double arrow

С.Д. Шереметьев


Одна из последних работ, относящихся к последним годам служения в ОЛДП - «Мышкинский сборник (1779)»[79] - рукопись из личного собрания, купленная в Панкратьевском переулке Москвы. В настоящей книге П.Н.Тиханов описал одну из редких рукописей своего собрания, созданную в небольшом городке Мышкин в Ярославской области. Очерк представляет собой собрание этнографического материала и содержит четыре части: «О поздравлении и протчем», «Мышкинский месяцлов» с «Деревенским предуверением», «Присловицы» (пословицы и присловья) и «Скороговорки». В книге описаны все части и приведены наиболее примечательные примеры из «Сборника».

Еще один источник, опубликованный Тихановым – «Пропозиции Федора Салтыкова»[80], посвященный вопросам экономики петровского времени. Салтыков – корабельных дел мастер, посланный Петром I на учебу за границу. Оттуда он написал несколько посланий царю с рекомендациями как необходимо вести торговлю, обустраивать флот, реформировать образование и науку, сельское хозяйство и промышленность, высказывает геополитические соображения и преимущества России в морских делах. Издание неизвестного ранее источника вызвало в исторической науке немалый интерес. Почти одновременно после публикации «Пропозиций Федора Салтыкова» на документ обратили внимание два крупных исследователя петровских реформ – П.Н. Милюков и Н.П.Павлов-Сильванский. Милюков в диссертации «Государственное хозяйство России в первую четверть XVIII в. и реформа Петра Великого» подробно рассмотрел пропозиции Салтыкова. Он отнес проект лишь к области торговой политики Петра и увидел не реализовавшийся проект в документе царя о единонаследии. Салтыков, по мнению Милюкова, преследовал в составлении записки фискальную цель. Предложение государственного чиновника не совпало с готовым петровским документом. Милюков недооценил исторический источник как документ, мало повлиявший на ход реформы[81]. С выводами диссертации П.Н.Милюкова не согласился Н.П. Павлов-Сильванский и указал на недооценку Милюковым роли проекта Салтыкова, а затем и самого Петра в проведении реформы. Н.П.Павлова - Сильванского в полемике с Милюковым поддержали С.Ф. Платонов и М.М. Богословский. В 1892 г. Павлов-Сильванский выпустил рецензию на «Пропозиции Федора Салтыкова»[82], в которой оценил значимость найденного Тихановым источника. А через несколько лет издал труд «Проекты реформ в записках современников Петра Великого»[83] и в одной из глав работы подробно описал проект Салтыкова, указал природу его происхождения, провел внешнюю критику источника. У Павлова-Сильванского «Пропозиции…» по отношению к петровским преобразованиям носят косвенный характер и имеют важное значение для реформирования страны. Многое из задуманного Салтыковым удалось реализовать, начиная с 30-х гг. XVIII в. Но и в петровское время некоторые их указов осуществлялись параллельно рекомендациям автора пропозиций. Проекты Салтыкова, по мнению Павлова-Сильванского, давали Петру новые мысли для реформ. А его предложения по «учинении при Сенате регента государственного», «О льняных и пеньковых промыслах» и ежегодной обязательной исповеди под страхом большого штрафа и вовсе послужили источниками к петровским указам[84]. Полемика Милюкова и Павлова-Сильванского родилась благодаря открытию Тихановым нового, ранее неизвестного источника, «Пропозиций Федора Салтыкова». Его публикация внесла весомый вклад в историческую науку конца XIX в. Впервые опубликовав источник, в предисловии он не выступил глубоким историком, но подтолкнул других исследователей, таких как Милюков и Павлов-Сильванский, к созданию масштабных трудов по истории петровских реформ.






После переезда в Брянск в 1890-е гг. Тиханов не утратил связи с ОЛДП, наоборот, старался всячески поддерживать их. Часто передавал в музей Общества рукописи из своего собрания, вел переписку с его сотрудниками – Хр.М.Лопаревым, В.В.Стасовым, С.Д.Шереметевым, А.Ф.Бычковым, А.С. Архангельским и др. Находясь географически в отдалении от Петербурга, от Общества, Павел Никитич до конца своих дней остался с его членами, теми людьми, находившимися вместе с ним на протяжении нескольких лет. После смерти Тиханова участники Общества не забыли своего сотрудника. В очередных отчетах о заседаниях Хрисфан Митрофанович Лопарев, хорошо знавший исследователя, опубликовал некролог, назвав Павла Никитича свидетелем и участником первых начинаний Общества, почтенным тружеником, треть учено-литературной работы которого протекла в стенах этого учреждения[85]. Беспокоясь о большом книжном наследии, оставленным Тихановым, председатель С.Д.Шереметев распорядился образовать комиссию для рассмотрения и оценки собрания рукописей бывшего члена-корреспондента Общества. Комиссия направила В.В.Майкова в Брянск для составления каталога. Однако Императорская Публичная библиотека, сотрудником которой в последние годы являлся Тиханов, сумела перехватить бесценное собрание рукописей и выкупила его у сестер Павла Никитича.



Таким образом, судьбоносное знакомство в 1874 г. определило дальнейшую творческую судьбу Тиханова. Творческий союз редактора «Правительственного вестника» П.Н.Тиханова с председателем комитета иностранной цензуры князем П.П.Вяземским принес обоим и основанному в 1877 г. Обществу любителей древней письменности большие научные плоды. Именно в это время прошел период его становления как историка-любителя. ОЛДП за свою историю фактически стало одной из первых исследовательских организаций, сосредоточивших свою деятельность на поиске и публикации редких и неизвестных ранее источников. Для Тиханова деятельность в Обществе с 1877 по 1892 гг. способствовала публикации источников из собранной им коллекции рукописей. Начиная свой путь в Обществе как рядовой участник и скромный труженик, занимавшийся библиотечной работой и посещавший дискуссии на заседаниях, Тиханов завоевал симпатии коллег как опытный корректор. Он издавал с предисловиями и комментариями ранее неопубликованные источники, которые помогли крупным ученым академической науки осмыслить эпизоды российской истории и литературы. Среди них, «Пропозиции Федора Салтыкова», «Николай Иванович Гнедич: несколько данных для его биографии по неизданным источникам», «Инструкция дворовому Ивану Немчинову» и др. За публикацию редких памятников истории и искусства Тиханов признан коллегами-учеными как опытный архивист и библиограф. Стоит также отметить и редакторскую работу исследователя, проводимую в Обществе. Он подготовил к печати отчеты за 1881-1882 гг., был востребован как хороший специалист в области корректуры, за которой к нему обращались многие из членов ОЛДП, в том числе П.П.Вяземский, С.Ф.Платонов, А.А. Шахматов. Среди них он казался не крупным специалистом по истории, а лишь любителем-публикатором, и занял свою нишу по праву, не претендуя на лавры университетских профессоров и академиков. Находясь внутри корпорации деятелей исторической науки, он без оконченного университетского образования стал его органичной частью. Тиханов был энтузиастом своего дела. И он, безусловно, важен для российской историографии как связующее звено между любительской и профессиональной наукой, и в первую очередь, как публикатор неизвестных источников.








Сейчас читают про: