы и цены на товары, заботиться о школьном образовании и развитии искусства, обязывать ходить в церковь и запрещать собрания в частных домах, не допускать распространения учений, вредных для гос.блага, религии и нравственности, и т.д.

Для этого монарх должен быть наделен неограниченной властью в законодательстве, судебной области, назначении чиновничества, вопросах войны и мира. Чтобы максимально использовать свою власть для общего блага, рассуждал Вольф, монарх должен быть добродетельным, знать науку управления гос-вом, любить свой народ и окружать себя умными советниками, не творить произвол. Повиновение ему должно быть безусловным, поскольку сопротивление может возвратить людей в естественное состояние.

Таковы основные представители немецкой политико-правовой идеологии XVII-XVIII вв. Экономическая отсталость большинства немецких земель, неразвитость полит.отношений, реакционный режим полицейского гос-ва привели к тому, что они в лучшем случае создавали абстрактные теоретические конструкции, не имевшие шансов на реализацию, или, как это было у Вольфа, поддерживавшие идеи просвещенного абсолютизма. Не случайно прусский король Фридрих II писал Вольфу, что задача королей - осуществлять идеи философов.

Если в Англии, а позже и во Франции естественно-правовая доктрина стала идейным оружием в борьбе против феодального абсолютизма, теоретической основой лозунгов буржуазных революций, то в Германии она превратилась в средство рационалистического обоснования существовавшего режима и положительного права со скромными пожеланиями их совершенствования во имя общего блага.







Сейчас читают про: