double arrow
II.9 Эволюция государственности

Механизм возникновения первичной государственности городского уровня выше уже разобран. Однако у него нет объективных экономических причин для изменения, даже если власть станет наследственной. Первые города возникают в степной зоне в местах вкраплений иных природных ландшафтов. Основная культура, господствующая на всех окружающих территориях, – кочевая скотоводческая с почти натуральным хозяйствованием. Форма организации общества – родовая. Высшая форма власти в городах – общее собрание жителей. Именно это собрание решает, каковы должны быть налоги и на что они должны собираться. Любые изменения могут происходить только в интересах горожан. Пока нет каких-то серьезных изменений в устройстве общества в самом городе и вокруг него, никаких изменений в налогообложении и организации власти случиться не может. Демократия.

Несколько иная ситуация в лесной – земледельческой зоне. Общие принципы организации власти те же, что и в степной зоне. Высшим законодательным органом власти является общее собрание, и ни одно серьезное решение по изменению налогообложения и организации власти здесь тоже не может быть принято не в интересах народа. Однако из-за экономических отличий такая потребность достаточно быстро возникает.

Во-первых, окрестное сельское население гораздо активнее тяготеет к городам, чем в степной зоне. Земледелие в отличие от кочевого скотоводства не может быть совершенно натуральным. Земледелец вынужден покупать многие товары, стало быть, продавать свои, т.е. активно участвовать в товарообороте и постоянно присутствовать на рынке, в городе.




Во-вторых, при родовой организации общества полностью отсутствует наследование собственности. Смерть одного или нескольких человек ничего не меняет в плане собственности. Хозяином имущества как был род, так он же и остается. При хозяйственном семейном укладе вопрос наследования собственности и семейного бизнеса встает достаточно регулярно, а вместе с ним нередко возникают те или иные спорные ситуации, требующие разрешения и определенной силы для выполнения принятого решения при наличии некоторого противодействия со стороны, недовольной вынесенным решением. Эта функция вместе с соответствующими полномочиями делегируется городской власти.

В-третьих, конфликтные спорные ситуации могут в цивилизации возникать по различным поводам. У кочевников это, к примеру, возможно по поводу пастбищ. Род – это объединение родственников, причем относительно многочисленное, которое может за себя постоять в спорной ситуации. Семья с этой точки зрения гораздо менее защищена. С появлением земледелия в цивилизации возникают два первичных этноса, различающихся по культуре. Конфликты возможны на межэтнической почве просто из-за взаимного непонимания друг друга. Поэтому, если, к примеру, во время торговли в городе, на которую пришел кочевой род, возникает спорная ситуация местного жителя с кочевником, то земледелец оказывается практически беззащитен перед коллективом родственников скотоводов. Так что для защиты своих граждан в подобных ситуациях соответствующие полномочия должны опять же быть делегированы городской власти, которая в случае незначительного конфликта подавит его своими силами, а в случае серьезной ссоры может поднять и все городское ополчение, всех горожан.



Таким образом, городской начальник в земледельческой зоне становится судьей, разрешающим спорные ситуации, в частности, по поводу наследования имущества, во-вторых, начальником службы судебных приставов – княжеской дружины, которая обеспечивает выполнение принятого решения, в-третьих, начальником полиции – княжеской дружины, которая обеспечивает порядок в городе и вокруг него, в-четвертых, воеводой – главой городского ополчения. Сельские жители окрестных сел под юрисдикцию городской власти также попадают, соответственно, платят налоги. И все это делается в интересах народа, по общему решению горожан и окрестных селян. В результате этого в земледельческой зоне возникает более централизованное государство с властью, наделенной значительно большими полномочиями, и сам этнос оказывается экономически и организационно более связанным. Цивилизация созревает до централизации. И соответствующую объединительную функцию на себя должна взять городская власть города из земледельческой зоны, имеющая необходимый опыт.

Постараемся определить город, который в реальной истории выполнил эту функцию.

Освоение территорий происходило с востока, с Урала. Восточные районы Поволжья заселены народностями с культурой переходной от кочевой к земледельческой. Первые города земледельческой зоны расположены в междуречье Волги и Оки приблизительно на географической долготе Муром – Ярославль. Муром чуть восточнее и южнее первых земледельческих городов, расположен фактически на границе кочевой зоны. Он был первым.

Интересующий же нас город, скорее всего, должен быть в глубине лесной земледельческой зоны хотя бы из соображений лучшей защищенности от возможного набега. Следом за Муромом возникли города чуть севернее. И именно там, где ему приблизительно и положено быть, исходя из всех рассуждений, есть русский город с соответствующим названием «Владимир» – владеющий миром, другими словами – первая мировая столица.

Владимир расположен на Владимирском тракте, одной из древнейших дорог, но оказывается в стороне от дороги с юга на север, связывающей два древнейших города Муром и Ярославль. На пересечении же названных дорог находится город Ковров. Именно через него надо проехать и из Мурома, и из Ярославля, чтобы попасть в современный Владимир. Не могла старая дорога Муром – Ярославль оставлять крупнейший центр в стороне. Так что город, именуемый сегодня Владимиром, явно моложе. Он возник как центр вокруг пересыльной тюрьмы на Владимирском тракте и был переименован в древнейший русский город во время фальсификации. А Ковров и есть древний Владимир, первая столица мировой империи.

На это же косвенно указывают история города, который в правление Екатерины II (во время фальсификации истории и переноса первого русского центра в Киев на Украину) вдруг перестал быть городом (его статус понизили), и название «Ков», явно созвучное с названием Киев (при переходе из русского в украинский «о» меняется на «и»). В это время старый Ковров был разрушен, из-за чего собственно и был изменен его статус. Между прочим, то же самое в это же самое время произошло и с Полтавой – настоящей древней столицей Украины.

Традиционная история предлагает исторические схемы, когда государственность возникает практически независимыми очагами. Цивилизационные центры возникают, развиваются до государств, а потом без видимых причин их развитие замедляется, начинается распад и угасание. Через некоторое время возникшие в других регионах планеты новые очаги государственности начинают их обгонять.

Сегодня экономическое развитие происходит относительно неравномерно. Отсталые на каком-то этапе государства могут догонять и даже обгонять прежде более благополучные. Причина этого в экономических рыночных механизмах. В отсталых государствах более дешевая рабочая сила, и не востребованы внутри страны оказываются источники сырья, нужного более развитым народам, что стимулирует ускоренное развитие этих отсталых государств в масштабах всей цивилизации. При этом и более благополучные государства продолжают развиваться, хотя из-за рыночных механизмов, связанных с возможным оттоком капитала, быть может, не столь динамично.

Развитие в цивилизации происходит с ускорением. В древности центр с возникшим государством начинает обгонять более отсталых соседей, и разрыв между ними может только нарастать. В наше время выравнивание уровней происходит через рыночные механизмы. На этапе же возникновения первых государств в цивилизации выравнивание уровней возможно только через распространение культуры государственности, т.е. включение более отсталых (или незаселенных) районов в уже существующее государство. Так что альтернативе мировой империи на самом раннем этапе развития цивилизации нет.

Отдельные государства или так называемая феодальная раздробленность возникают существенно позже в результате распада мировой империи. И соответствующие исторические схемы с многими независимыми очагами государственности на планете выдумывались в девятнадцатом веке (по мотивам истории восемнадцатого – девятнадцатого веков), когда науки даже в естественных областях еще не сложились, а уж в общественных вопросах ни о каких научных подходах и речь не могла идти.

Что было выгодно из политических соображений того периода, то и утвердили в качестве официальной истории. И эта безграмотная антинаучная позиция узаконена в официальной истории до наших дней.






Сейчас читают про: