double arrow

Книготорговый плакат


Торговый рекламный плакат

Более изобретательным в 30–е годы выглядит театральный пла­кат, создаваемый такими авторами, как Н. Акимов и Г. Бруни. Здесь сохраняются в качестве художественных приемов сложные метафо­ры, гротесковые трактовки действующих персонажей, лубочно–сказочная стилизация и т.п.

Среди авторов торгового рекламного плаката наиболее заметны работы И. Бограда, А. Миллера, А. Зеленского, А. Побединского, С. Сахарова. Для стиля И. Бограда характерна тяга к композиции натюрмортов. Вот плакат, при­учающий население покупать готовые расфасованные пельме­ни (1936 г.). На пространстве листа тесно: в центре включен­ная в сеть электрокастрюля (без­условное новшество той поры) с кипящими в ней пельменями. Рядом емкость со сметаной, бу­тылка уксуса, ближе к зрителю – тарелка, в которой готовый к употреблению продукт уже за­правлен сметаной. А на первом плане пересекающая плакатный лист – вилка с наколотым на нее образцом пропагандируемой про­дукции. На втором плане упа­ковка с надписью «Пельмени. Чистый вес 500 грамм».

Таков вариант предельно обстоятельного объяснения того, как употреблять новый продукт, поступивший в продажу. И этой цели рекламист достигает.




В контрастном ключе решает свою задачу А. Миллер. Он стре­мится популяризировать парфю­мерную линию Ленинградской фабрики «Белая ночь». Решение найдено в задумчивом, романтич­но–отрешенном облике молодой женщины у парапета Невы. Вдали – силуэты ростральных колонн. А перед зрителем образцы продук­ции фабрики: пудра, духи, крем, одеколон. И чеканные белые бук­вы на голубом фоне: «БЕЛАЯ НОЧЬ».

Плакат запоминается, и у зрителя даже появляется ощущение запа­ха парфюма.

Плакатист А. Зеленский ус­пешно работал и в торговом, и в киноплакате. Нередко его моделью становился румяный мальчуган – сын Борис. Вот он, держа в одной руке надкушенное эскимо, другой тянется еще к брикету мороженого. Надпись на плакате: «Высшего ка­чества мороженое требуйте/всю­ду». Картина, хотя и неприхотлива, но ясна, четка, жизнерадостна. Рекламный импульс без помех дос­тигает аудитории.

Загадочностью, особо завараживающим блеском глаз привлека­ет курящий сигару капитан дальне­го плавания в плакате С. Сахарова «Курите капитанские сигары». На наш взгляд, этот персонаж как бы «рифмуется» с очаровательной незнакомкой «Белых ночей». Привле­кательные образы рассмотренных нами произведений, скорее всего, достигали целей, поставленных авторами и распространителями рек­ламируемой продукции.

30–е годы – важный этап в развитии отече­ственного книготоргового плаката. Именно в этот период появляются новые формы – библиографический плакат, форматка и так называемые моногра­фические листы. Библиографический плакат, как правило, содержал список литературы на определенную тему и в соответствии с харак­тером этой литературы мог быть обращен либо к массовой, либо к профессиональной аудитории. Монографические листы посвящались определенному писателю. На них помещали текстовые и фотомате­риалы об авторе и его творчестве, популяризировали отдельные произведения. Такие плакаты часто вывешивали не только в биб­лиотеках, но и в книжных магазинах, на книжных базарах и вы­ставках, школах.



Форматка представляла собой изобразительный плакат неболь­шого размера, где оставлялось свободное место, которое можно бы­ло заполнить или от руки, или типографским способом. Такой пла­кат содержал как информацию о каком–либо определенном изда­нии, так и сведения о новых поступлениях и т.п. Эта форма была очень удобна при работе на селе и в небольших городах.

Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на все более жест­кие идеологические условия, талантливым художникам 30–х удава­лось создавать весьма качественную и разнообразную агитационно–рекламную продукцию.

6.2.4 Эволюция рекламного процесса во время ВОВ

и в первые послевоенные годы (1941 – 1950гг.)

«Родина–мать зовёт!», «Окна ТАСС»

Плакат с таким призывом создан художником И.Тоизде в первые дни войны и, по воспоминаниям современников, про­изводил неизгладимое впечатление и на бойцов, и на тружеников тыла. Он стал классикой агитационного плакатного мастерства, со­поставимой по силе воздействия с лучшими работами Д. Моор периода Гражданской войны.



Именно памятуя о результативной деятельности революционных плакати­стов той поры, группа художников предприняла оперативный выпуск пла­катов на базе Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС) – «Окна ТАСС». Первые появились в Москве уже 26 июня 1941 г., а всего за годы войны их издано около полутора тысяч. Ведущими художниками «Окон ТАСС» были уже известные мастера – Д. Моор, М. Черемных, В. Дени, Кукрыниксы. Под­писи создавали поэты Д. Бедный, А. Жа­ров, С. Кирсанов, С. Маршак и другие.

Выходившие тиражом до несколь­ких тысяч экземпляров «Окна ТАСС» рассылались в действующие армии, вывешивались в витринах, на улицах, на фронтовых дорогах.

Подобно тому, как это было в период Гражданской войны, при­сутствовали сатирические и героические сюжеты. Вот «Окно ТАСС» № 640 (художники Кукрыниксы и поэт Демьян Бедный). Изображены динамично: идущие в строю замерзшие немецкие солдаты, как положено, вытягивают ногу вперед. Но предшествующая ше­ренга солдат превращается в череду фашистских свастик, которые в предыдущих шеренгах сменяются могильными крестами. Текст по­ясняет:

Здесь, где окна все – бойницы,

Здесь, где смерть таят кусты,

Здесь, глотнув чужой землицы,

Одураченные «фрицы»

Превращаются в кресты.

«Окно ТАСС» № 664 посвящено победе в Сталинградской бит­ве: над поверженными врагами в руках торжествующего красноар­мейца реет красный флаг, далее следует краткая информация о со­бытии, завершает ее строка: «Историческое сражение под Сталин­градом закончилось полной победой Красной Армии».

Трагизм и уверенность в победе – основная тональность плакатов

Бригады художников постоянно выезжали в победе – основная на Фронты. Эскизы и опорные фотографии тональность плакатов они нередко делали под огнем. И это по­могало создавать поистине потрясающие образы. К таким, и, по мнению рядовых зрителей, и, по мнению художественного, сообщества, отно­сится плакат В. Корецкого «Воин Красной Армии, СПАСИ!». Это талантливый фотомонтаж, в фо­кусе которого женщина прижи­мает к груди испуганного бело­курого мальчика. В центре компо­зиции – окровавленный враже­ский штык со свастикой. В глазах ребенка ужас, а лицо женщины искажено не страхом, а яростным гневом. Призыв о спасении от­четливым рубленым шрифтом дан в нижней части плаката.

Воздействие плаката на фрон­товиков было огромным. Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы, полученные автором и Главпуром, под эгидой которого тогда работал художник. В своей книге творческих размышлений он пишет: «Я был очень рад, увидев свой плакат 5 августа 1942 г. в «Правде». Затем он воспроизво­дился на многочисленных листов­ках, открытках, на обложках жур­налов, конвертах. В общем, тираж его составил свыше 10 миллионов экземпляров. Плакат вызвал поток писем с фронта». В них нередки прочувствованные строки о том, что боль, которую вызывает этот плакат, удесятеряет силы для рас­правы с фашистами, убийцами женщин и детей. Были там и самодельные, но трепетные стихи. Одна из фронтовичек писала, на­пример:

А с покоробленной фанеры

В жару, в дожди, под свист пурги,

Плакат перерисовывали и са­модеятельные, и профессиональ­ные художники, его выставляли на улицах больших городов, на стендах в казармах, на перекрест­ках фронтовых дорог. Одно из на­глядных подтверждений этого – плакат Н. Жукова «Бей на­смерть!»: разрушенный Сталин­град, за пулеметом красноармеец – волевое лицо, сжатые губы, пол­ная целеустремленность позы. А позади него на развалинах дома плакат В. Корецкого «Спаси!». Веское подтверждение его не­обычайной популярности.

С коренным переломом военных действий основная тональность плакатов меняется. На смену предельному ожесточению и концентрированному трагизму приходит ясная уверенность в победе. Таков! Плакат В. Иванова, созданный в 1943 г. Изображенный на плакате красноармеец пьет днепровскую воду из своего шлема – это ал­люзия образа «Слова о полку Игореве»: «испить золотым ше­ломом Дону», проходящий через текст этого древнерусского герои­ческого эпоса. Но непосредствен­ных указаний на такую связь в плакате В. Иванова нет. Его текст гласит: «Пьем воду родного Анепра, будем пить из Прута, Немана и Буга очистим советскую зем­лю от фашистской нечисти!».

Немало плакатных сюжетов посвящено труженикам тыла. Справедливости ради надо при­знать, что в этой части изобрази­тельного творчества имелось больше статичных композиций и трафаретных решений. Но были и выдающиеся произведения, не уступавшие лучшим фронтовым сю­жетам. Таков плакат П. Караченцова «Урал – фронту». На темном фоне из светлого металлического ковша вытекает порция пламенею­щего металла. На ходу она превращается в ярко–красный снаряд. А внизу картины вражеский танк, вдребезги разбитый предыдущим подобным снарядом. Очень меткое произведение.







Сейчас читают про: