double arrow

Ценность человеческой личности и обоснование иудаизмом её прав


Человек в иудаизме - цель и венец сотворения мира. Согласно талмудическим воззрениям, человек - нечто среднее между небесными и земными созданиями. Он может возвысится и занять своё место среди существ небесных, если будет следовать Торе. И наоборот, если он не следует Торе, то становится существом полностью земным, "приземленным" (Сифрей, "Хаазину"). Человек сам волен выбрать свой путь и сам несет ответственность за свой выбор. Так как человек создан по образу и подобию Божию, то иудаизм всегда проявляет заботу не только о душе, но и о теле. В отличие от некоторых других религиозных систем, в иудаизме не поощряется "умерщвление плоти", одиночество считается ненормальным состоянием, отсутствие семьи - величайшем несчастьем. Вообще, нет в иудаизме ценности выше, чем человеческая жизнь. В талмудическом трактате "Санхедрин" сказано: Если человека заставляют преступить заповеди Торы, угрожая ему смертью - пусть преступит, но не умрет". Исключение составляет лишь запрет идолопоклонства, кровопролития и разврата.

С пониманием ценности человеческой личности связано обоснование иудаизмом её прав. Каждый еврей имеет право свободно высказываться по любому вопросу общественной жизни; мнение меньшинства не должно подавляться мнением большинства, ибо истина не определяется числом голосов. Поэтому, в частности, в талмудических дискуссиях фиксируются даже индивидуальные высказывания, идущие вразрез с точкой зрения всех остальных участников. Жизнь в изгнании (иврит. "галут"; греч. "диаспора" - рассеяние) наложила свой отпечаток на отношение иудаизма к неевреям (иврит. "гоим", буквально - "народы"), чужим религиям и государствам. В ортодоксальном иудаизме любой человек, независимо от национальности, прежде всего - человек, созданный по образу и подобию Божьему. Ценность человеческой жизни одинакова высока, идет ли речь о еврее или нееврее. Поэтому евреи обязаны соблюдать по отношению к неевреям те же самые морально-этические заповеди Торы: "не убий", "не укради", " не прелюбодействуй" и т. д. например, врач-еврей обязан пренебречь субботним отдыхом, если стоит вопрос о спасении жизни пациента-нееврея. Однако два тысячелетия изгнания, положения "чужаков", те или иные формы преследований способствовали развитию национального недоверия. Евреи склонны очень обостренно воспринимать высказывания в свой адрес - даже если эти высказывания абсолютно безобидны. Недружественное отношение к тому или иному еврею, подчас заслуженное, воспринимается в еврейской среде преувеличенно. Впрочем, пылкие выражения симпатий к еврейству тоже вызывают настороженность. Боязнь антисемитизма глубоко засела в сознании народа, и трагические события ХХ века лишь усиливают её.






Такое положение не могло не привести к появлению резких высказываний в иудейских источниках по отношению к неевреям. И эти высказывания звучат тем более жестко, чем суровее были гонения на иудаизм и евреев.

Однако законом стали слова великого гуманиста р. Хиллеля: "Никогда не делай другому то, что ты не желаешь самому себе. В этом суть нашего вероучения; все остальное - только комментарии". Поэтому человеконенавистничество остается чуждым иудаизму, даже когда обстоятельства бывают против гуманизма. Недаром еврейская мудрость гласит: "И в месте, где совершенно нет людей, постарайся оставаться человеком..."

Обстоятельства двухтысячелетней жизни евреев в изгнании сформировали у них весьма оригинальные взгляды на государственное устройство. Вообще говоря, идеалом государственности в иудаизме является не республика, а конституционная монархия, где роль конституции должны выполнять заповеди Торы. Но для всех государств мира мудрецы Талмуда подчеркивают необходимость "сильной власти": "Молись о благополучии верховной власти, ибо, если бы не страх перед нею, люди живьем поглощали бы друг друга" ("Авот", Ш, 2). Вот почему заповеди иудаизма предписывают добросовестное исполнение обязанностей, налагаемых государством. Это в полной мере относится, например, к службе в армии. Любопытно, что в отличие от многих народов мира, имеющих "благородные сословия" военного происхождения, евреи вообще не имеют никакого дворянства. Положение человека в общине полностью зависит от степени образованности. Однако при этом иудаизм поощряет не только религиозное образование (что само собой разумеется), но и занятия светскими науками, которые раввины называли "изысканными приправами мудрости".



Согласно иудаизму, все в мире создано единым творцом, - следовательно, каждая сфера человеческого знания отражает ту или иную сторону замысла Всевышнего. Поэтому, например, величайшие религиозные авторитеты сочетали изучение Торы с занятиями философией, логикой, медициной, математикой, астрономией, лингвистикой и другими науками. Подобный подход к системе образования оказался достаточно эффективным. Бесспорно, этому способствовала и специфика еврейского исторического опыта. Начиная с раннего средневековья, евреи в странах рассеяния были "изъяты" из общественной структуры, они не могли принадлежать к феодальной знати, земледелие и многие ремесла им были запрещены. Поэтому на долю евреев остались только те виды деятельности , которые не предусмотрены феодальной "лесенкой", но без которых, тем не менее, не может существовать ни одно государство. Это торговля, финансы, медицина, некоторые виды ремесел (ювелиры - в Западной Европе, красильщики - в Бухаре), фармакология, музыка и др. одним словом, евреи были интеллигенцией в средневековом смысле этого слова. Во всех перечисленных областях евреи достигли выдающихся успехов, передавая знания и совершенствуя их от поколения к поколению. Неудивительно, что и ныне в разных странах мира значительное большинство евреев - представители интеллигентных профессий: ведь это их традиционные занятия. И поэтому так высок в еврейском народе престиж образования, способного обеспечить человеку достойное место в обществе. Таким образом, в системе духовных ценностей иудаизма происходит непрерывный процесс творческого взаимодействия противоположных идей и антагонистических тенденций - этики и ритуала, универсализма и национализма, "избранности" еврейского народа (как носителя Божественного откровения) и равенства всех людей, созданных по образу и подобию Божию, преданности утраченной исторической родине и необходимости приспособиться к жизни в изгнании.







Сейчас читают про: