double arrow

Практическое занятие №11


Оценка заключения эксперта следователем (судом). Порядок ознакомления с заключением эксперта участников процесса. Использование заключение эксперта в процессе доказывания.

Порядок оформления заключение эксперта. Заключение эксперта в системе судебных доказательств.

Понятие заключения эксперта. Структура и содержание заключения эксперта. Виды выводов в заключении эксперта.

Оценка заключения эксперта следователем (судом). Порядок ознакомления с заключением эксперта участников процесса. Использование заключение эксперта в процессе доказывания

Порядок оформления заключение эксперта. Заключение эксперта в системе судебных доказательств.

Понятие заключения эксперта. Структура и содержание заключения эксперта. Виды выводов в заключении эксперта.

Заключение эксперта как средство доказывания

Обстоятельства, имеющие значение для законного, обосно­ванного и справедливого разрешения дела, устанавливаются путем доказывания, процесс которого состоит из собирания, исследования, оценки и использования доказательств. К числу доказательств закон относит и заключение эксперта (ст. 120 УПК РК).




Термин "заключение эксперта" имеет двоякое значение: во-первых, это вид судебного доказательства; во-вторых, - про­цессуальный акт, в котором это доказательство изложено.

В соответствии с законом, заключение эксперта — это пред­ставленные в предусмотренной законом письменной форме выводы по вопросам, поставленным перед ним органом, веду­щим уголовный процесс, или сторонами, основанные на резуль­татах проведенного с использованием специальных научных знаний исследования объектов. В заключении указываются так­же методы, примененные экспертом при проведении исследо­вания, обоснование ответов на поставленные вопросы, а также обстоятельства, имеющие значение для дела, установленные по инициативе эксперта. Частью заключения являются также уст­ные пояснения эксперта, данные им в процессе разъяснения заключения в ходе допроса. Заключение эксперта не является обязательным для органа, ведущего уголовный процесс, одна­ко несогласие с ним должно быть мотивировано.

Исходя из изложенного, закон акцентирует внимание на следующих особенностях заключения эксперта как доказатель­ства по делу:

заключение имеет утвержденную законом письменную фор­му, установленную ст. 251 УПК РК. Устные ответы эксперта в ходе его допроса разъясняют заключение, но не могут его за­менить;

заключение эксперта как доказательство включает не толь­ко его выводы, но и описание оснований производства экспер­тизы, задания, хода исследований и обоснование выводов экс­перта;



факт и результаты проявления экспертом инициативы в по­рядке части 3 ст. 83 УПК РК отражаются в заключении экспер­та и также имеют доказательственное значение. Таким обра­зом, заключение эксперта не сводится только к формулиров­кам ответов на поставленные вопросы. Отсутствие описания исследований лишает заключение доказательственной силы;

в случае проведения после дачи заключения допроса экс­перта доказательством будут являться лишь разъяснения ра­нее данного заключения, но не иные сведения, полученные от допрашиваемого, даже если они основаны на специальных на­учных знаниях. Ответы эксперта на вопросы, поставленные ему в ходе его допроса, являются составной частью заключения;

заключение эксперта не является обязательным для органа, ведущего, уголовный процесс, на что обращается внимание для предупреждения возможных ошибок, выражающихся в некритическом отношении к заключению. Однако, несмотря на то, что в соответствии с частью 2 ст. 25 никакие доказательства не имеют ранее установленной силы, орган (лицо), ведущий уго­ловный процесс, не может отвергнуть заключение эксперта без соответствующей мотивировки.

Дознаватель, следователь, прокурор, судья оценивают заклю­чение эксперта по общим правилам оценки доказательств — по своему внутреннему убеждению, основанному на всесторон­нем, полном и объективном рассмотрении доказательств в их совокупности, руководствуясь законом и совестью.



Оценка экспертного заключения органом, назначившим экспертизу, может иметь двоякий характер - различается оцен­ка, даваемая в ходе производства по делу при предваритель­ном следствии, и оценка, производимая на момент принятия окончательного решения по делу.

Несмотря на то, что заключение эксперта не имеет преиму­щества перед иными видами доказательств, оно обладает су­щественной спецификой, представляя собой вывод на основе исследования, проведенного с использованием специальных научных знаний. Таким образом, от лица (органа), ведущего уголовный процесс, не обладающего специальными научными знаниями, фактически требуется оценка проведенного науч­ного исследования.

Возможность оценки заключения по существу является предметом длительной дискуссии в истории уголовно-процес­суальной науки, свидетельствующей о наличии по данному во­просу диаметрально противоположных точек зрения.

В частности, одним из наиболее распространенных являл­ся взгляд на эксперта как "научного судью факта" (Л.В. Вла­димиров), сторонники которого умаляли роль суда в оценке заключения эксперта. Фактическую замену судебной деятель­ности производством различных уровней экспертизы пред­лагал Б.Д. Сперанский. Противоположной точки зрения при­держивался В.Д. Спасович, считая, что сведущие лица при­званы давать суду лишь опытные положения из своей области знания, под которые затем должны быть подведены факты, установленные в деле, для того, чтобы суд самостоятельно мог сделать конечный вывод о спорном или неясном обстоятель­стве.

Проблема оценки заключения эксперта, имеющая длитель­ную предысторию, актуальна и по настоящий день, о чем наглядно свидетельствуют результаты обобщений практики использования экспертных заключений.

Однако трудности в оценке заключения эксперта по суще­ству могут быть сведены до минимума при обладании следова­телем и судьей специальными знаниями в объеме, позволяю­щем произвести всестороннюю оценку деятельности экспер­та, что, в конечном счете, обеспечит "уважение к науке и ее представителям на суде, чуждое рабскому преклонению перед авторитетом, но чуждое также и самомнению, внушаемому верой в так называемой "здравый смысл" .

Значительная помощь в оценке заключения эксперта может быть также оказана специалистом, на что прямо указывается в части 1 ст. 84 УПК РК.

Анализируя заключение эксперта с точки зрения сущест­вующих классификаций доказательств, прежде всего следует отметить, что оно всегда содержит новые фактические данные в сравнении с теми, на которых основано. Заключение экспер­та не повторяет содержание исследуемых материалов и являет­ся новым доказательством по делу. Из сказанного следует, что заключение эксперта является первоначальным,а не производ­ным доказательством.

Заключение эксперта может служить как обвинительным,так и оправдательнымдоказательством, так как выводы эксперта могут подтверждать вину субъекта либо отрицать его причаст­ность к преступлению.

В зависимости от отношения к предмету доказывания заклю­чение эксперта является прямымлибо косвеннымдоказатель­ством по делу. В большинстве случаев заключение является косвенным доказательством, однако в ряде случаев может быть отнесено к числу прямых. Сказанное относится, например, к большинству заключений в области судебно-медицинской экс­пертизы.

Наиболее существенными недостатками следственной и су­дебной практики при использовании заключения эксперта для установления фактических обстоятельств дела являются неис­пользование имеющихся в деле заключенийлибо ненадлежащее их использование.

Ненадлежащее использование заключений может выражать­ся вразличных формах:

неправильная интерпретация заключений в приговоре и дру­гих процессуальных актах (когда, например, вывод о родовой (групповой) принадлежности трактуется как вывод об индиви­дуальном тождестве; вывод в вероятной форме — как катего­рический);

неполное использование заключения — принимаются во внимание одни выводы эксперта и игнорируются другие;

неправильная интерпретация установленных экспертом фак­тов.

Особенности оценки заключений экспертов в значительной степени определяются видом проведенной экспертизы, содер­жанием экспертного заключения, а также логической формой выводов, в связи с чем представляется целесообразным рассмот­реть случаи оценки заключений по результатам проведения до­полнительной и повторной экспертизы, содержащих выводы о родовой (групповой) принадлежности, а также выводы в веро­ятной, условной и альтернативной форме.

Оценка заключения по результатам проведения повторной экспертизыпроизводится только в совокупности с заключени­ем первичной экспертизы, оценка заключения по результатам проведения дополнительной экспертизы— в совокупности с за­ключением основной. В этом случае элементом оценки явля­ется сопоставительный анализ заключений.

При наличии противоречий в первичной и повторной (по­вторных) экспертизах суд должен мотивировать преимущест­во одного из заключений перед другим либо назначить новую экспертизу для устранения противоречии в предшествующих заключениях.

При оценке выводов о родовой (групповой) принадлежности

следует учитывать, что их доказательственная сила обратно пропорциональна степени распространенности класса, к кото­рому отнесен объект. Знание об этой распространенности яв­ляется необходимым условием правильности оценки заключе­ния эксперта.

Оценка доказательственного значения выводов эксперта ввероятной форме является дискуссионным вопросом в теории и практике судебной экспертизы.

В литературе распространено мнение о недопустимости дачи вероятных экспертных заключений. Так, М.П. Шаламов свя­зывает недопустимость вероятных выводов с вопросом о науч­ном уровне экспертизы; В.Д.Арсеньев считает, что при невозможности полного категорического ответа на поставлен­ный вопрос эксперт должен давать частичный, но все же категорический ответ на него. Последний будет иметь доказа­тельственное значение — в отличие от предположительного ответа, представляющего собой более или менее обоснован­ную экспертную версию.

Имеются и сторонники допустимости вероятных заключе­ний, в том числе их интерпретации с точки зрения теории ве­роятностей.

Следует согласиться с тем, что приведение в заключении эксперта предположительных выводов является, по сущест­ву, представлением вариантов разрешения экспертной вер­сии на усмотрение органа (лица), ведущего уголовный процесс. В связи с этим указанные выводы не могут быть положены в основу процессуального решения по делу.

Однако, поскольку сообщенные экспертом факты включа­ются в общую систему доказательств по делу, у следователя (суда) имеется возможность использовать заключения экспер­тов, содержащих выводы в вероятной форме, в доказательст­венных целях. Речь идет об экспертной интерпретации доказа­тельственного значения установленных экспертом промежуточ­ных фактов, излагаемой в исследовательской части акта. Дан­ное решение позволяет различать информационную и доказа­тельственную стороны результатов экспертного исследования и максимально использовать возможности каждой из них.

Вывод о возможности фактаимеет доказательственное зна­чение лишь в том случае, когда он сформулирован в отрица­тельной форме. Утвердительный вывод о возможности факта играет чаще всего информационную роль.

Особенностью оценки альтернативного вывода, в котором эксперт приводит два или более взаимоисключающих вари­анта, состоит в том, что, оценивая доказательства в их совокуп­ности, лицо, ведущее уголовный процесс, может ограничить число проверяемых вариантов вплоть до выбора одного из них.

Условные выводымогут использоваться в качестве доказа­тельств только при подтверждении истинности приведенного экспертом условия другими материалами дела за пределами экспертного исследования.

Заключение эксперта оценивается на тех же основаниях, что и другие доказательства по делу. Оценка заключения эксперта как доказательства по уголовному делу включает определение его относимости, допустимости, достоверности и доказатель­ственного значения по делу.

Доказательство признается относящимся к делу, если оно представляет собой фактические данные, которые подтверж­дают, опровергают или ставят под сомнение выводы о сущест­вовании обстоятельств, имеющих значение для дела. Относимостьзаключения эксперта сомнения обычно не вызывает, поскольку оно с самого начала формируется в рамках уголов­ного процесса. Оценка в этом случае должна быть направле­на, в основном, на проверку относимости объектов эксперти­зы, а также выводов, сделанных экспертом по его инициативе.

Доказательство признается допустимым, если оно получе­но в порядке, установленном уголовно-процессуальным зако­ном Республики Казахстан.

Оценка допустимости заключения эксперта включает в себя:

анализ процессуального порядка назначения и проведения экспертиз. Изучая процессуальный порядок назначения и про­ведения экспертизы на предмет его соответствия закону, в пер­вую очередь стоит обратить внимание на следующие стороны указанного процессуального действия: законность назначения экспертизы, то есть соблюдение установленных требований при вынесении соответствующего постановления; соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего при назначении экспертизы и ознакомлении с ее результатами в ходе предва­рительного расследования; соблюдение порядка постановки вопросов перед экспертом в ходе судебного разбирательства; соблюдение процессуального порядка разъяснения эксперту его прав и обязанностей; соблюдение экспертом его обязаннос­тей в ходе производства экспертизы; правильность оформле­ния заключения эксперта. Особое внимание следует обратить внимание на правила оформления, характерные для особых видов экспертиз;

оценку личности эксперта.Подвергая оценке личность экс­перта по делу, необходимо установить соответствие вывода экс­перта его компетенции, наличие у эксперта квалификации, а также правосубъектность эксперта, т.е. отсутствие оснований для отвода.

Практика показывает, что наиболее распространенными случаями выхода эксперта за рамки его компетенции являют­ся: выполнение функций, принадлежащих иным участникам процесса (сбор исходной информации, привлечение иных лиц к производству экспертизы и др.); решение правовых вопро­сов, относящихся к прерогативе органа, ведущего уголовный процесс;

анализ процессуального режима оформления материалов, представляемых для экспертного исследования. Важное значе­ние для оценки заключения эксперта имеет допустимость объ­ектов, представленных на экспертное исследование. Прежде всего требуется установить законность способа (источника) их получения, соблюдение процессуального порядка получения, соблюдение условий хранения объектов [5]. Последнее в осо­бенности относится к объектам экспертизы волокнистых ма­териалов и изделий из них, экспертизы специальных химичес­ких веществ, экспертизы продовольственных товаров.

Доказательство признается достоверным, если в результате проверки выясняется, что оно соответствует действительнос­ти.

Установление достоверности заключения эксперта, т.е. со­ответствия его действительности, является наиболее сложным этапом его оценки, поскольку не имеет четких формальных критериев.

Оценка достоверности заключения эксперта производится в два приема. Вначале оценивается его научная обоснованность, при этом заключение анализируется самостоятельно, вне свя­зи с иными доказательствами. Затем производится оценка пра­вильности заключения, требующая его сопоставления с иными материалами по делу.

Оценка научной обоснованности заключения эксперта под­разумевает проверку:

надежности примененной экспертом методики исследования.

Для данной оценки необходимо установить, имеются ли у данного вида экспертизы, разработанные научные основы, какие научные положения использованы экспертом, примене­ны ли им наиболее современные и эффективные методы и средства исследования.

Как правило, эксперты используют современные, апроби­рованные и утвержденные методики. Однако в последнее вре­мя, характеризующееся активизацией возникновения новых видов экспертных исследований и наличием института "част­ных" экспертов, имеют место случаи использования в процессе экспертного исследования новых, нестандартных методик, ко­торые следует подвергать тщательному анализу.

Следует проверить также правомерность использования той или иной методики в данном конкретном случае, поскольку достоверность результата зависит не только от качества мето­дики, но и возможности ее использования в фиксированной проблемной познавательной ситуации.

Особое внимание уделяется методикам экспертного ис­следования, базирующимся на использовании компьютерной техники. Правильность вывода таких экспертиз во многом определяется степенью надежности программы, поэтому сле­дует обратить внимание на наличие в заключении сведений, позволяющих проверить надежность программы по формаль­ным признакам - кем она создана, когда и каким органом одоб­рена и рекомендована к использованию;

правильности и достаточности представленных эксперту ма­териалов. Качество заключения эксперта напрямую зависит от качества предоставляемых ему материалов дела. В соответ­ствии с действующим законом (часть 2 ст. 248 УПК РК) досто­верность и допустимость объектов экспертного исследования гарантирует орган, назначивший экспертизу. В этой ситуации эксперт проводит исследование материалов, чаще всего не вда­ваясь в вопрос об их истинности. Вместе с тем на практике име­ется тенденция возложения функции отбора исходных данных на эксперта, для чего следователи представляют экспертам все материалы дела, подчас с противоречивыми сведениями. Ска­занное в особой степени относится к случаям проведения ин­женерно-технических экспертиз. Оценка достоверности заклю­чения эксперта в таких случаях фактически сводится к оценке правильности исходных данных.

Следует обратить внимание также на то, что на практике эксперты не всегда используют право истребования дополни­тельных материалов и проводят исследования на основе недо­статочной их совокупности, что может явиться причиной экс­пертной ошибки;

полноты проведенного исследования.В ходе оценки заклю­чения по указанному параметру проверяются: использование всех предусмотренных методикой методов; изучение всего объема представленных материалов; наличие в заключении от­ветов на все поставленные вопросы; полнота описания проде­ланной экспертом работы, имеющей значение для выводов;

правильности интерпретации выявленных экспертом призна­ков.Необходимо установить, правильно ли оценены выявлен­ные экспертом признаки объектов, соответствуют ли выводы эксперта выявленным признакам;

соответствия выводов эксперта проведенному исследованию, наличия логической связи между результатами исследования и выводами эксперта.Оценка производится путем анализа пос­ледовательности стадий экспертного исследования, логической обусловленности этой последовательности. Логической обосно­ванности выводов эксперта промежуточными результатами.

К числу формально-логических ошибок, имеющих место в экспертных заключениях, относятся следующие, при которых: вывод не является логическим следствием проведенного исследования;

содержание заключения внутренне противоречиво; выводы эксперта недостаточно мотивированы. Наряду с обоснованностью заключения эксперта в оцен­ку достоверности входит определение его правильности.

Правильность заключения эксперта определяется при со­поставлении его с иными материалами дела, только после этого создается возможность окончательного решения вопроса о до­стоверности заключения эксперта.

Оценивая заключение эксперта в совокупности с иными доказательствами, орган (лицо), ведущий уголовный процесс, может установить наличие в них противоречий, что требует выяснения их причин. При этом причины могут быть связаны не только с заключением эксперта, но и с иными доказательст­вами.

Последним этапом оценки заключения эксперта является определение его доказательственного значения (силы). Дока­зательственное значениезаключения эксперта во многом за­висит от того, входят ли установленные экспертом обстоятель­ства в предмет доказывания по делу в аспекте ст. 117 УПК РК. Заключение эксперта, являющееся, прямым доказательством, имеет, как правило, чрезвычайно важное значение по делу. В качестве примера можно привести результаты производства экспертизы наркотических средств, холодного и огнестрельного оружия.

Доказательственное значение заключений экспертов, явля­ющихся косвенными доказательствами, зависит от ряда факторов и определяется конкретной ситуацией по делу. Они могут быть положены в основу процессуального решения только в совокупности с иными обстоятельствами дела, являясь звеном в ней.

Значимость установленных экспертом обстоятельств значи­тельно варьируется в зависимости от содержания и формы вы­вода, о чем пойдет речь ниже.

Сообщение эксперта о невозможности дать заключение не является судебным доказательством, поскольку не содержит фактических данных об обстоятельствах уголовного дела. Од­нако его оценка производится по тем же принципам, по кото­рым оценивается заключение эксперта, содержащее ответы на поставленные вопросы. Ошибкой органа (лица), ведущего уго­ловный процесс, при оценке таких решений является принятие их на веру, однако они нередко являются следствием невер­ной оценки экспертом представленных материалов, непони­мания поставленных задач, нарушения процессуальных и орга­низационных правил назначения и производства экспертиз. В связи с этим имеется немало случаев, когда повторная экспер­тиза, назначенная по тем же вопросам и тем же объектам, дала возможность решения интересующего следствие (суд) вопроса в категорической форме.

Оценивая заключение эксперта, назначивший его орган не должен допускать как его немотивированного игнорирования, так и завышенной оценки его доказательственного значения по отношению к другим материалам по делу, некритического использования в качестве доказательства.

В результате оценки заключения эксперта орган (лицо), ве­дущее уголовный процесс, может принять одно из следующих

решений:

признать заключение полным и обоснованным, а фактичес­кие данные, имеющиеся в нем, достоверными и имеющими зна­чение по делу;

признать заключение недостаточно ясным и полным;

признать заключение необоснованным или вызывающим сомнение в его правильности.

Результаты оценки заключения эксперта, в зависимости от того, давалась ли она в ходе производства по делу либо на мо­мент принятия окончательного решения по делу, должны на­ходить отражение в обвинительном заключении, постановле­нии (о прекращении дела, допросе эксперта, назначении до­полнительной (повторной) экспертизы) либо приговоре по делу. При этом необходимо точное воспроизведение и правильное изложение в процессуальных документах смысла экспертных заключений и формулирования на их основе собственного вы­вода о соответствующих обстоятельствах.

Неверной является практика использования заключений в виде ссылки на них в обвинительном заключении или пригово­ре о том, что виновность обвиняемого (подсудимого) подтверж­дается заключением эксперта.

При положительном результате оценки заключения экспер­та оно может быть использовано в доказывании для получения новых и проверки имеющихся доказательств, для призна­ния доказанным того или иного обстоятельства, определения хода дальнейшего производства по уголовному делу.

Мотивы несогласия с заключением эксперта излагаются в обвинительном заключении, постановлении, приговоре суда. При этом орган (лицо), ведущее уголовный процесс, отвергает заключение полностью либо в части одного (нескольких) вы­водов.

Последствия отрицательной оценки заключения эксперта могут быть различными в зависимости от ее оснований.

Так, в случае выявления грубого нарушения процессуаль­ных правил назначения и производства экспертизы заключе­ние эксперта исключается из числа доказательств по делу, хотя и остается в его материалах.

При недостаточной ясности или неполноте заключения экс­перта может быть проведен допрос эксперта либо назначена дополнительная экспертиза (ст. ст. 253, 255, 354, 355 УПК РК).

В случаях недостаточной обоснованности заключения экс­перта, сомнений в его правильности либо наличия неустрани­мых процессуальных ошибок может быть назначена повтор­ная экспертиза (ст.ст. 255, 354 УПК РК). При этом следует на­помнить, что, за исключением случаев обязательного назначе­ния экспертизы, назначение повторной экспертизы является правом, но не обязанностью органа (лица), ведущего уголов­ный процесс. В этом случае орган (лицо), ведущее уголовный процесс, может провести и иные процессуальные действия, на­правленные на проверку выводов эксперта.

Литература:

1. Криминалистика. Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000. / Гл. 4, 10-16, 19 и соответствующие разделы в учебниках «Криминалистика» других изданий.

2. Митричев В.С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. – Саратов, 1980.

3. Мозговых Г.А. Подготовка материалов и назначение судебно-баллистической экспертизы: Методическое пособие. – Алма-Ата, 1975.

4. Мозговых Г.А. Предмет судебной экспертологии / Вестник КазГУ, серия юридическая, 4 (13), Алматы, 1999.

Автотехническая экспертиза: предмет, объект и рассматриваемые вопросы.







Сейчас читают про: