double arrow

ВОПРОС №1 Общественное движение во второй четверти 19 века: западничество, славянофильство, консерватизм, либерализм

Во второй четверти XIX в. в российском общественном движении произошли серьезные изменения.

Во-первых, значительно расширился его круг. Если в движении декабристов участвовали только дворяне, причем, главным образом, представители столичной знати и гвардейские офицеры, то в годы николаевского царствования активными участниками освободительного движения стали преподаватели и студенты университетов (в основном Московского) и литераторы. Во-вторых, важную роль в освободительном движении начала играть периодическая печать, формировавшая общественное мнение. В-третьих, если взгляды декабристов опирались на идеологию Просвещения, то внимание участников общественного движения второй четверти XIX в. привлекали идеи немецкой классической философии (Шеллинга, Гегеля), а с 30-х гг. - также утопического социализма (Сен-Симона, Фурье). В-четвертых, с рубежа 30-40-х гг. в центре общественного внимания оказался вопрос об исторических судьбах России - спор между западниками и славянофилами. В конце 30- начале 40-х гг. на первый план в развитии общественной мысли вышли споры об исторической судьбе России. Сложились два лагеря: славянофилы и западники. Наиболее видные идеологи славянофильства - И. С. и К. С. Аксаковы, И. В. и П. В. Киреевские, А. И. Кошелев, А. С. Хомяков и Ю. Ф. Самарин. Лидеры западничества - выдающийся историк средневековья Т. Н. Грановский, М. А. Бакунин, В. П. Боткин, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков. Левыми западниками называют обычно В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. П. Огарева.




Общей чертой западников и славянофилов являлось неприятие существующих в России порядков. Те и другие понимали гибельность крепостного права, цензурного и полицейского произвола. Но западники считали, что Россия должна идти по тому же пути, что и Западная Европа, стать, в конце концов, парламентской конституционной монархией. Для левых западников развитие по европейскому пути должно было привести к утверждению в России социализма, понимаемого в духе идей Сен-Симона.

В отличие от западников, славянофилы считали европейский путь неприемлемым и гибельным для России. Все постигшие Россию беды они связывали именно с тем, что, начиная со времен Петра I, Россия отказалась от свойственного ей самобытного развития и стала перенимать чуждые европейские порядки.

Идеалом славянофилов была допетровская Русь с Земским собором. Русский народ славянофилы считали чуждым политике, искренне преданным законному монарху. Из этого они делали вывод о невозможности в России революции. Славянофилы отрицали конституцию, разделение властей и парламентаризм. Их лозунг гласил: "Сила власти - царю, сила мнения - народу". Царскую власть они представляли неограниченной, но прислушивающейся к народу, выражающему свое мнение через свободную печать и Земский собор. При этом, однако, возникал вопрос, где гарантия, что неограниченная царская власть не превратится в деспотическую. В этом отношении славянофилы вынуждены были возлагать надежды на церковь и нравственное развитие монарха.



Считая, что исконно русские начала сохранились лишь в толще народа, не тронутой поверхностной петровской "европеизацией", славянофилы уделяли большое внимание изучению народных обычаев, быта, фольклора.

Понятие «либерализм» появилось в начале 19 века. Первоначально либералами называли группу депутатов-националистов в кортесах – испанском парламенте. Затем это понятие вошло во все европейские языки, однако в несколько ином значении.

Сущность либерализма остается неизменной на протяжении всей истории его существования. Либерализм – это утверждение ценности человеческой личности, ее прав и свобод. История либерализма в России во многом противоречива. Объективных предпосылок для массового распространения либеральных идей в стране не было до начала XX века. С другой стороны, влиятельная часть общества полагала, что для решения внутриполитических проблем и преодоления экономического отставания от западных стран необходимо перенимать их опыт и проводить реформы. В силу этих обстоятельств в различные периоды либеральную инициативу проявляли главы государства, аристократия и интеллигенция. Как отмечает большинство историков, эти усилия не имели в своей основе политической программы и потому часто страдали от копирования западных решений без должного учёта российских реалий, приводили к непредвиденным результатам и дискредитировали себя в глазах общества [2]. Тем не менее, они оказали значительное влияние на страну, и их последствия включали важные положительные сдвиги. В прошлом, за каждым либеральным подъёмом следовал период реакции, в течение которого многие достижения уничтожались.

Во второй половине 18 века в России формируется самостоятельное течение политической мысли, которое настаивает на сохранении в неизменном виде феодально-крепостнического строя, выступая против просветительских идей и одновременно критикуя справа отдельные проявления политики самодержавного государства. Наиболее ярким представителем такого течения становится князь Михаил Щербатов (1730 - 1790). Обращаясь к истории, политике, экономике, этике М. Щербатов выступает защитником крепостного права, рисуя идиллическую картину взаимоотношений между помещиками и крестьянами. Отстаивая крепостное право, он утверждал, что помещики уступают крестьянам большую часть земли для пропитания, надзирая за ними как за своими детьми. Отмена крепостного права, считал Михаил Щербатов приведет к разорению дворянства.

В России консервативный тип мышления (для 19 в.) наглядно выявляются уже в мировоззрении славянофилов. Здесь консервативная мысль принимает романтическую форму. Ярким представителем этого стиля может служить К.Н. Леонтьев. Однако в чистом виде консерватизм в русской социально-философской и политической мысли встречается довольно редко (у В.А. Жуковского, идеологов официальной “народности” М.П. Погодина и С.П. Шеверева, К.П. Победоностова, в консервативной традиции духовно-академической философии). В большинстве же случаев данный тип мышления сочетался с либеральным. Консерватизм как тип мышления предполагает отказ от любых форм экстремизма. В этом смысле консервативная мысль противостоит и крайне правой, ультрареакционной идеологии(например, последней – взгляды М.Н. Каткова после 1863 г.) и леворадикальной, которая в середине и концу 19 века обретает популярность в интеллектуальной среде (революционные демократы, народники, эсеры, анархисты ). Особый интерес представляют отношения консерватизма и либерализма в России. Обычно эти понятия противоставляют друг другу, однако они не представляются взаимно отталкивающимися, между ними обнаруживаются определенные связи, компромиссы. Консервативный либерал Чичерин в своей работе “Вопросы политики” отметил, что консервативное направление к которому он принадлежит и которое он считает самым крепким оплотом государственного порядка, воспрещает всякую бесполезную, а тем более вредную ломку. Оно равно отделено и от узкой реакции, пытающейся остановить естественный ход вещей, и от стремления вперед, отрывающегося от почвы в преследовании теоретических целей. Ему одинаково противны упорное старание удержать то, что потеряло жизненную силу, и посягательство на то, что еще заключает в себе внутреннюю крепость и может служить полезным элементом общественного строя. Его задача состоит в том, чтобы внимательно следить за ходом жизни и делать только те изменения, которые вызываются насущными потребностями. Судьба и консерватизма и либерализма в России была трагической. Консервативный тип мышления в русской общественной мысли оказался зажатым между двумя формами экстремизма – левым и правым. Чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону, не останавливаясь посредине.






Сейчас читают про: