double arrow

Специалист, эксперт, переводчик


В связи с процессами интеграции и дифференциации научного знания, комплексного подхода к исследованиям в правоприменительной деятельности все шире используются достижения естественных, технических и гуманитарных наук в целях установления истины и обеспечения процесса доказывания. Поэтому в производстве по делам об административных правонарушениях возрастает роль специальных знаний. Законодатель не дает определения понятию «специальные знания». В юридической литературе под этим термином обычно понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта.

В правоприменительной практике специальные знания используются как в процессуальной, так и в непроцессуальной форме. Непроцессуальной формой является консультативная и справочная деятельность сведущих лиц, производство ими предварительных исследований материальных объектов и т.п. Под процессуальной формой применения специальных знаний в судопроизводстве по уголовным и гражданским делам понимается как назначение и производство экспертиз, так и привлечение специалиста к участию в следственных и судебных действиях. Действовавший ранее КоАП РСФСР, допуская привлечение эксперта в производство по делам об административных правонарушениях, не содержал статей, прямо предусматривающих возможность участия специалиста (не эксперта). Были лишь косвенные указания на возможность такого участия: это, прежде всего, касалось применения технических средств при работе с доказательствами, а также представления доказательств лицом, совершившим административное правонарушение.




Между тем в отличие от эксперта, имеющего дело с уже собранными доказательствами, в результате изучения которых им получаются новые, ранее неизвестные фактические данные, специалист может содействовать в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Он должен обращать внимание судьи, органа и должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, на соответствующие обстоятельства и тем самым оказывать им необходимую научно-техническую помощь, способствовать полному и всестороннему выяснению обстоятельств дела. Однако вследствие недостаточной процессуальной проработки данного вопроса специалист фактически не привлекался к рассмотрению дел об административных правонарушениях. Теперь впервые прямо предусматривается возможность участия в производстве по делам данной категории специалиста.

В качестве специалиста для участия в производстве по делу об административном правонарушении может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее знаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств. Специалист может привлекаться на любой стадии производства по делу.



По смыслу ст. 25.8 КоАП РФ, определяющей статус специалиста как участника производства по делам об административных правонарушениях, специалиста может привлекать любой орган или должностное лицо, в производстве которого находится дело. Среди них имеются как те субъекты административной юрисдикции, которые не обязаны обладать специальными знаниями, так и те, которые по своему статусу такими знаниями должны обладать. К первой группе субъектов следует отнести судей, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, административные комиссии и иные коллегиальные органы, создаваемые в соответствии с законами субъектов РФ. При рассмотрении дел об административных правонарушениях эти субъекты нередко нуждаются в использовании специальных знаний, однако, как правило, ими не обладают.

Однако по большинству составов административных правонарушений лица, уполномоченные составлять протокол и иные материалы по делу, осуществлять меры обеспечения производства, рассматривать такие дела, обладают специальными знаниями и владеют соответствующими научно-техническими средствами, т.е. сами являются в данной области специалистами. Это объясняется спецификой большинства административных правонарушений: выявить признаки их состава, обнаружить, закрепить и изъять доказательства возможно лишь только в ходе реализации такими должностными лицами своих правоохранительных, надзорных полномочий.



Например, при составлении протоколов о правонарушениях, связанных с нарушениями правил прокладки или вывода на территорию Российской Федерации подводных кабелей, трубопроводов или туннелей во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне РФ (ст. 8.17 КоАП РФ), или о правонарушениях, связанных с нарушениями установленных на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте правил пожарной безопасности (ст. 11.16 КоАП РФ), без специальных знаний должностных лиц соответственно органов государственного горного и промышленного надзора и органов государственного пожарного надзора невозможно выявить правонарушение, правильно и полно описать его существо, указать какие правила, нормы и инструкции нарушены.

При досмотре вещей и транспортных средств в порядке ст. 27.7 и 27.9 КоАП РФ субъектам, которые его проводят, также необходимы специальные знания, относящиеся как к предмету досмотра (вероятные места расположения объектов поиска, устройство досматриваемых предметов и пр.), так и к техническим средствам его осуществления (металлоискатель, портативный просвечивающий рентгеновский аппарат, ультрафиолетовые осветители и пр.). Однако если профессиональные знания соответствующих должностных лиц недостаточны, закон допускает возможность привлечения ими других специалистов, обладающих необходимыми знаниями, для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств.

Приведем два примера из практики производства по делам об административных правонарушениях[176].

Пример первый. При проверке технического состояния эксплуатируемой дорожно-строительной машины, за год до этого поступившей из Германии, государственный инженер-инспектор по надзору за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники, не знавший досконально конструктивных особенностей данной машины, для разрешения возникших у него сомнений относительно ее технического состояния привлек специалиста – инженера эксплуатационника дорожных машин. Последний, используя свои специальные знания и применив технические средства, выявил ряд неисправностей дорожно-строительной машины. Государственный инженер-инспектор, оценив эти неисправности, составил протокол об административном правонарушении, связанном с нарушением правил или норм эксплуатации тракторов, самоходных, дорожно-строительных и иных машин и оборудования (ст. 9.3 КоАП РФ).

Пример второй. Сотрудник милиции задержал гражданина, вскрывшего контроллер светофорной сигнализации на железнодорожном транспорте. С целью правильного отражения в протоколе об административном правонарушении, связанном с повреждением устройств сигнализации на железнодорожном транспорте (ч. 1 ст. 11.1 КоАП РФ), существа содеянного сотрудник милиции привлек специалиста контроллера. Специалист, выявив повреждения контроллера, зафиксировал его неисправности в акте, который был приобщен к протоколу об административном правонарушении.

Специалист обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении; участвовать в проведении действий, требующих специальныхзнаний, в целях обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, давать пояснения по поводу совершаемых им действий; удостоверить своей подписью факт совершения указанных действий, их содержание и результаты. Специалист предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных пояснений. Кроме того, за отказ или уклонение от исполнения обязанностей специалиста лицо несет административную ответственность.

Однако, думается, что ответственность за отказ участвовать в производстве по делу в качестве специалиста (да и то, не административная, а дисциплинарная) оправдана лишь в отношении сотрудников специализированных учреждений (в частности, экспертных), для которых соответствующая деятельность входит в их служебные обязанности. Любые иные специалисты не должны привлекаться к участию в производстве по делу об административном правонарушении без их согласия.

Установление административной ответственности за отказ от исполнения обязанностей специалиста в производстве по делу противоречит не только положениям ст. 37 Конституции РФ о недопустимости принудительного труда, но и ст.4 Трудового кодекса РФ, согласно которой принудительный труд (т.е. выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания) запрещен.

В защиту этой позиции подчеркнем то немаловажное обстоятельство, что применение многих современных технических средств для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, например, просвечивающей рентгеновской аппаратуры, химико-аналитических методов и пр. может быть опасным или оказывать неблагоприятное влияние на здоровье человека. Кроме того, несмотря на имеющиеся многочисленные случаи отказа лиц от участия в производстве по делам об административных правонарушениях в качестве специалиста, практически отсутствуют случаи их привлечения к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ.

В этой связи в ст. 25.8 КоАП РФ было бы целесообразно сформулировать право специалиста, не являющегося сотрудником специализированного учреждения, на отказ от участия в деле. Законодатель, к сожалению, не предоставил также права специалисту отказаться от участия в производстве по делу, если работа, для исполнения которой он привлечен, и вопросы, на которые ему надо будет ответить, выходят за пределы его специальных знаний или если предоставленных ему материалов недостаточно (как это сделано для эксперта).

С целью разрешения данной проблемы, по мнению Ю.П. Кузякина, представляется целесообразной разработка системы привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, к участию в производстве по делам об административных правонарушениях на основе долгосрочных договорных отношений между органами, призванными выявлять и рассматривать дела об административных правонарушениях, и соответствующими научными, конструкторскими, проектными, изыскательскими, эксплуатационными, учебными и другими государственными и негосударственными организациями[177].

Специалист вправе знакомиться с материалами дела об административном правонарушении, относящимися к предмету действий, совершаемых с его участием; с разрешения судьи, органа, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, задавать вопросы, относящиеся к предмету соответствующих действий, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям; делать заявления и замечания по поводу совершаемых имдействий. Заявления и замечания подлежат занесению в протокол.

В ст. 25.8 КоАП РФ указывается, что специалист обязан удостоверить своей подписью факт действий, в которых он принял участие, их содержание и результаты. Однако из Закона неясно, в каком конкретно документе должны быть описаны содержание и результаты использования специалистом своих специальных знаний, и какой документ он удостоверяет своей подписью. Ни в протоколе об административном правонарушении (ст. 28.2 КоАП РФ), ни в протоколах об осуществлении мер обеспечения производств по делу (глава 27 КоАП РФ) не предусмотрены подписи специалистов.

Приведем описанный в литературе пример из практики производства по делам об административных правонарушениях. Сотрудник милиции при составлении протокола по ст. 20.24 КоАП РФ («Незаконное использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в частной детективной или охранной деятельности») в отношении руководителя частного детективного агентства привлек в качестве специалиста эксперта государственного судебно-экспертного учреждения, специализирующегося в области судебной аппаратно-компьютерной экспертизы. В процессе осуществления своих полномочий специалистом был составлен акт, содержащий описание произведенных им действий и полученные результаты. Некоторые сведения из этого акта, которые, по мнению, сотрудника милиции, представляли интерес, были конспективно исхожены в протоколе об административном правонарушении, тогда как сам акт остался в архиве государственного судебно-экспертного учреждения.

При рассмотрении данного дела защитник заявил, что из протокола неясно, какое конкретно средство было исследовано и на основании каких признаков был сделан вывод о том, что данное средство не предусмотрено установленным перечнем. Защитник заявил ходатайство о вызове специалиста для дачи показаний. Заместитель начальника управления внутренних дел, рассматривавший дело, удовлетворил ходатайство защиты. Специалист пояснил, что в протоколе об административном правонарушении результаты его работы, содержащиеся в акте, интерпретированы неверно, и с протоколом об административном правонарушении его не знакомили.

Приведем еще один пример из административно-юрисдикционной практики. В процессе производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.2 ст. 10.10 КоАП РФ (повреждение мелиоративной системы, а равно защитного лесного насаждения), в качестве меры обеспечения производства по делу был осуществлен осмотр принадлежащих юридическому лицу территории и находящегося на ней гидротехнического оборудования. Поскольку гидротехническое оборудование включало в себя сложный турбонасосный агрегат, с устройством и особенностями эксплуатации которого не было детально знакомо должностное лицо органа, осуществляющего государственный надзор и контроль в области мелиорации земель, осмотр проводился с участием специалиста по турбонасосным агрегатам. Заявления и замечания специалиста по поводу совершенных им действий были занесены в протокол осмотра.

При рассмотрении дела руководитель, уполномоченный в области мелиорации земель органа исполнительной власти субъекта РФ, обратил внимание на то, что протокол осмотра не был подписан ни законным представителем юридического лица, ни другим его сотрудником. Более того, между протоколом осмотра и объяснением законного представителя юридического лица по существу дела имелись существенные противоречия. Вызванный специалист указал, что замечания и заявления были внесены в протокол осмотра с его слов неточно, с искажением их смысла.

К сожалению, таких примеров в практике производства по делам об административных правонарушениях предостаточно, причем во многих случаях доказательственная информация безвозвратно утрачивается.

В этой связи мы согласны с Ю.П. Кузякиным, что в КоАП РФ необходимо внести изменения, предусматривающие обязательное подписание специалистом протоколов, составленных в результате тех действий, в проведении которых он принимал участие[178].

Привлечение специалиста к участию в производстве по делу ‑ право, а не обязанность судьи, органа и должностного лица (за исключением случаев медицинского освидетельствования на состояние опьянения). Закон не оговаривает права других участников производства привлекать специалиста, однако лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, защитник и представитель вправе заявлять ходатайства, в том числе о привлечении и заслушивании специалиста.

От специалиста как участника производства по делам об административных правонарушениях следует отличать эксперта.

Экспертиза является основной процессуальной формой использования специальных знаний в производстве по делам об административных правонарушениях. Если судье, органу, должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, для установления фактов и обстоятельств дела необходимо провести исследования с использованием специальных знаний, назначается экспертиза. Судья, орган, должностное лицо вправе собирать, оценивать и использовать доказательства, но не могут создавать новые доказательства. Эксперт же, имея дело с уже собранными доказательствами, в результате их изучения получает ранее неизвестные судье, органу, должностному лицу, назначившему экспертизу, новые фактические данные, которые не могут быть отражены ни в каком ином документе кроме заключения эксперта.

О назначении экспертизы судья, орган, должностное лицо выносят определение, в котором указываются: основания для назначения экспертизы; фамилия, имя, отчество эксперта (или наименование учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза); вопросы, поставленные перед экспертом; перечень материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта. Вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть определенными и конкретными, а предоставленные в его распоряжение материалы и объекты ‑ пригодными для экспертного исследования.

По результатам проведенного исследования эксперт дает в письменной форме заключение, в котором должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы. При этом вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных знаний эксперта. Кроме того, в определении должны быть записи о разъяснении эксперту его прав и обязанностей и о предупреждении об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В качестве эксперта может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными знаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения. Закон не требует, чтобы экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных (или иной формы собственности) экспертных организаций, в качестве эксперта может быть привлечено любое лицо, отвечающее указанным требованиям.

Дело в том, что значительное число экспертиз производятся в настоящее время по уголовным делам. С этим связаны профиль и загрузка работы подавляющего числа государственных экспертных учреждений, которые ориентированы в основном на выполнение экспертиз, наиболее распространенных в практике расследования уголовных дел (трасологических, почерковедческих, баллистических, фоноскопических, экспертиз наркотических и ядовитых веществ и др.). Несмотря на то, что в последние годы создаются многие экспертные учреждения, ориентированные в том числе и на производство экспертиз, назначаемых по делам об административных правонарушениях (например, экологической, финансово-экономической, экспертиз, осуществляемых по правонарушениям в области таможенного дела, и др.), в условиях роста потребности в производстве экспертиз по данной категории дел, появления новых классов и родов назначаемых по таким делам экспертиз, неизбежно значительная часть их них все равно будет производиться вне экспертных учреждений. В этой связи не случайно, что многие положения Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» распространены также на экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами[179].

Эксперт обязан: явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении; дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, а также требуемые объяснения в связи с содержанием заключения. За отказ или уклонение от исполнения этих обязанностей эксперт несет административную ответственность.

Думается, что ответственность за отказ явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело, точно так же, как и для специалиста, оправдана лишь в отношении сотрудников специализированных учреждений, для которых производство экспертиз входит в их служебные обязанности. Любые иные лица не должны привлекаться к производству экспертиз без их согласия. В этой связи в ст. 25.9 КоАП РФ, определяющей права и обязанности эксперта, было бы целесообразно сформулировать право эксперта, не являющегося сотрудником специализированного учреждения, на отказ от производства экспертизы и дачи заключения.

Эксперт наделен определенными правами, позволяющими ему наилучшим образом содействовать всестороннему, полному и объективному производству по делу об административном правонарушении. Он вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; с разрешения судьи, председательствующего в заседании коллегиального органа, должностного лица, в производстве которых находится дело, задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям; указывать в своем заключении на имеющие значение для дела обстоятельства, установленные им при проведении экспертизы, по поводу которых ему не были поставлены вопросы.

Кроме того, эксперт в отличие от специалиста может отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных знаний или если предоставленных ему материалов недостаточно для дачи заключения.

Право эксперта знакомиться с материалами дела законодатель ограничил предметом экспертизы, т.е. оно распространяется на ознакомление с объектами исследования, данными об их обнаружении, изъятии, хранении, данными об условиях протекания определенного процесса, совершения определенных действий, возникновения определенных следов и т.п. Вне этих пределов ознакомление эксперта с материалами дела может привести к возникновению сомнений в объективности его заключения.

Материалы дела должны быть предоставлены эксперту судьей, органом или должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например, анализировать, свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит достаточно часто.

В научной литературе приводится следующий пример из экспертной практики. По делу об административном правонарушении, связанном с переоборудование жилых помещений без согласия собственника, существенно изменившим условия пользования помещениями (ст. 7.22 КоАП РФ) государственный жилищный инспектор РФ назначил судебную строительно-техническую экспертизу. В распоряжение эксперта-строителя были предоставлены материалы дела в полном объеме. По делу, на основании заключения эксперта было вынесено постановление о назначении административного наказания. Однако при рассмотрении жалобы на данное постановление судья отменил его и возвратил дело на новое рассмотрение, поскольку было установлено, что при производстве экспертизы эксперт-строитель вышел за пределы свой компетенции: его заключение было основано исключительно на показаниях свидетелей[180].

Как отмечалось выше, эксперт вправе заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. Такое ходатайство он может заявлять как в момент объявления определения о назначении экспертизы, так и в ходе ее производства. Необходимо, чтобы в своем ходатайстве эксперт указал, какие именно и для производства каких исследований ему нужны дополнительные материалы. При отказе в удовлетворении ходатайства эксперт должен продолжать исследование, а при невозможности дать заключение сообщить об этом. Сообщение судье, органу или должностному лицу, вынесшему определение о назначении экспертизы, о невозможности дать заключение должно содержать доводы и сведения, обосновывающие позицию эксперта.

В ст. 7 Федерального закона «О государственной судебно экспертной деятельности в Российской Федерации» законодатель подчеркивает, что при производстве экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства экспертизы. Независимость эксперта обеспечивается также возможностью его отвода. Независимо от того является ли эксперт государственным экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность.

Эксперт независим в выборе методов, средств и методик экспертного исследования, необходимых, с его точки зрения, для изучения данных конкретных объектов экспертизы. Руководитель экспертного учреждения может рекомендовать эксперту воспользоваться тем или иным методов, средством, применить ту или иную методику, однако право выбора остается за экспертом.

Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле и иных лиц не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК РФ).

Участие переводчика в процессе производства по делу об административном правонарушении отражает как положение ст. 26 Конституции РФ о том, что каждый имеет право на пользование родным языком, так и ст. 24.2 КоАП РФ о том, что лицам, не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать, давать объяснения, заявлять ходатайства и др. на родном языке, а также пользоваться услугами переводчика.

Законодатель не ограничивает круг лиц, участвующих в производстве по делу, которые могут пользоваться услугами переводчика. Следовательно, помимо лица, привлекаемого к ответственности, выступать на своем родном языке и пользоваться услугами переводчика могут потерпевшие, свидетели, адвокат, эксперт и другие участники производства по делу (если они не владеют языком, на котором ведется производство). Это дает возможность лицу, обвиняемому в совершении правонарушения, и потерпевшему активно участвовать в рассмотрении дела, защищать свои права и законные интересы, пользоваться услугами лиц, которым они доверяют, что, безусловно, способствует полному, всестороннему и объективному рассмотрению дела.

Не владеющими языком, на котором ведется производство, признаются лица, которые не понимают или плохо понимают разговорную речь, не могут свободно изъясняться или читать на данном языке, испытывают затруднения в понимании тех или иных терминов. Немые и глухие участники производства по делу нуждаются в переводчике, владеющемнавыками сурдоперевода, т.е. понимающем знаки немого или глухого. Если лицо, участвующее в производстве по делу, обращается с ходатайством к судье, председательствующему на заседании коллегиального органа, должностному лицу, в производстве которых оно находится, о привлечении переводчика, так как не знает язык, на котором ведется производство, необходимо выяснить, какими языками это лицо владеет и на каком языке желает давать показания, и в зависимости от его ответа – решать вопрос о вызове переводчика.

В качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками либо понимающее знаки немого или глухого и способное осуществлять перевод (сурдоперевод) при производстве по делу об административном правонарушении.

Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении. При этом недопустимо, чтобы какой-либо участник производства по делу (судья, член коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство, потерпевший, адвокат, эксперт и др.) одновременно исполнял функции переводчика Если обнаружится, что переводчик затрудняется выполнить полно и точно порученный перевод, он должен сообщить об этом назначавшему его судье, лицу, председательствующему на заседании коллегиального органа, должностному лицу с тем, чтобы в качестве переводчика было назначено другое лицо.

Вызов переводчика осуществляется официальным образом повесткой, телеграммой, телефонограммой или иным способом. При этом указываются дело, по которому нужно осуществлять перевод, время и место его рассмотрения. Переводчик обязан явиться по вызову судьи,органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и выполнить полно и точно порученный ему перевод, удостоверить верность перевода своей подписью. При этом переводчик предупреждается об административной ответственности за выполнение заведомо неправильного перевода. Такая ответственность предусмотрена ст. 17.9 КоАП РФ.

За отказ или за уклонение от выполнения перевода переводчик также несет административную ответственность. Однако с учетом того, что говорилось выше о недопустимости установления подобной ответственности для специалиста и эксперта, ответственность за отказ от выполнения перевода допустима лишь для тех лиц, обязательность участия которых в производстве по делам об административных правонарушениях в качестве переводчика предусмотрена их служебными обязанностями или каким-либо другим актом (например, договором между данным органом и переводчиком).







Сейчас читают про: