double arrow

Единицы перевода


Важнейшей задачей переводчика является отыскание в исходном тексте минимальной единицы, подлежащей переводу (unit of translation).

Точное определение единиц перевода – одно из важнейших условий точности перевода вообще. Само понятие «единица перевода» в известной мере условно. Наиболее общее определение дано в трудах Л. С. Бархударова:

«Под единицей перевода мы имеем в виду такую единицу в исходном тексте, которой может быть подыскано соответстви е в тексте перевода, но составные части которой по отдельности не имеют соответствий в тексте перевода».

Единица перевода – это наименьшая языковая единица в тексте на ИЯ. Которая имеет соответствие в тексте на ПЯ. Единицей перевода может быть единица любого языкового уровня. В современном языкознании принято различать следующие уровни языковой иерархии:

■ уровень фонем (для письменной речи - графем):

■ уровень морфем:

■ уровень слов:

■ уровень словосочетаний:

■ уровень предложений;

■ уровень текста.

1. Перевод на уровнефонем /графем.

Фонема, как известно, не является носителем самостоятельного значения, она играет в языке лишь смыслоразличительную роль. Тем не менее в переводе единицей перевода иногда оказывается именно фонема. Так, чтобы передать на русском языке английскую фамилию Heath [hi:θ] нужно каждой фонеме в составе английского слова подыскать близкую по звучанию и артикуляции фонему русского языка: Хит. Такой вид перевода носит название переводческой транскрипции. В случае, если соответствие устанавливается на уровне графем (букв), т. е. передается незвуковой облик, а написание, налицо переводческая транслитерация:




Lincoln Линкольн

Траслитерация была распространена вплоть до XIX в., когда любой иностранный текст, записанный знаками латинской графики, при прочтении побуквенно приравнивался к латыни — международному языку светского знания. Переведенные таким образом слова включались в культурную традицию и дошли до наших дней. В некоторых случаях транслитерация держалась недолго и сменялась транскрипцией. Это характерно прежде всего

для перевода французских имен собственных на русский язык, поскольку французский язык к XIX в. окончательно утвердился в России как язык светского общения и его звучание было повсеместно известно. Так, перевод имени писателя: Diderot «Дидерот» (транслитерация) к середине XIX в. Сменился на «Дидро» (транскрипция). Перевод на уровне фонем регулярно встречается:

1) При передаче личных имен и географических названий, хотя и тут есть ограничения, связанные с традицией: Michigan - Мичиган .

2) При передаче экзотизмов:

Fachwerk — фахверк,

куртка — Kurtka,

3) При транскрипционном способе заимствования слов других языков, обозначающих новые понятия:



office — офис,

speaker — спикер,

teenager — тинэйджер,

manager — менеджер.

4)При стихотворном переводе, когда передается звукопись стиха.

2. Перевод на уровне морфем.

В некоторых случаях единицей перевода оказывается морфема, типична, например, передача английских разложимых композитов по корневым морфемам:

moon/light — лунный свет

tea/spoon — чайная ложка

В целом же морфологическая структура семантически эквивалентных слов в разных языках обычно не совпадает, особенно в области словоизменения и словообразования.

3. Перевод на уровне слов.

Гораздо чаще в качестве единицы перевода выступает слово. А. Не can swim.

I I I

Он умеет плавать.

В этих примерах каждому слову в переводе находится пословное соответствие, тогда как по морфемные соответствия устанавливаются не везде.

Единицей перевода слово выступает и тогда, когда в ПЯ ему соответствует не одно, а несколько слов:

В. Она возвращается. — She comes back.

Мы видим из примеров, что соотношение 1-2 (или несколько) может встретиться в любой паре языков. В случаях типа Б можно говорить о разноуровневых соответствиях, в случаях типа А — об одноуровневых.



С переводом на уровне слова мы сталкиваемся при передаче простых, элементарных по структуре предложений.

В большинстве сложных по содержанию текстов они не доминируют, и используются следующие два уровня единиц перевода.

4. Перевод на уровне словосочетания.

Если слово зависит, главным образом, от ближайшего контекста, то основанием для построения единицы перевода является словосочетание или простое предложение. Например, сообщение «Она живет в Москве» практически совпадает по языковому составу с английской фразой “She lives in Moscow”, в то время как аналогичное на первый взгляд сообщение «Она живет в «Астории» соответствует совершенно иному лексико-грамматическому комплексу “She is staying at the Astoria”. Попытка следовать пословному переводу с русского языка на английский во втором примере приводит к искажению сообщения. Так как в данном случае необходимо устанавливать единицу перевода не на уровне отдельных слов, а на уровне словосочетаний, которые обуславливают конкретные пространственно- временные и причинно-следственные зависимости в рамках речевого целого. Если в русском языке «жить» может входить как в сочетание «жить в населенном пункте», так и в сочетание «жить в гостинице», то есть имеет более широкое поле пространственно-временных приложений, то в английском языке эти сообщения требуют разных языковых единиц.

5. Перевод на уровне предложений.

Если слово зависит от нескольких текстовых компонентов, в том числе и выходящих за пределы предложения, то построение единицы перевода основано на сложном предложении или эпизоде. Наиболее распространенной ошибкой при оценке этой группы зависимостей является попытка перевода непосредственной последовательности знаков: в таких случаях даже правильное построение сочетаний оказывается недостаточным, поскольку единицей, подлежащей переводу, должна быть синтаксическая структура более высокого уровня – целое предложение в аспекте его актуального членения, способы и функции которого часто не совпадают в английском и в русском языках. Например, при переводе с английского предложение “A few students of our University were reported to take part in the competition” требует учета тематических зависимостей: словосочетание a few students of our University английском предложении является ремой, то есть отвечает на вопрос что сказано? Английская речь допускает такие конструкции, когда рема занимает начальную позицию в предложении, тогда как русском наиболее естественно помещать рематически зависимые компоненты во второй части предложения. С учетом таких типологических различий наиболее адекватным переводческим решением будет изменение последовательности компонентов исходного предложения: «Как сообщается, в конкурсе приняли участие несколько студентов нашего университета»

6. Перевод на уровне текста.

Если слово зависит от множества текстовых компонентов, то в основе единицы перевода должен лежать весь исходный текст. Предложение вовсе не обязательно составляет самостоятельную единицу текста: оно может входить в более сложные сверхфразовые единства, языковые характеристики которых в той или иной мере зависят от целого, и эта зависимость требует различных языковых решений в разных языках. В «Зазеркалье» Льюиса Кэрролла Алиса встречается с фантастическими созданиями и сравнивает их названия со знакомыми ей насекомыми:…

“And then there’s the Butterfly,” Alice went on….

“Crawling at your feet”, said the Gnat (Alice drew her feet back in some alarm), “you may observe a Bread-and butter-fly. Its wings are thin slices of bread –and- butter, its body is a crust, and its head is a lump of sugar”.

“And what does it live on?”

“Weak tea with cream in it.”

A new difficulty came into Alice’s head. “Supposing it couldn’t find any?” she suggested.

“Then it would die, of course”

“But that must happen very often,” Alice remarked thoughtfully.

“It always happens,” said the Gnat.

В студенческом переводе этот текст выглядит так:

«А еще у нас есть бабочка», продолжала Алиса…

«У твоих ног», сказал Комар (Алиса отступила подальше в некоторой тревоге), «ты можешь наблюдать бутербродочку. Её крылья сделаны из бутербродов с маслом, тело из коржика, а голова из кусочка сахара».

«А чем она питается?»

«Слабым чаем со сливками».

Новая сложность пришла Алисе в голову. «А что если она этого не найдет?» предположила она.

«Тогда она, конечно, умрет.»

«Но это должно происходить очень часто», заметила Алиса задумчиво.

«Это всегда происходит», сказал Комар.

В этом переводе помимо частных лексико-грамматических погрешностей, отсутствует самое главное – игра слов, ирония, столь характерная для исходного текста и составляющая в нем автономные текстовые единицы выше предложения - эпизоды. С учетом эпизодических зависимостей, в перевод Н. Демуровой исходный текст значительно преображается:

«Ну, вот, к примеру, у нас есть бабочка», - сказала Алиса.

«А-а, - протянул Комар. – Взгляни-ка на тот куст! Там на ветке сидит знаешь кто? Баобабочка! Она вся деревянная, а усики у неё зеленые и нежные, как молодые побеги!»

«А что она ест? – спросила Алиса с любопытством.

«Стружки и опилки» - отвечал Комар.

Н. Демурова признает необходимым изменить исходный текст в процессе перевода, сохраняя главное – «остроумную игру названиями различных насекомых, и считает что при этом «оживают стершиеся забытые значения, для которых авто придумывает забавные пары. Процедура значительного изменения текста в данном случае вполне оправдана. Коммуникативно-прагматический способ примененный переводчиком, ориентирован на более сложную по составу и содержанию единицу, чем простые языковые составляющие исходного текста, - на развернутую игру слов.

Текст в качестве единицы перевода обычно рассматривают на примере поэзии. Не только строгие по построению стихотворно-композиционные формы, такие, как сонет, но и лирические стихи свободной архитектоники переводятся исходя из семантического единства всего произведения. Этим объясняется возможность отсутствия пословных соответствий и кажущаяся «вольность» стихотворного перевода.

Однако семантическим единством могут обладать и другие тексты, для которых характерна ярко выраженная функциональность, например тексты рекламы. Это не исключает того, что в таких текстах некоторые особенности оригинала передаются с помощью единиц перевода меньшего объема.

К тому же между уровнем предложения и уровнем текста, выступающими в качестве единиц перевода, нет отчетливой границы: и запретительные надписи, и формулы контакта, и пословицы можно с определенных функциональных точек зрения рассматривать как целые тексты.

Вывод

Устанавливая статус и параметры единицы перевода, мы членим текст на более или менее крупные отрезки, от отдельного слова до целого эпизода, а порой и до сегмента (отрезка) равного самому тексту. Чем больше слово сохраняет контекстуальную независимость, тем вернее оно является минимальным сегментом, предназначенным для перевода (является единицей перевода).

Если слово зависит от ближайшего контекста, то единицей перевода будет словосочетание или простое предложение.

Если слово зависит от множества текстовых компонентов, то в основе единицы перевода должен лежать весь исходный текст.

Если слово зависит от условий выходящих за пределы текста, то переводчик должен предусмотреть возможность культурологического комментария или создание новой языковой единицы путем транслитерации или калькирования. При переводе текстов исторического или культурологического содержания, вставляют пояснения.







Сейчас читают про: