double arrow

КРИТО-МИНОЙСКАЯ И МИКЕНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Древнегреческую историю специалисты делят на несколько условных периодов:

· Крито-микенский период (3000 –1100 гг. до н. э.)

· Темные века (1100 – 800 гг. до н. э.)

· Период архаики (800 – 500 гг. до н. э.)

· Классический период (500 – 336 гг. до н. э.)

· Эпоха эллинизма (336 – 30 гг. до н. э.)

Греция, с одной стороны, состояла из множества вполне самостоятельных, обособленных, нередко враждовавших между собой государств, с другой – существовала некая рано осознанная общность, проявившаяся в едином, несмотря на диалектические различия, языке, единой религии, общегреческих святилищах и празднествах. Географически к Древней Греции относятся наряду с материковой Грецией, острова Эгейского моря, Крит, Кипр и западное побережье Малой Азии. По археологическим данным, заселение Греции прослеживается вплоть до среднего палеолита (40 тыс. лет до н. э.). Но пока нет данных о непрерывном заселении мест палеолитических находок (Халкидика, Западная Македония, Эпир, Керкира, Фессалия, Беотия, Элида) вплоть до периода неолита и бронзы. Значительно больше распространены неолитические стоянки, жителям которых было знакомо земледелие и изготовление керамики.

Современная историческая наука считает, что первые очаги государственности на Балканском полуострове возникают уже в середине III тыс. до н.э. Создателем древнейшей цивилизации в районе Эгеиды было догреческое население. Греческие племена ахейцев проникли сюда около XXII в. до н. э.

К началу III тыс. до н. э. население Балканского полуострова стало пользоваться металлами – бронзой, свинцом и серебром для изготовления оружия, украшений, предметов культа. Металлические орудия труда если и применялись, то в ремесле, но не в земледелии: металлы были дороги и малодоступны. Только во второй половине III тыс. до н. э. металлы получают широкое распространение в бассейне Эгейского моря. Техника их обработки была явно заимствована с Востока, но неизвестно, было ли это результатом миграций или усиления контактов через Эгейское море, которые засвидетельствованы археологически ещё для периода неолита. Своих запасов металла в бассейне Эгейского моря недостаточно: медь, а затем железо необходимо было привозить. Есть предположение, что знаменитая Троя была обязана своим расцветом той роли посредника, которую она играла в доставке металлов через Малую Азию в эгейский мир.




Во многих местах Эгеиды обнаружены следы местного металлургического производства. Селения нередко имели городской облик – обносились каменными стенами, группировались на холмах, у морского побережья или внутренних озёр. Но нет никаких данных о политических связях между различными общинами. Отсутствует письменность.



К первой половине II тыс. до н. э относится расцвет культуры на Крите. Жителя­ми Крита были успешно освоены практически все пригод­ные для обработки земли, активно развивалось скотовод­ство. Определенного прогресса в это время достигает и ре­месло. Появляются зачатки обмена, а так как сам остров располагался на пересечении многих морских путей, его жители достаточно рано стали участвовать в международ­ном обмене. Уже в конце III тыс. до н.э. на острове появля­ются первые раннегосударственные образования – дворцо­вые центры. Археологами были вскрыты остатки четы­рех – в Кноссе, Фесте, Маллии, Като-3акро. Каждый из них имел своим политическим, экономическим и религи­озным центром крупный дворец, вокруг которого группи­ровались десятки небольших сельских поселений. Дворцы были украшены изумительной фресковой живописью. Археологами найдены образцы великолепных образцов художественной керамики, ювелирных изделий, резных печатей. За короткий срок на Крите было создано четыре системы письма: пиктографическое, линейное А, линейное Б и загадочная система письма, представленная на диске из Феста и некоторых других предметах.

«Линейное письмо А», затем «линейное письмо Б», использовавшиеся во II тыс. до н. э. для нужд административной отчётности, по-видимому, не получили широкого распространения. Дешифровка «линейного письма Б», осуществленная в 1952 г. М. Вентрисом, показала, что им записаны тексты на греческом языке, но слоговой характер письма, не приспособленный для греческого языка, и прослеживаемая связь с «линейным письмом А», применявшимся на Крите уже в XVIII в. до н. э., позволяют утверждать, что создателями этой системы письма были не греки. Подавляющая часть дошедших до нас тек­стов на «линейном Б» – это документы хозяйственной от­четности и различные инвентарные списки.

Основой экономики становится земледелие нового поликультурного типа, ориентированное на выращивание трех главных сельскохозяйственных культур – злаковых (главным образом ячменя), винограда и оливы (т. н. средиземноморская триада). На этой основе в отдельных общинах стали создаваться резервные фонды сельскохозяйственных продуктов, за счет которых не только покрывалась нехватка продовольствия в неурожайные годы, но и обеспечивались пропитанием люди, не занятые непосредственно в сельскохозяйственном производстве, например, специалисты-ремесленники. Часть общинных резервных фондов могла использоваться для межобщинного и межплеменного обмена. Развитие торговли на Крите, как и вообще в Эгейском бассейне было тесно связано с развитием мореплавания. Не случайно, почти все известные нам теперь критские поселения располагались либо прямо на морском побережье, либо недалеко от него.

Высший расцвет Критской цивилизации приходится на XVI – первую половину XV в. Весь Крит объединился под властью царей Кносса. Активно строились каменные дороги, которые были проложены по всему острову и связывали Кносс с самыми удаленными его уголками. В этот период на Крите существовала единая система мер, по всей видимости, принудительно введенная правителями острова. Сохранились критские каменные гири, украшенные изображением осьминога. Вес одной такой гири составлял 29 кг. Столько же весили и большие бронзовые слитки, имевшие вид растянутой бычьей шкуры, – так называемые критские таланты. Скорее всего, они использовались в качестве меновых единиц во всякого рода торговых операциях, заменяя пока еще отсутствующие деньги. Весьма возможно, что объединение Крита вокруг Кносского дворца осуществил знаменитый Минос, о котором столько рассказывают позднейшие греческие мифы. Греческие историки считали Миноса первым талас-сократом – властителем моря. Про него говорили, что он создал большой военный флот, искоренил пиратство и установил свое господство над всем Эгейским морем. Именно поэтому Критскую цивилизацию называют также минойской. Дворцовый комплекс в Кноссе имел несколько этажей, в цоколе располагались склады. Дворец был снабжен достаточно совершенной системой во­доснабжения, освещения, канализации. Стены его многочис­ленных помещений покрыты великолепными фресковыми росписями, воспроизводящими красоту окружающей при­роды или сцены из жизни критского общества. Дворец вклю­чал в себя комплекс помещений для правителя и его семьи, тронный зал, где происходили государственные деловые и культовые церемонии, святилища; комнаты для слуг, мас­терские ремесленников.

По всей видимости, критское общество в период своего расцвета имело теократическую форму правления, когда в ру­ках властителя были сосредоточены функции как царя-пра­вителя, так и верховного жреца. Подобная форма правления достаточно близка к древневосточному типу (например, Егип­ту и Месопотамии III – середины II тыс. до н.э.), С той лишь разницей, что на Востоке религиозная власть хотя и принад­лежала монарху, но все же опосредовалась жрецами и имела собственные храмы. На Крите чисто жреческого сословия не сформировалось, не было и храмов как отдельно стоящих со­оружений. Для религиозных церемоний использовались свя­тилища, весьма логично и искусно с архитектурной точки зрения увязанные в планировку дворцового комплекса.

В этот период критяне завязывают оживленные торговые и дипломатические отношения с Египтом и государствами Сиро-Финикийского побережья. Следы их поселений или, может быть, просто корабельных стоянок, удалось обнаружить так же на берегах Сицилии, в южной Италии и даже на Пиренейском полуострове.

В середине XV в. до н. э. положение резко изменилось. На Крит обрушилась катастрофа, равной которой остров не переживал за всю свою многовековую историю. Почти все дворцы и поселения, за исключением Кносса были разрушены. От этого удара минойская культура уже не оправилась. Крит утрачивает свое положение ведущего культурного центра Эгейского моря.

Причины катастрофы, сыгравшей столь роковую роль в судьбе минойской цивилизации, до сих пор не установлены. Согласно наиболее правдоподобной догадке, выдвинутой греческим археологом С. Маринатосом, гибель дворцов и других критских поселений была следствием грандиозного извержения вулкана на острове Фера (совр. Санторин) в южной части Эгейского моря. Другие ученые считают, что виновниками катастрофы стали греки-ахейцы, вторгшиеся на Крит из материковой Греции (скорее всего, с Пелопоннеса). Они разграбили и опустошили остров, уже давно привлекавший их своими богатствами, и подчинили своей власти его население. Возможно примирение этих двух точек зрения на проблему упадка минойской цивилизации, если предположить, что ахейцы вторглись на Крит уже после того, как остров был опустошен вулканической катастрофой.

Параллельно с Крито-минойской культурой развивалась микенская. Она возникла на материковом полуострове Пелопоннес и прилегающих районах. Основателями этой культуры были греки-ахейцы, вторгшиеся на Балканский полуостров на рубеже III – II тысячелетий до н. э. с севера, их района Придунайской низменности или из степей Северного Причерноморья. Продвигаясь все дальше на юг по территории страны, которая в дальнейшем стала называться их именем, ахейцы частью уничтожали, а частью ассимилировали коренное догреческое население этих областей, которое позднейшие греческие историки назвала пеласгами. Испытывая на первых порах зна­чительное влияние более передовой критской (минойской) цивилизации, культура ахейской Греции, тем не менее, воз­никает уже на местной, собственно греческой почве, хотя и не без влияния догреческого населения Балканского полу­острова.

Среди поселений раннеэллинской эпохи выделяются цитадели. Они строились на холме неподалеку от моря и были обнесены массивными оборонительными стенами с полукруглыми башнями. Цитадель была крупным административным и хозяйственным центром, отчасти уже предвосхитившим по своему характеру и назначению более поздние дворцы микенского времени. Наряду с цитаделями, в которых, судя по всему, жили представители родоплеменной знати, в Греции раннеэллинской эпохи существовали также и поселения другого типа – небольшие, чаще всего очень плотно застроенные поселки с узкими проходами-улицами между рядами домов.

Однако первая цивилизация Эллады не смогла развиться. В последних столетиях III тыс. до н. э. снова начались массовые перемещения племен. Около 2300 г. до н. э. погибли в результате пожаров цитадели Лерны и некоторых других поселений раннего времени. Спустя некоторое время возникает ряд новых поселений в местах, где их никогда не было. В этот же период наблюдаются определенные изменения в материальной культуре Средней Греции и Пелопоннеса. Впервые появляется керамика, изготовленная с помощью гончарного круга. В некоторых местах при раскопках были найдены кости лошади, ранее, по-видимому, известной в пределах южной части Балканского полуострова.

Началом нового этапа в истории Древней Греции может считаться рубеж III – II тыс. до н. э. Именно к этому времени относится формирование греческой народности. Основой этого процесса было взаимодействие и постепенное сращивание двух культур: культуры пришлых ахейских племен и культуры местного догреческого населения.

В первые века формирования новой культуры наблюдается регресс. Исчезают монументальные архитектурные сооружения. Вместо них появляются невзрачные глинобитные дома прямоугольной, либо овальной или закругленной с одной стороны формы.

Лишь в конце среднеэлладского пери­ода положение в Балканской Греции начало
постепенно изменяться. Внутри ахейских сообществ выделяются могущественные аристократические роды, обосновавшиеся в неприступных цитаделях и тем самым резко обособившиеся от массы рядовых соплеменников. Концентрируются большие богатства, отчасти местных крестьян и ремесленников, отчасти захваченные во время военных набегов на земли соседей. В различных районах Пелопоннеса, Средней и Северной Греции возникают первые и пока еще довольно примитивные государственные образования. Таким образом, сложились предпосылки для формирования еще одной цивилизации эпохи бронзы, и начиная с XVI в. до н. э. Греция вступила микенский период своей истории.

Формирование Микенской цивилизации проходило под влиянием более передовой минойской цивилизации. Многие важные элементы своей культуры ахейцы заимствовали на Крите, например, некоторые культы и религиозные обряды, фресковую живопись, водопровод и канализацию, фасоны мужской и женской одежды, некоторые виды оружия, наконец, линейное слоговое письмо.

Самым ранним памятником микенской культуры считаются так называемые шахтовые могилы. Первые шесть могил этого типа были открыты в 1876 г. Г. Шлиманом в черте стен Микенской цитадели. Свыше трех тысячелетий шахтовые могилы таили в себе поистине сказочные богатства. Археологи извлекли из них множество драгоценных вещей, сделанных из золота, серебра, слоновой кости и других материалов.

В микенскую эпоху на греческом материке не существовало какого-то политического единства, тем более официальной империи. Земля была раздроблена на десятки царств, соперничавших между собой. Основными центрами микенской культуры были, как и на Крите дворцы. Наиболее значительные из них были открыты в Микенах и Тиринфе (Арголида), в Пилосе (Мессения, юго-западный Пелопоннес), в Афинах (Аттика), Фивах и Орхомене (Беотия), на севере Греции в Иолке (Фессалия). Наиболее известным центром ахейской цивилизации были Микены. Именно поэтому ее называют микенской. Как и на Крите, в Микенах и других очагах ахейской культуры средоточием экономической, политической и культурной жизни были монументальные дворцовые комплексы, напо­минающие по своей планировке и обустройству дворцовые сооружения минойской цивилизации. Тем не менее, архитектура микенских дворцов имеет рад особенностей, отличающих их от дворцов минойского Крита. Важнейшее из этих отличий состоит в том, что почти все микенские дворцы были укреплены и представляли собой настоящие цитадели, напоминающие своим внешним видом замки средневековых феодалов.

Дворцовый центр управлял местным чиновничьим аппаратом. Крепость строго следила за окрестными городами, число которых могло быть более 20. Правителем каждого города был ванак – господин, государь. Он, очевидно, обладал всей полнотой власти. Ему подчинялся лавачет – главнокомандующий, а также дворцовые чиновники. Все они выступали от имени верховной власти. Дворец одновременно являлся и промышленно-торговым центром с множеством подразделений. Здесь трудились зодчие, каменщики, плотники, механики, оружейники, корабельные мастера, мебельщики, бронзовщики, ювелиры и многие другие. Ниже всех стояли рабы (пленники).

Ни денег, ни рыночной торговли не существовало. Все получали за свой труд натурой. Археологические находки табличек с хозяйственными записями позволили восстановить «бухгалтерские» счетные записи, которые из года в год велись в хозяйстве Пилосского и Кносского дворцов. Из табличек мы узнаем, что в это время в Греции уже существовало рабство, и труд рабов широко применялся в различных отраслях хозяйства. Среди документов Пилосского архива немало места занимают сведения о рабах, занятых в дворцовом хозяйстве. В каждом таком списке указывалось, сколько было женщин-рабынь, чем они занимались (упоминаются молольщицы зерна, прядильщицы, швеи и даже банщицы), сколько при них детей мальчиков и девочек (очевидно, это были дети рабынь, рожденные в неволе), указывалось, какой паек они получали, место, где они работали (это мог быть сам Пилос или один из городков на подвластной ему территории). Численность отдельных групп могла быть значительной – до ста с лишним человек. Общее же число женщин-рабынь и детей, известных по надписям Пилосского архива, должно было составлять около 1500 человек.

Наряду с обычными рабами в пилосских надписях упоминаются и так называемые «божьи рабы и рабыни». Обычно они арендуют земли небольшими участками у общины (дамоса) или у частных лиц.

Основная часть общинной земли, очевидно, делилась на наделы с приблизительно одинаковой доходностью. Эти наделы распределялись внутри самой общины между составляющими ее семьями Земля, остававшаяся после раздела сдавалась в аренду. Дворцовые писцы с одинаковым усердием регистрировали в своих табличках участки как той, так и другой категории. Отсюда следует, что об­щинные земли, так же как и земли, принадлежавшие непосредственно дворцу, находились под контролем дворцовой администрации и эксплуатировались ею в интересах централизованного государственного хозяйства

Государство монополизировало важнейшие отрасли ремесленного производства, наложило ограничения на кузнечное ремесло и установило контроль над распределением дефицитных видов сырья, всего металла. Ни один килограмм, ни один наконечник копья или стрелы не мог ускользнуть от бдительной дворцовой бюрократии.

Территория царства была разбита на 16 округов, которыми управляли коретеры – наместники. Коретерам подчинялись басилеи – управляющие поселений. Основным видом податей, собираемых с округов был металл – золото, бронза, и сельхозпродукты. В отличие от речных цивилизаций Египта. Месопотамии и Индии сельскохозяйственные ресурсы греческих государств были более скудными. Каменистые почвы, отсутствие разливающихся рек ориентировали хозяйство греческих государств на рыболовство, развитие обменного ремесла и торговли. Главенствующую роль занимала добыча полезных ископаемых.

Рост могущества отдельных городов привел к неизбежным столкновениям за захват территорий и богатств. Микены и Тиринф неоднократно подвергались набегам соседей. Фивы были сожжены царями Аргоса и вновь отстроены. XVI – XIII вв. до н. э. – период активно передела внутренних границ. Около I235 г. до н. э. начинается десятилетний период Троянской войны. С конца XVI в. до н. э. Микенская цивилизация начинает военную экспансию прилегающих территорий. В XV веке ахейцы колонизируют Крит, превращая его в опорный пункт для продвижения на восток и на юг.

В течение XIV – XIII вв. до н. э. микенские дворцовые царства переживали наивысший подъем. Микенцы вывозили оливковое масло и очищенное масло для благовоний, шерсть, лен, бронзовые мечи, кинжалы, двуострые секиры, а так же керамику, которой восхищалось все Средиземноморье. Успешно совмещая занятия торговлей с пиратством, ахейцы вскоре становятся одной из самых заметных политических сил Восточного Средиземноморья. В документах из столицы Хеттского царства Богазкея государство Аххиява (вероятно, одно из ахейских государств в западной части Малой Азии и на прилегающих островах) ставится в один ряд с сильнейшими державами той эпохи: Египтом, Вавилоном, Ассирией. Из этих документов видны и тесные дипломатические контакты хеттскими царями. Еще на рубеже XIII–XII вв. отряды ахейских добытчиков, пришедшие с Крита или с Пелопоннеса, принимали участие в набегах коалиции «народов моря» на Египет. В египетских надписях, повествующих об этих событиях, упоминаются наряду с другими племенами народы Экевеш и Денен, что может соответствовать греческому Ахайвой и Данаой – обычные наименования ахейцев у Гомера.

В то время, когда Египет отражал натиск «народов моря», над самой ахейской Грецией уже сгущались тучи. Последние десятилетия XIII в. до н. э. были тревожными и неспокойными. В Микенах, Тиринфе, Афинах и других местах спешно восстанавливаются старые и возводятся новые укрепления. Воздвигается массивная стена на Истме (узкий перешеек, связывающий Среднюю Грецию с Пелопоннесом), явно рассчитанная на то, чтобы оградить микенские государства на юге Балканского полуострова от какой-то опасности, надвигающейся с севера. Среди фре­сок Пилосского дворца привлекает внимание одна, созданная незадолго до его гибели. Художник изобразил на ней кровопролитное сражение, в котором участвуют, с одной стороны, ахейские воины в панцирях и характерных рогатых шлемах, с другой – какие-то варвары, одетые в звериные шкуры, с длинными распущенными волосами. По всей видимости, эти дикари и были теми людьми, которых так боялись и ненавидели обитатели микенских твердынь, против которых они возводили все новые и новые укрепления. Историки относят события этого периода к перемещению на территорию Греции дорийских племен с территории Македонии и Эпира и фригийско-фракийских племен. Микенская цивилизация не выдержала натиска варваров и исчезла безвозвратно. Другими возможными причинами гибели микенской цивилизации археологи называют гражданскую войну, социальный переворот, мощное восстание рабов, иноземное вторжение с суши или с моря, разрыв торговых связей с Востоком, результатом которого явился голод, опустошительные эпидемии…

К 1100 г. до н. э. крито-микенская цивилизация исчезла. Масштабы регресса, обусловленные ка­тастрофой, очевидны. На смену достаточно высоко разви­тым государственным структурам ахейского времени с сильной царской властью и разветвленным бюрократичес­ким аппаратом, общество Греции XI-IX вв. до н.э. дегра­дирует к родовым отношениям, с примитивной властью родоплеменной знати. Замкнутые, самодостаточные и сла­боразвитые хозяйства множества племенных вождей приходят на смену развитой централизованной экономике дворцов ахейских владык. Если в ахейское время, благода­ря информации из хозяйственных архивов, мы имеем пред­ставление о наличии в хозяйстве и обслуге дворцов рабов, то после прихода дорийцев если и упоминается о рабах, то это немногочисленные патриархально-зависимые работни­ки. Одно из главных достижений крито-микенского пери­ода в области культуры – линейное письмо – в эту эпоху полностью забывается, и историки не располагают письменными источниками периода 1100 – 800 гг. до н. э., поэтому его называют Тёмными веками. В этот период у греков было мало контактов с другими народами, следовательно и в иностранных источниках встречается мало упоминаний о них. В Греции резко сократилось население, сельское хозяйство и ремесло уменьшили объёмы и ухудшили качество продукции. Но определенное микенское наследие все-таки осталось: укрепления, стены жилых домов, керамика, гробницы, глиняные таблички и, главное, мифы, предания. Позднее эти мифы составят ядро классической греческой литературы.

В VIII – VI вв. (период архаики) происходит интенсивное развитие античного общества. Росло население, повышался его жизненный уровень. Появляется частная собственность на движимое и недвижимое имущество.

Характерная черта экономики этого периода в истории Эллады – наличие довольно развитого обмена, что связывают с процессом колонизации и уходом массы населения в колонии, с ввозом продуктов из колоний в метрополию, а так же с развитием в метрополии ремесел и вывозом ремесленных изделий в колонии.

Важнейшим показателем развития обмена в эпоху колониального расширения Эллады может служить возникновение и развитие в греческом мире монеты. Греки использовали при этом опыт древневосточных стран – принятые ими весовые и денежные единицы воспроизводят вавилонские названия.

По мере развития производительных сил и обмена появляются новые рабочие руки – привозные рабы. Труд рабов используется в рудниках, в ремесле, в портовых и корабельных работах.

Появляются новые группы населения – судовладельцы, собственники ремесленных мастерских, которые с течением времени все больше определяют не только экономический, но и политический характер городов-государств – полисов, возникших в VIII – VI вв. до н. э. в Греции в результате борьбы новых социальных групп и сил с аристократией.

Полис включал в себя город и прилегающую сельскую территорию и считался независимым государством. Самым крупным полисом были Афины, занимавшие территорию 2500 км2. Другие полисы были намного меньше, их территория не превышала 350 км2. Даже самые крупные города насчитывали не более нескольких тысяч жителей.

К началу архаического периода большинством полисов управляли аристократы, а системой правления была олигархия (власть немногих), но по мере расширения торговли начинает усиливаться и процветать среднее сословие торговцев, ремесленников и банкиров. Лишенное политических прав, оно начинает добиваться возможности участия в принятии решений.

В Архаический (гомеровский) период во главе государственной общины стоял царь, называвшийся по-гречески басилевс. Царь, как в старину родовладыка, был для своего народа и военным вождем, и высшим судьей, и верховным жрецом. Знаком царского достоинства был жезл (скипетр), откуда эпитет царей – скипетроносцы. В важных случаях царь должен был совещаться со старейшинами (геронтами); это были преемники старых родовладык, а теперь они составляли думу (буле) царя, помогавшую ему своим советом и содействием в делах управления и суда. Для обнародования решений, принятых царем с его советом, или для того, чтобы получить общее согласие на какую-либо важную меру, царь через своих глашатаев созывал весь народ на собрание (агора, экклесия), которое имело право выражать свое согласие или несогласие лишь криком.

От того времени почти не сохранились законодательные своды (кроме свода законов критского города Гортины), хозяйственные архивы. В сохранившихся надписях нет пространных рассказов о деяниях правителей. Однако мы располагаем произведениями древнегреческих историков, судебными и политическими речами, политическими комедиями, раскрывающими острую политическую и идеологическую борьбу, показывающими повседневную жизнь древних греков.

Принадлежностью к гражданскому коллективу полиса обусловливалось право собственности на землю, но в рамках этого коллектива земельная собственность свободно обращалась, по крайней мере, с конца V в. до н. э. Быстрое развитие товарно-денежных отношений привело к экономическому расцвету греческих городов-государств, в котором в той или иной мере были заинтересованы различные слои свободного населения.

Характерной чертой истории многих обществ Древне­го мира и, в частности, истории Древней Греции, была ко­лонизация, то есть основание новых поселений на чужих землях. Расцвет колонизационной активности греков при­ходится на VIII-VI вв. до н.э., то есть на архаический пе­риод ее истории.

Этот процесс обусловлен несколькими группами при­чин. Первая из них – это возникновение относительного перенаселения ряда областей Греции. К началу архаичес­кой эпохи в Греции очевиден резкий демографический взрыв, значительный рост численности населения. Однако на фоне слабого развития производительных сил интенсификация сельскохозяйственного производства в тех усло­виях была невозможна. А именно это могло бы помочь про­кормить возросшее население. Поэтому часть жителей уже не могла прокормиться на родине, так как новых земель,­ доступных для обработки, в Греции уже не было. Отсюда ­поиск таких земель на чужбине и переселение избыточной массы населения на новые территории.

Еще одна группа причин Великой греческой колониза­ции – это причины социального характера. Обедневшие общинники-крестьяне, если не хотели попасть в долговую кабалу к своим разбогатевшим и знатным сородичам, вы­нуждены были покидать заложенные за долги участки зем­ли. Поэтому единственным выходом для них мог быть толь­ко отъезд на чужбину. Для городов архаической Греции, которые со временем становились крупными экономичес­кими центрами и в которых торговля становилась одной из ведущих отраслей экономики, важной причиной колони­зации было стремление торговцев этих городов закрепиться на путях в иноземные страны. Только в колониях, тесно связанных со своими метрополиями экономическими, по­литическими, социальными и культурными узами, торговцы чувствовали себя под защитой.

Социально-политическая борьба в метрополиях – это еще одна из причин Великой греческой колонизации. В архаический период, во время становления греческих полисов и появления во многих из них тиранических режимов, политическая борьба между различными группировками населения, репрессивная политика тиранов достигали угрожающей остроты. Поэтому перед побежденной группировками зачастую стоял выбор – либо неминуемая смерть, либо бегство в колонии.

Колонизация – это отнюдь не хаотическое стремление греков в чужие земли в поисках счастья и лучшей доли. Она носила организованный и управляемый характер, будущие колонисты четко представляли себе, куда они могут ехать, какие земли и территории они будут занимать, каковы кли­матические условия этих мест и т. п. В этих целях власти метрополии организовали разведочные экспедиции, а так­же назначали ответственное за основание новой колонии и организацию отъезда партии переселенцев лицо – ойкиста колонии. Именно он на первых порах организовывал меже­вание и распределение сельскохозяйственных угодий на но­вых землях, осуществлял планировку и руководил строи­тельством поселений для проживания колонистов.

Вопросы:

1. Объясните, почему практически все известные ныне критские поселения располагались недалеко от моря.

2. Зачем правители Крита вводили на острове единую систему мер?

3. Известно, что дворцы на Крите не были окружены крепостными стенами. Подумайте, с чем это может быть связано.

4. Можно ли назвать государственный строй Микен деспотией?

5. Как вы думаете, почему после гибели Микенской цивилизации Греция вступает в стадию регресса?






Сейчас читают про: