double arrow

СУЩНОСТЬ РЕЖИССЕРСКИХ ИГР


Режиссерские игры являются разновидностью творческих игр. В них, как и во всех творческих играх, есть мнимая или воображаемая ситуация. Ребенок проявляет творчество и фантазию, придумывая содержание игры, определяя ее учас­тников (роли, которые «исполняют» игрушки, предметы). Предметы и игрушки используются не только в своем непос­редственном значении, но и в переносном, когда они выпол­няют функцию, не закрепленную за ними общечеловеческим опытом (диванная подушка становится бегемотом, а пояс от маминого махрового халата - змеей в режиссерской игре в зоопарк; кубики разных размеров превращаются в учителей и детей в игре в школу; из карандаша получается дирижерс­кая палочка или микрофон для куклы-певицы). К игрушкам- заместителям дети охотно прибегают и в сюжетно-ролевых играх, что говорит о развитии воображения.

Само название режиссерской игры указывает на ее сход­ство с деятельностью режиссера спектакля, фильма. Обыч­но режиссер решает, какой фильм или спектакль он будет ставить, какой возьмет сценарий, что внесет в него от свое­го прочтения и осмысления. Ребенок сам создает сюжет игры, ее сценарий. Взяв какую-либо тему (урок в школе, праздник в детском саду), малыш развивает ее в зависимо­сти от того, как понимает отображаемое событие, что счи­тает наиболее значимым для себя.




В основе сценария лежит непосредственный опыт ребен­ка: он отражает событие, зрителем или участником кото­рого был сам (выступление артистов на площади города, автодорожное происшествие, лечение в кабинете доктора, празднование дня рождения). Нередко сюжетом игры ста­новятся знания, почерпнутые ребенком из просмотренно­го мультфильма, прочитанной ему книги, рассказов дру­гих людей (режиссерская игра в школу под влиянием рас­сказов старшего брата-ученика). Для этих игр в их развитой форме свойственны комбинирование впечатлений из лич­ного опыта ребенка с тем, что он узнал из книг, наблюде­ний, мультфильмов, причудливое соединение реального и вымышленного. Сюжеты режиссерских игр представляют собой цепочки действий (кукла поет в микрофон, другая - аккомпанирует, по окончании выступления - обе кланяют­ся, затем выходит «новая певица»; автомобильчики едут по трассе, сталкиваются, происходит авария). Отдельные эпи­зоды (сцены) в игре ребенок придумывает, затем исполня­ет, действуя за персонажи (игрушки, предметы), говоря за каждого, или объясняя все, что происходит.

В режиссерской игре речь - главный компонент. Часто она звучит как «дикторский текст за экраном». Например, Лиза разыгрывает день рождения куклы Маши: «Маша сказала гостям «спасибо» за подарки, гости сразу стали садиться за стол. Маша наливает всем чай». Помимо описательных выс­казываний используются и оценочные: «Гости хорошие, они принесли Машеньке много подарков. А волчонок был жад­ный: он подарок принес, но не отдал Маше».



В ролевых режиссерских играх ребенок использует ре­чевые выразительные средства для создания образа каж­дого персонажа: меняются интонация, громкость, темп, ритм высказываний, логические ударения, эмоциональная окрашенность, употребление различных суффиксов, зву­коподражаний. Так, изображая семейную сценку с ребенком-капризулей, Наташа говорит за него, за бабушку и за папу. За ребенка она говорит тоненьким голоском с тре­бовательными нотками: «Дайте другую кашу! Эта против­ная!», за куклу-бабушку - ласково с упрашивающими ин­тонациями: «Поешь, поешь, Вовочка!», за папу - сурово, громко, подчеркнуто медленно: «Это что за капризы? Каша не нравится? Другую варить никто не собирается! Быстро все съесть!»

В режиссерской игре часто используется много персона­жей (куклы-зрители в концерте, машинки и другие виды транс порта на городской трассе, ученики в классе), но «активно действующих», т. е. тех, которых ребенок переставляет, «свя­зывает» отношениями, обычно бывает не более трех-четырех. Их количество возрастает в совместной режиссерской игре, возникающей у детей в среднем и преимущественно в стар­шем дошкольном возрасте. В такой игре каждый из участни­ков действует за одного-двух персонажей.







Сейчас читают про: