double arrow

УСТРОЙСТВА ПРЕОБРАЗОВАНИЯ И ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ 7 страница


Для выделения конечных целей из многообразия целей упо­требляется понятиеидеал. Он принадлежит к формам опережающего отражения действительности. Сама возможность возникновения иде­ала содержится в целеполагающей способности человеческого созна­ния. Отдельный человек, социальная группа, общество в целом, преж­де, чем что-то создать, вырабатывают в своем сознании модель буду­щего объекта, определенную цель, достижению которой подчиняет всю свою деятельность. С одной стороны, идеал можно рассматривать как отражение наиболее существенных и значимых сторон общест­венной практики определенных социальных групп, классов, отраже­ние коренных тенденций, закономерностей и возможностей, а с другой — как главную оценочную категорию, определяющую сознательные стимулы, доминирующий мотив.

Ценностное отношение может быть зафиксировано в видесоци­альной нормы. В определенном смысле, социальную норму следует рассматривать как следствие устойчивой, повторяющейся оценки. Нормы являются тем средством, определенной ступенью, которая сближает ценностно-значимое, необходимое, должное с жизнью, с практикой человека.Социальные нормы — это исторически обуслов­ленные общественным бытием требования к деятельности и отно­шениям индивидов, социальных групп, классов и общественных ин­ститутов, выражающие общественную необходимость организации деятельности и отношений в соответствии с объективными условия­ми. В них в большей мере, чем в ценностях, присутствует приказной момент, требование поступить определенным образом. Одной из важ­ных особенностей воздействия социальных норм на деятельность и об­щественные отношения состоит в том, что их исполнение и предписа­ние обеспечивается различными формами принуждения, начиная от общественного мнения и кончая государственными институтами.




Синтетической формой культуры называют обряды, обычаи, традиции, то, что является образцами поведения. Обряд — это сово­купность символических стереотипных коллективных действий, во­площающих в себе те или иные социальные идеи, представления, ценности и нормы и вызывающих определенные коллективные чувства. Сила обряда в его эмоционально-психологическом воздей­ствии на людей. В обряде происходит не только рациональное усвое­ние тех или иных норм, ценностей и идеалов, но и сопереживание их участниками обрядового действия.

Обычай — это воспринятая из прошлого форма социальной регуляции деятельности и отношений людей, которая воспроизво­дится в определенном обществе или социальной группе и является Привычной для его членов. Обычай состоит в неуклонном следовании воспринятых из прошлого предписаний. В роли обычая могут высту­пать различные обряды, праздники, производственные навыки и т. д. Обычай — неписаное правило поведения.



| Традиции — элементы социального и культурного наследия, Передающиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в опре­деленном сообществе в течение длительного времени. Традиции функционируют во всех социальных системах и являются необходи­мым условием их жизнедеятельности. Пренебрежительное отноше-ие к традиции приводит к нарушению преемственности в развитии бщества и культуры, к утрате ценностных достижений человечест-а. Слепое же преклонение перед традицией порождает консерва-изм и застой в общественной жизни.

Все эти элементы культуры создают ее смысловое содержа-ие. Освоение смысла культуры всегда должно соотноситься с фун-аментальными целями существования человека как универсально-э существа, жизнь которого носит осмысленный и, в определенном лане, целенаправленный характер. Человек осуществляет в мире вое предназначение. В чем состоит это предназначение и как оно ре­визуется, раскрывается во втором, более широком подходе к куль-уре. В широком смысле слова под культурой понимают специфиче-(еую, генетическую, ненаследуемую совокупность средств, спосо-db, форм, образцов и ориентиров взаимодействия людей со средой у. существования, которые они вырабатывают в совместной жизни ря поддержания определенных структур деятельности и общения. |ри таким подходе культура включает в себя результаты матери-тьного и духовного производства и истолковывается как сотворен­ия человеком «вторая природа», надстроенная над первой, естест-Ьнной природой.



1 Однако, такой подход к культуре не означает разделение ок-^жающей человека среды на два мира: природный, естественный и гльтурный, «рукотворный», социальный. Напротив, он предпола-ет, что именно через культуру и благодаря культуре происходит единение этих миров. Культура выступает как связующее звено экду природой и обществом. И основой этого соединения выступа-человек как субъект деятельности, познания, общения и пережи­тая. Культура представляет собой результат объективизации, гериального воплощения человеческих стремлений, целей, пере-[ваний.

Наиболее общие закономерности взаимодействия природы и об-•ства с позиций деятельной общественно-исторической сущности 'овека были изучены ранее при рассмотрении учения К. Маркса об едмечивании и распредмечивании. Сейчас мы хотели бы обратить

внимание на другую сторону связи природы и общества через куль­турную деятельность человека. Человек, как известно, является био­логическим, природным существом и, одновременно, он в значитель­ной мере преодолел свою зависимость от природы, перешагнул в мир социума.Культура и выступает какспособ и мера овладения челове­ком естественного и социального миров. Создавая культурные ценнос­ти, человек выходит за рамки природной и социальной детерминации, выступает творческим субъектом, дающим новые формы развития природе и обществу. В этом смыслекультура равнозначнастепени ре­ализации человеческой свободы.

В культуре и через культуру проявляется стремление человека преодолеть рамки своего временного, биологического существования. Человек как природное, биологическое существо подобно любому жи­вому организму двигается по кругу: рождение — жизнь — смерть. Бла­годаря культуре, человек преодолевает природные границы своего су­ществования, он становится бессмертным. С получением бессмертия через культурные ценности человек получает возможность осмыслить свое историческое развитие. В этом плане культура выполняет по отно­шению к человеческому бытию конструктивную функцию объектива­ции не только сиюминутных целей и стремлений человека, но и его фун­даментального призвания, связанного с формированием человека как универсального существа, утверждающего непреходящее, вечное. Субстанциональный смысл человеческого существования раскрывает­ся именно в этом аспекте культуры, которая выступает как основа раз­вития человеческой индивидуальности, личности, воплощающей об­щечеловеческие цели и устремления, то есть всечеловеческий смысл. Тем самым, культура выступает не просто как процесс создания идей, вещей, знаков, символов, форм и образов поведения, но и какформа са­модетерминации человека, его самовоспроизводства или творчества.

Все вышеизложенное позволяет нам сделать вывод, чтокульту­ра — это связующее звено между природой и обществом. Она охватыва­ет духовную и материальную сферу существования общества и высту­пает как форма проявления свободы и творчества,как средство саморе­ализации и основных ценностей человека.

Особенности западной и восточной культур. Россия в диалоге культур

Философско-исторические исследования всегда имеют определенную практическую ориентацию. Постигая прошлое, мы стремимся разо­браться в настоящем, определить тенденции развития современного общества. В этом смысле особо важное, актуальное для нас значение приобретаетрешение вопроса о соотношении западной и восточной культур и цивилизаций, а также месте России в диалоге этих куль­тур. Эта проблема довольно часто поднималась и прежде в работах

философов и социологов. Сейчас она стала обсуждаться на страницах не только специализированной печати — монографиях, статьях, но и в еженедельных и ежедневных журнальных и газетных материалах, в политических дискуссиях и т. д. В 1992 г. журнал «Вопросы филосо­фии» провел «круглый стол» на тему «Россия и Запад: взаимодейст­вие культур», на котором выступили с изложением своих позиций ведущие отечественные ученые: философы, историки, филологи, страноведы и т. д. Используя материалы этой дискуссии, а также зна­чительный, предшествующий ей материал отечественной и мировой мысли, попробуем ответить на поставленные вопросы.

Запад и Восток в данном контексте рассматриваются не как ге­ографические, а какгеосоциокультурные понятия. Один из участни­ков «круглого стола», В. С. Степин, отмечал, что под термином«За­пад» он понимает особый тип цивилизащюнного и культурного раз­вития, которыйсформировалсяв Европе примерно в XV — XVII вв. Цивилизацию этого типа можно было бы назвать техногенной. Ее характерные черты — это быстрое изменение техники и технологий, благодаря систематическому применению в производстве научных знаний. Следствием такого применения являются научные, а затем и научно-технические революции, меняющие отношение человека к природе, и его место в системе производства. По мере развития тех­ногенной цивилизации происходит ускоряющееся обновление той искусственно созданной человеком предметной среды, в которой не­посредственно протекает его жизнедеятельность. В свою очередь, это сопровождается возрастающей динамикой социальных связей, их относительно быстрой трансформацией. Иногда на протяжении жиз­ни одного-двух поколений'происходит изменение образа жизни ;и формирование нового типа личности.

Предпосылки западной культуры закладывались еще в ан­тичности и средневековье. Основными вехами ее предыстории были следующие: опыт демократии античного полиса, становление в рам­ках его культуры различных философских систем и первых образ­цов теоретической науки, а затем — сформировавшаяся в эпоху европейского средневековья христианская традиция с ее представ­лениями о человеческой индивидуальности, концепцией морали и пониманием человеческого разума как созданного, «по образу и по­добию Бога», и поэтому способного к рациональному постижению смысла бытия. Синтез этих двух традиций в эпоху Возрождения был одним из истоков ценностей техногенной цивилизации. В эпоху Рросвещения завершилось формирование мировоззренческих ус­тановок, определивших последующее развитие техногенной циви-ризации. В системе этих установок формировалась особая ценность Прогресса науки и техники, а также убеждение в принципиальной возможности рациональной организации социальных отношений.

|В социальном плане западная цивилизация отождествляется с эпо­хой становления и развития капиталистических производственно-

экономических отношений и буржуазно-демократических форм правления, становления гражданского общества и правового господ­ства. В технологическом плане — с индустриальным и постиндуст­риальным обществом.

Философы и социологи рассматривают мировоззренческий, социальный и технологический аспекты культуры как единое целое, показывая их неразрывное единство и взаимодействие. Так, немец­кий социолог и философ М. Вебер в своей знаменитой работе «Про-тестантская этика и дух капитализма» убедительно показал роль протестантской Реформации и религиозного учения кальви­низма в становлении рационалистического духа капитализма и других основных ценностных установок данного общества. Резуль­татом этого синтеза, по Веберу, явились следующие основные цен­ности западной культуры: 1) динамизм, ориентация на новизну; 2) утверждение достоинства и уважения к человеческой личности; 3) индивидуализм, установка на автономность личности; 4) рациональ­ность; 5) идеалы свободы, равенства, терпимости; 6) уважение к ча­стной собственности.

Западному типу культуры в философии и социологии про­тивопоставляется восточный тип, получивший синтетическое на­звание «традиционного общества». Геополитически Восток связы­вается с культурами Древней Индии и Китая, Вавилона, Древнего Египта, национально-государственными образованиями мусуль­манского мира. Эти культуры были самобытными и, вместе с тем, характеризовались некоторыми общими чертами: они были ориен­тированы, прежде всего, на воспроизводство сложившихся соци­альных структур, стабилизацию устоявшегося образа жизни, господствовавшего часто на протяжении многих столетий. Тради­ционные образцы поведения, аккумулирующие опыт предков, рас­сматривались как высшая ценность. Виды деятельности, их средст­ва и цели менялись очень медленно, столетиями воспроизводились в качестве устойчивых стереотипов. В духовной сфере господство­вали религиозно-мифологические представления и канонизирован­ные стили мышления, научной рациональности противопоставля­лась нравствен-но-волевая установка на созерцательность, безмя­тежность, интуитивно-мистическое слияние с бытием.

В мировоззренческом аспекте в восточных культурах отсут­ствует разделение мира на мир природы и социума, естественный и сверхъестественный. Поэтому для восточного восприятия мира не характерно разделение мира на «одно и другое», ему более присущ синкретический подход «одно в другом» или «все во всем». Отсюда отрицание индивидуалистического начала и ориентация на коллек­тивизм. Автономия, свобода и достоинство человеческой личности чужды духу восточной культуры. В восточных мировоззренческих системах человек абсолютно несвободен, он предопределен либо ко­смическим законом, либо Богом.

Отсюда проистекают политические и экономические модели устройства жизни «восточного человека». Восточным людям чужд дух демократии, гражданского общества. Там исторически господст­вовали деспоты. Стремление привить нормы западной демократии на восточной почве дают очень своеобразные гибриды, и реализация этих устремлений связана с глубокими социальными катаклизмами.

Разумеется, все это, в определенном смысле,— умозрительные модели, реальная действительность никогда не давала таких чистых «идеальных типов». Тем более, в современном мире, когда осуществ­ляется такое тесное взаимодействие всех сфер общественной жизни в различных странах и континентах, которое накладывает огромный отпечаток на взаимодействие и трансформацию культур.

Теперь, когда мы дали самую общую характеристику запад­ному и восточному типу культуры, необходимо разобраться, а к ка­кой культуре больше всего тяготеет Россия?

Перед философами и социологами уже давно стоит вопрос:

как соотносятся в культуре России западное и восточное культур­ное наследие? Возможен ли и необходим ли самобытный путь развития России? Ответы на эти вопросы давались зачастую про­тивоположные. На этой почве шел идейный спор различных фило-софско-идеологических направлений, концентрированное теорети­ческое оформление которых состоялось в середине XIX в. в виде идеологии западничества и славянофильства. Западники, как уже упоминалось выше, не стремились подчеркивать особенности рос­сийского культурного опыта и считали, что Россия должна перени­мать все лучшие достижения западной культуры и образа жизни. Славянофилы отстаивали идею самобытности Российского пути развития, связывая эту самобытность с приверженностью русского народа православию. По их мнению, православие явилось источни­ком ряда важнейших особенностей «русской души», русской куль­туры, важнейшими из которых являются глубокая религиозность, повышенная эмоциональность и связанные с ней коллективистские ценности, приоритет коллективного начала над индивидуальным, приверженность к самодержавию и т. д. (Подробнее см. тему «Рус­ская религиозная философия середины XIX — XX вв.»).

Вопрос о пути развития России, о своеобразии российской культуры еще большее значение приобрел для философов Рос­сии, оказавшихся после Октябрьской революции в эмиграции. В этот период на данную тему в различных зарубежных изданиях было опубликовано несколько крупных работ ведущих русских мыслителей: Бердяева Н. А., Вышеславцева Б. П., Зеньковского В. В., Федотова ГЛ., Флоровского Г. В., Сорокина П. А. Наиболее полно, с солидными философским и историко-фактологичес-ким обоснованием эта тема была подвергнута анализу в работе Н. А. Бердяева «Русская идея. Основные проблемы, русской мысли XIX и начала XX века».

Н. А. Бердяев считает, что для определения национального ти­па, народной индивидуальности, невозможно дать строго научное оп­ределение. Тайна всякой индивидуальности узнается лишь любовью и в ней всегда есть что-то непостижимое до конца, до последней глу­бины. И главный вопрос состоит, по Бердяеву, не в том, что замыслил Творец о России, а что представляет собой умопостижимый образ русского народа, его идея. Известный русский поэт Ф. И. Тютчев ска­зал: «Умом России не понять, аршином общим не измерить. У ней особенная стать, в Россию можно только верить». Поэтому, считает Бердяев, для постижения России нужно применить теологические добродетели веры, надежды и любви.

Одной из важнейших характеристик русской народной инди­видуальности, по мнению Бердяева, является ее глубокая поляризо-ванность и противоречивость. «Противоречивость и сложность рус­ской души,— отмечает он, — может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории — Восток и Запад. Русский народ есть не чисто ев­ропейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть све­та, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в рус­ской душе боролось два начала, восточное и западное»(Н. А. Бердя­ев. Русская идея. Основные проблемы, русской мысли XIX и начала XX века / / О России и русской философской культуре: Философы. русского послеоктябрьского зарубежья.— М., 1990.— С. 44).

Н. А. Бердяев считает, что существует соответствие между необъятностью, безграничностью русской земли и русской души. В душе русского народа есть такая же необъятность, безгранич­ность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине. Русский народ, утверждает Бердяев, не был народом культуры, ос­нованной на упорядоченных рациональных началах. Он был наро­дом откровений и вдохновений. Два противоположных начала легли в основание русской души: языческая дионистическая стихия и ас­кетически-монашеское православие. Эта двойственность пронизы­вает все основные характеристики русского народа: деспотизм, ги­пертрофию государства и анархизм, вольность, жестокость, склон­ность к насилию и доброте, человечность, мягкость, обрядоверие и искание правды, индивидуализм, обостренное сознание личности и безличии, коллективизм, национализм, самопохвальство и универ­сализм, всечеловечность, эсхатологически-миссионерская религи­озность и внешнее благочестие, искание Бога и воинствующее без­божие, смирение и наглость, рабство и бунт. Эти противоречивые черты русского национального характера и предопределили, по мнению Бердяева, сложность и катаклизмы российской истории.

Несколько иной характер носит решение темы о самобыт­ных основах российской истории и культуры в работах представи­телей так называемогоевразийскогодвижения (П. А. Карсавина, Н. С. Трубецкого, Г. В. Норовского, П. П. Стучинского и т. д.). Евразийство существовало как общественно-политическое и идейное течение русской эмигрантской интеллигенции с начала 20-х до кон­ца 30-х годовXX в.Евразийство, как историко-культурная концеп­ция, рассматривает Россию как Евразию — особый этнографичес­кий мир, занимающий срединное пространство Азии и Европы, приблизительно очерчиваемый тремя равнинами — Восточно-Ев­ропейской, Западно-Сибирской и Туркестанской. Этому миру при­надлежит и своя самобытная культура, «равно отличная от евро­пейских и азиатских». Вместе с тем, евразийцы подчеркивали ази­атский крен русской культуры, включая в эту культуру туранские народности, связывая преемством Русь с империей Чингиз-хана и заявляя, что «русская революция прорубило окно в Азию». Опре­деленный интерес представляют взгляды евразийцев на перспек­тивы России в развитии мировой цивилизации. Евразийцы считали, что после Октябрьской революции старая Россия со всей ее госу­дарственностью и укладом жизни потерпела крушение и канула в вечность. Мировая война и русская революция открывают собой но­вую эпоху. И эта эпоха характеризуется не только исчезновением прошлой России, но и разложением Европы, всеобъемлющим кри­зисом Запада. А Запад, по мнению евразийцев, полностью исчерпал свои духовно-исторические потенции и должен сойти на вторичную и периферийную роль в мировой истории. Будущее же в этой новой эпохе принадлежит обновленной России, а вместе с ней и всему православному миру. Здесь, как мы видим, евразийцы в значитель­ной мере идут вслед за славянофилами.

Темы, поднятые в дискуссиях западников и славянофилов Н. А. Бердяевым и евразийцами продолжают обсуждаться в со­временной российской философии. Для многих современных рус­ских философов ясно, что развитие западной техногенной культу­ры и цивилизации привело человечество к глобальным проблемам и кризисам. В связи с этим они ставят вопрос: можем ли мы вос­принимать образцы западного опыта как некоторый идеал или са­ми эти образцы должны быть подвергнуты критике? Возможно, человечество, для того чтобы выжить, должно встать на новый путь цивилизованного развития. А это может означать, что насту­пивший в России глубокий кризис всех сфер общественной жизни и есть необходимый момент, который может послужить толчком для создания этого нового типа цивилизованного развития. В рос­сийской культуре, в национальной российской традиции есть се­рьезные основания для выработки такого пути развития, основны­ми ценностями которого явилась бы ориентация не на всевозрас­тающее материальное производство и потребительство, а на аскетическую умеренность, основанную на приоритете духовных ценностей. Холодному расчету, калькулированности, рационализ­му должны противостоять теплота человеческих отношений и христианское самопожертвование, а индивидуализму — братскаяnfti чоутог» ywni-i-vna ияи ппопшизтм fhMnnnnfhfiKom анализа247

взаимопомощь и коллективизм. Наряду с этими глубокими «мета­физическими» вопросами, стоят и более конкретные, связанные с социальной спецификой сегодняшней ситуации в бывшем СССР. Каковы пути, каковы судьбы той целостности, той общности, кото­рая раньше называлась Россией, соберется ли она вновь или про­цесс ее распада необратим? Этот и другие вопросы предстоит ре­шить как теоретически, так и практически не только нам, но и будущим поколениям народов некогда великой Российской империи.

тема 17.

Глобальные проблемы современности

1. Происхождение и сущность глобальные проблем

2. Гуманизм как ценностная основа решения глобальных проблем современности

3. Космоцентрический взгляд на решение глобальных проблем человечества — «философия общего дела» Н. Ф. Федорова

Происхождение и сущность глобальных проблем В предыдущей теме были рассмотрены различные подходы к про­блеме единства развития человечества. Эти подходы в большей мере касаются анализа исторического прошлого человечества. В отноше­нии настоящего времени все большее количество философов, социо­логов, историков склоняется к мысли, что на современном этапе раз­вития человечества формируетсяединая цивилизация на всей пла­нете. Укоренение этой идеи в науке и общественном сознании способствовало осознанию глобализации социальных и культурных процессов в современном мире.

Что следует понимать под термином глобализация социаль­ных и культурных процессов? Этимологический термин «глобализация» связан с латинским термином «глобус» - то есть Земля, Земной шар и означаетобщепланетарный характер тех или иных процес­сов. Однако глобализация процессов — это не только их повсемест­ность, не только то, что они охватывают весь земной шар. Глобализа­ция связана, прежде всего, с интернационализацией всей общест­венной деятельности на Земле. Эта интернационализация означает, что в современную эпоху все человечество входит в единую систему социально-культурно-экономических, политических и иных связей, взаимодействий и отношений. Таким образом, в современную эпоху, по сравнению с прошлыми историческими эпохами, неизмеримо воз­рослообщепланетарное единство человечества, которое представ­ляет собой принципиально новую суперсистему, связанную общей судьбой и общей ответственностью. Поэтому, несмотря на разитель­ные социально-культурные, экономические, политические контрас­ты различных регионов, государств и народов, ученые и философы считают правомерным говорить о становлении единой цивилизации и необходимости нового планетарного стиля мышления.

Такой глобалистский подход ярко обнаруживается в концеп­циях «постиндустриального общества», «технотронной эры» амери­канских социологов Д. Белла, 3. Бжезинского, А. Тоффлера и др. Эти концепции акцентируют внимание на том факте, что всякий техно-логический переворот приводит к глубоким изменениям не только в производительных силах общества, но и во всем образе жизни лю­дей. Особенность же современного технологического переворота, связанного с информацией общества, состоит в том, что он создает принципиально новые предпосылки дляуниверсализации и глоба­лизации человеческого взаимодействия. Благодаря широкому раз­витию микроэлектроники, компьютеризации, развитию средств массовой информации и коммуникаций, углублению разделения труда и специализации, человечество объединяется в единую соци-окультурную целостность. Существование такого единства диктует свои требования к человечеству в целом, и к отдельной личности в частности. В этом обществе должна доминировать установка на ин­формационное обогащение, приобретение нового знания, овладева-ние им в процессе непрерывного образования, а также его технологи­ческое и человеческое применение.

Чем выше уровень технологического производства и всей че­ловеческой деятельности, тем выше должна быть степень развития самого человека, его взаимодействия с окружающей средой. Соот­ветственно должна сформироваться новая гуманистическая куль­тура, в которой человек будет рассматриваться как самоцель обще­ственного развития. Отсюда и новые требования к личности: в ней должны гармонически сочетаться высокая квалификация, виртуоз­ное овладение техникой, предельная компетенция в своей специаль­ности с социальной ответственностью и общечеловеческими нравст­венными ценностями.

Однако глобализация социальных, культурных, экономичес­ких и политических процессов в современном мире, наряду с пози­тивными сторонами, породила ряд серьезных проблем, которые по­лучили название «глобальных проблем современности»: экологичес­ких, демографических, политических и т. д. Все эти проблемы очень важны для настоящего и будущего человечества. Конкретный ана­лиз каждой из них входит в компетенцию специальных наук: социо­логии, демографии и т. д. Философы же, по нашему мнению, концен­трируя внимание на мировоззренческих смысложизненных вопро­сах, рассматривают эти проблемы под углом зрениявозможностей и перспектив выживания человечества. И в этом аспекте на перед­ний план выходитэкологическая проблема.

В чем сущность экологической проблемы? Обобщенно говоря сущность экологической проблемы состоит в отчетливо обнару­жившемся и углубляющемся противоречии между производи­тельной деятельностью человечества и стабильностью природной среды его обитания. Как отмечал основатель международного ис­следовательского центра «Римского клуба», изучающего перспекти­вы человечества перед лицом современных глобальных проблем А. Печчеи: «Истинная проблема человеческого вида на данной сту пени его эволюции состоит в том, что он оказался полностью неспо­

собным в культурном отношении идти в ногу и полностью приспосо­биться к тем изменениям, которые сам внес в этот мир» (Печчеи А. Человеческие качества.— М., 1985.— С. 42).

Эти изменения являются плодом всей культурно-преобразо­вательной и, прежде всего, производственной деятельности челове­ка. Масса всех искусственно созданных человеком неодушевленных предметов и живых организмов называется техномассой. Расчеты ученых показывают, что техномасса, производимая человечеством за один год, составляет 1013 — 1014 , а биомасса, производимая на су­ше, 1023 Из этих расчетов следует, что уже сейчас человечество со­здало искусственную среду, которая в десять раз продуктивнее ес­тественной среды. Искусственная среда постепенно и неотвратимо наступает на естественную и поглощает ее. И это один из важнейших факторов, обусловливающий постановку перед человечеством эко­логической проблемы.

В этой связи особую остроту для людей приобретает проблема повсеместного распространения в окружающей среде производств и продукций, в первую очередь, их опасных, радиационных и токсич­ных видов. В год на каждого жителя Земли приходится более 20 тонн промышленных и Других отходов. В атмосферу попадает более 200 миллионов тонн окислов серы и азота и миллионы тонн углекислого газа, выбрасываемого в атмосферу. И это уже в обозримом будущем может вызвать повышение температуры атмосферы, а вслед за этим — повышение уровня морей и затопление значительных участков суши. В результате сотни миллионов людей рискуют превратиться в «экологических беженцев».

Описание всех бед, угрожающих человечеству на донном эта­пе его развития, можно было бы продолжить до бесконечности. Для этого, к сожалению, накоплен огромный фактологический матери­ал. Но нам, изучающим философию, необходимо все же не просто оперировать фактами, а опираться на определенные обобщающие выводы.

А эти выводы таковы, чтовсякий биологический вид способен выжить в пределах достаточно узкой экологической нити, то есть совокупности различных условий и факторов окружающейсреды.Человек — это биологический вид, хотя и более универсальный, чем любой другой. Его биологическая организация позволяет приспосо­биться к весьма широкому кругу условий. Однако и его возможности далеко не безграничны. Существуют такие пороговые значения внешних условий, за пределами которых биологическая организа­ция не выдерживает, и человечеству угрожает гибель. В условиях современной техногенной цивилизации возможности приспособле­ния человеческого организма к условиям жизни в окружающей сре­де близки к исчерпыванию. При этом следует иметь в виду не только физические факторы, связанные с загрязнением среды обитания, но и психологические.







Сейчас читают про: