double arrow

ГЛАВА 6


Ресторан для туристов прилепился к скале, нависающей над Тихим океаном. Зал был почти полон. Два телевизора над баром позволяли клиентам следить сразу за двумя бейсбольными матчами.

Лорэн и Артур сидели у застеклённого проёма.

Только Артур собрался заказать каберне‑совиньон, как его пробрала дрожь. Он ощутил, что Лорэн гладит его ногу своей босой ногой. При этом Лорэн победно улыбалась, а глаза её лукаво поблёскивали. Задетый за живое, он поймал её щиколотку и провёл рукой вверх по ноге.

— Я тебя тоже чувствую.

— Я хотела быть в этом уверена.

— Можешь не сомневаться.

Официантка, которая собиралась принять заказ, спросила Артура с сомнением:

— Вы чувствуете что?

— Ничего, я ничего не чувствую.

— Вы только что мне сказали «я тебя тоже чувствую».

Артур повернулся к широко улыбавшейся Лорэн:

— Видишь, как просто — скоро я окажусь в дурдоме.

— Возможно, там вам будет лучше, — ответила официантка, пожимая плечами и отходя от столика.

— А мой заказ? — крикнул он вслед.

— Я вам пришлю Боба. Может, вы и его почувствуете…

Боб явился через несколько минут, едва ли не более женственный, чем его коллега. Артур заказал яичное суфле с лососиной и томатный сок со специями.




На этот раз, прежде чем обратиться к Лорэн, Артур подождал, пока официант отойдёт. И попросил её рассказать о последних шести месяцах жизни.

Боб, замерев посреди зала, смотрел, как Артур беседует сам с собой. Посетители тоже уставились на странного человека, разговаривающего с пустотой.

Лорэн осеклась на середине фразы и спросила, нет ли у Артура мобильного телефона.

Не понимая, в чём дело, он тем не менее кивнул.

— Достань его и делай вид, что говоришь по телефону, иначе тебя и правда упекут в дурдом.

Артур схватил мобильный телефон, сделал вид, что набирает номер, и очень громко произнёс «Алло!». Ещё несколько секунд люди продолжали его разглядывать, но ситуация стала почти нормальной, и они вернулись к еде.

Лорэн рассказывала. Первые дни положение фантома её забавляло. Ощущение абсолютной свободы. Не надо думать, что надеть, как причесаться, как ты выглядишь, похудела ты или наоборот — никто на тебя не смотрит. Никаких обязательств, никаких ограничений, не надо стоять в очереди в магазине — подходишь первым, и никто не возмущается, никто не осуждает. Не нужно скромничать — слушай чьи угодно разговоры, смотри на что хочешь, будь там, где не имеешь права быть.

— Я могла сесть на уголок стола в Овальном кабинете Белого дома и оказаться в курсе государственных секретов, могла посидеть на коленях у Ричарда Гира или принять душ с Томом Крузом.

Все или почти всё было доступно ей — бродить по закрытым музеям, проходить в кино без билета, спать во дворцах, летать на истребителе, наблюдать за самыми сложными хирургическими операциями или за исследованиями в лабораториях, перепрыгивать с опоры на опору моста Голден‑Гейт.



Не отрывая уха от трубки, Артур поинтересовался, пробовала ли она делать что‑нибудь из этого.

— Нет, у меня головокружение от высоты, я боюсь самолётов, Вашингтон слишком далеко, я не умею переноситься на такие расстояния, вчера я первый раз спала, так что дворцы мне были ни к чему, а что до магазинов, то какой в них толк, если ни к чему не можешь прикоснуться?

— А Ричард Гир и Том Круз?

— Та же проблема, что и в магазинах! Быть фантомом вовсе не забавно. Скорей уж это надрывает душу. Все доступно, но все недостижимо.

Ей не хватало людей, которых она любила. Она больше не могла контактировать с ними.

— Я больше не существую. Я могу их видеть, но от этого ещё хуже. Может быть, это и есть Чистилище — вечное одиночество.

— Ты веришь в Бога?

— Нет, но в моём положении появляется некоторая склонность к пересмотру того, во что верить или не верить. Я ведь и в фантомов не верила.

— И я тоже, — сказал он.

— Ты не веришь в призраки и привидения?



— Но ты же не призрак.

— Ты находишь?

— Ты не умерла, Лорэн, твоё сердце бьётся внутри, а сознание существует… где‑то. Они разделились на время, вот и все. Надо понять, почему это произошло и как их соединить.

— Заметь, что с такой точки зрения это развод с тяжёлыми последствиями…

Артур ничего не смыслил в медицине, но не собирался признать этот факт и опустить руки. По‑прежнему говоря в телефон, он настойчиво повторял: нужно искать и найти способ, который бы вернул Лорэн в её тело, она должна выйти из комы. Эти два явления связаны, добавил он.

— Извини, но мне кажется, что ты сильно продвинулся в своих изысканиях.

Артур пропустил мимо ушей саркастическое замечание Лорэн и предложил вернуться домой, чтобы начать поиски в Интернете. Он намеревался собрать о коме все: научные исследования, медицинские отчёты, библиографию, исторические факты, свидетельства разного рода Особенно Артура интересовали случаи длительной комы, закончившиеся благополучно. «Мы должны найти и расспросить тех, кто вышел из комы. Их свидетельства могут быть крайне важными».

— Почему ты все это делаешь?

— Потому что у тебя нет выбора.

— Отвечай на мой вопрос. Ты осознаешь, что лично будешь втянут в эту историю? Ты представляешь, сколько времени это займёт? У тебя ведь есть своя работа и свои обязательства.

— Ты весьма противоречивая женщина.

— Я стараюсь мыслить здраво. Разве ты не заметил, как все на тебя косо смотрели, потому что ты разговаривал с пустотой; знаешь ли ты, что в следующий раз, когда тебе вздумается зайти в этот ресторан, тебе скажут, что мест нет, потому что люди не любят странных, потому что, когда кто‑то громко разговаривает и жестикулирует, сидя один, это беспокоит остальных?

— В городе больше тысячи ресторанов, так что выбор есть.

— Артур, ты милый, ты действительно милый человек, но ты теряешь ощущение реальности.

— Не хочу тебя задеть, но что касается потери ощущения реальности, то в твоём нынешнем положении ты мне можешь дать фору.

— Не играй словами. И не давай легковесных обещаний, тебе никогда не разрешить эту загадку.

— Я никогда не бросаю обещаний на ветер, и я не милый человек.

— Не обнадёживай меня напрасно, тебе просто не хватит времени.

Артур сделал вид, что закончил разговор, и внимательно посмотрел на Лорэн. Потом набрал номер компаньона. Поблагодарил за потраченное на него время и за заботу. Успокоил, объяснил, что действительно чувствует себя на грани срыва от переутомления, и сказал, что для фирмы будет лучше, если он на несколько дней прервётся. Ввёл Пола в курс нескольких текущих дел и предупредил, что Морин будет в полном его распоряжении. Добавил, что чувствует себя слишком усталым, чтобы ехать куда бы то ни было, и будет сидеть дома.

— Вот так, отныне я свободен от любых профессиональных обязательств и предлагаю начать наши исследования немедленно.

— Я не знаю, что сказать.

— Для начала помоги мне профессиональными познаниями.

Боб принёс счёт, не спуская глаз с Артура. Тот скорчил страшную гримасу, высунув язык, и вскочил. Боб отступил на шаг.

— Я ждал от вас большего, Боб, вы меня очень разочаровали. Идём, Лорэн, это заведение нас не достойно.

В машине Артур объяснил Лорэн метод, который собирался применить для изысканий. Они обсудили детали и вместе выработали план кампании.







Сейчас читают про: