double arrow

Тулку Ургьен Ринпоче. Основное учение изначального учителя — Будды Самантабхадры — это Дзогчен, Великое совершенство


Основное учение изначального учителя — Будды Самантабхадры — это Дзогчен, Великое совершенство. Учения Дзогчен — это вершина девяти колесниц. До того как Дзогчен появился в мире людей, эти учения передавались через гъялва гонг-гъю (Линию ума победоносных) в трёх божественных мирах: сначала в Акаништхе, затем в Тушите и, наконец, в мире Тридцати трёх богов — Индры и тридцати двух его царей-вассалов, — расположенном на вершине горы Сумеру.

Есть два типа Акаништхи: абсолютная Акаништха, часто называемая дворцом дхармадхату, — это состояние пробуждения всех будд. Есть также символическая Акаништха, пятый из Пяти чистых миров; он находится ещё в пределах рупалоки, мира форм, и расположен в небе над горой Сумеру. Символическая Акаништха — высший из семнадцати миров рупалоки; над ним уже начинается арупалока, или бесформенные миры. Вообще говоря, вся самсара состоит из трёх областей: камадхату, или миры страсти, рупалока и арупалока. Над камадхату находятся семнадцать миров, образующих область рупалоки. Ещё выше — миры арупалоки, иногда называемые «Четыре сферы бесконечного восприятия».

Утверждение «все будды пробуждаются к полному и истинному пробуждению в мире Акаништха» относится к дхармадхату, а не к символическому миру Акаништхи.

Затем, после Акаништхи, учения распространялись в мире Тушита, в том из миров с формами, где теперь обитает Будда Майтрея. После этого учения распространились в мире Тридцати трёх богов, в камадхату. Самантабхадра в форме Ваджрадхары преподавал их во дворце Индры, называемом Обитель полной победы, на вершине горы Сумеру. Вот как учение распространилось в трёх божественных мирах.

Вообще говоря, принято считать, что шесть миллионов четыреста тысяч учений Дзогчен принёс в наш мир Гараб Дордже, первый видьядхара среди людей, который, в свою очередь, получил эту передачу прямо от Будды в форме Ваджрасаттвы. Сначала эти учения появились в Уддияне, а позже распространились по Индии и Тибету. До эпохи Будды Шакьямуни учения Дзогчен давались в нашей части вселенной другими буддами, которых называют «двенадцать учителей дзогчен». Будда Шакьямуни обычно считается четвёртым учителем этой Благой кальпы; благой её называют потому, что за её время должны появиться тысяча будд. И хотя в буддийском контексте Шакьямуни известен как четвёртый учитель, в ряду учителей Дзогчен он является двенадцатым.

В мире не могло быть учений Дзогчен без появления будды, вот почему следует считать Будду Шакьямуни одним из главных учителей, передававших эти учения. Он действительно давал учения Дзогчен, хотя и необычным образом. Его обычные учения получали в основном те, кто имел с ними кармическую связь, то есть шраваки, пратьекабудды и бодхисаттвы. Это не значит, что им не разрешалось получать учения Дзогчен, — просто их кармическая зрелость требовала получения учений, соответствующих их уровню. А учения Дзогчен (равно как и другие учения Ваджраяны) Будда передавал, сначала создавая мандалу божества, а затем раскрывая тантрические учения собравшимся в этой мандале. Это, однако, выходило за грань того, что могли воспринять обычные люди.

Учения Дзогчен запечатаны тремя печатями секретности: «изначальная секретность» означает, что они секретны сами по себе, «тайная секретность» — что они не очевидны для всех, и «сокрытая секретность» — что они специально хранятся в секрете. Все будды учили Дзогчен, но никогда так открыто, как в эпоху Будды Шакьямуни. В эту кальпу даже само слово «Дзогчен» известно на весь мир и слышится во всех его концах. Однако, несмотря на их видимую распространённость, на самих учениях, точных наставлениях, лежит печать тайны.

В своей совершенной мудрости Будда Шакьямуни проповедовал Дхарму, всегда учитывая способности своих учеников. Проще говоря, он никогда не учил тому, чего человек не мог понять. Он излагал свои наставления так, чтобы они были доступны слушателям и подходили им. Поэтому можно сказать, что те, кто слушал его учения, воспринимали только то, что было им доступно. Впоследствии, когда они повторяли то, чему их учил Будда Шакьямуни, их изложение соответствовало уровню их восприятия, основанного на личном опыте. Но сами учения никоим образом не были ограничены этим личным опытом его слушателей, которыми, как повествуется в некоторых исторических текстах, являлись шраваки, пратьекабудды и бодхисаттвы. Учения, вынесенные ими из слов Будды, содержатся в различных версиях Трипитаки, в трёх собраниях сутры, винаи и абхидхармы. Причина, по которой Будда не давал вышеупомянутым шравакам, пратьекабуддам и бодхисаттвам более глубоких учений, заключается в том, что такие учения не укладывались в масштабы их постижения. Проще говоря, они ничего бы не поняли. Полученное же ими называется общей системой Сутры. В дополнение к общим учениям Сутры (которые он давал людям на Земле) Будда Шакьямуни учил также и в других местах вселенной. Проявляясь там как божество — центральной фигурой в бесчисленных мандалах, — он учил Тантре. Таким образом, мы должны понимать, что именно Будда Шакьямуни, пусть и являвшийся в других формах, был ключевой фигурой в передаче учений Ваджраяны. Это нужно понимать не в мирском, а в сокровенном смысле. Поэтому, когда мы слышим, что Дзогчен — аспект Ваджраяны — был передан через Гараба Дордже, мы должны знать, что в действительности его источником был Будда Шакьямуни в виде Ваджрасаттвы. Затем передача Дзогчен была продолжена другими учителями: сначала Гарабом Дордже, затем различными индийскими гуру и, наконец, Падмасамбхавой и Вималамитрой.

Наш главный учитель, Будда Шакьямуни, избрал Падмасамбхаву своим представителем для передачи учений Ваджраяны. Он сказал, что Падмасамбхава является воплощением тела Будды Амитабхи, воплощением речи Авалокитешвары и воплощением ума самого Будды Шакьямуни. Падмасамбхава пришёл в этот мир без помощи матери и отца, появившись в центре цветка лотоса. Более тысячи лет он прожил в Индии, а потом на пятьдесят пять лет перебрался в Тибет, после чего покинул этот мир на перевале Гунгтанг («Небесная равнина»), на границе Непала и Тибета. Четыре появившихся дакини подхватили его коня и унесли их в чистую землю, именуемую Медноцветной Горой.

С тех пор как Падмасамбхава оставил Тибет, он не перестаёт посылать нам непрерьгвающийся поток своих посланников, продолжающих его дело. Они называются «тертоньг», или открыватели кладов, и являются перевоплощениями двадцати пяти его основных учеников. Сегодня мы называем этих учителей в их различных перевоплощениях Сто восемью великими тертонами. Много веков они являются для того, чтобы открывать сокровища герма, скрытые Падмасамбхавой по всему Тибету ради блага грядущих поколений. Эти терма обнаруживаются в виде писаний, наставлений, священных веществ, драгоценных камней, объектов почитания и т.д.

Многие из этих тертонов открывали спрятанные Падмасамбхавой клады настолько впечатляющим образом, что даже сильно сомневающимся приходилось признавать подлинность этих терма. Иногда тертон открывал твёрдую скалу в присутствии четырёхсот-пятисот человек и извлекал то, что в ней было спрятано. Открыто совершая подобные чудеса и позволяя людям видеть такое собственными глазами, тертоны полностью рассеивали весь скептицизм. Благодаря непрекращающейся активности Падмасамбхавы такие тертоны продолжают появляться вплоть до сегодняшнего дня. Таким образом, учения терма происходят от самого Падмасамбхавы и раскрываются несомненным прямым путём. И это не просто какая-нибудь ветхозаветная легенда: до недавнего времени эти великие тертоны продолжали совершать чудеса, например, могли проходить сквозь твёрдую материю и летать по небу.

Учения Ваджраяны, в частности учения Дзогчен, состоящие из семнадцати основных тантр, были принесены в Тибет и распространены там Падмасамбхавой и Вималамитрой. В Индии эти учения распространялись многими наставниками, но Тибет их передачей обязан в основном милосердию Падмасамбхавы и Вималамитры. Многими веками позже, когда Атиша прибыл в Тибет, он посетил огромную библиотеку в Самье и был поражён. Он сказал: «Не иначе как эти сокровища попали сюда из миров дакинь!

Я никогда не слышал, чтобы где-либо в Индии было столько тантр». Атиша признал, что учения Ваджраяны расцвели в Тибете гораздо сильнее, чем в Индии.

С появления буддизма в Тибете до сегодняшнего дня не оскудевает поток открытий в виде новых передач терма. Вот некоторые из самых знаменитых: «Ньингтик Ябщи» («Четыре ветви сердечной сути») Лонгченпы, «Тава лонг янг» («Обширное пространство воззрения») Дордже Лингпы, «Кончокчиду» («Воплощение Трёх Драгоценностей»), открытое Джецуном Ньингпо, «Гонгпа Зангтал» («Беспрепятственная реализация Самантабхадры»), обнаруженная Ригдзином Годемом.

Было и неисчислимое множество других. Немногим более ста лет тому назад Джамьянг Кхьенце Вангпо раскрыл Чецун Ньингтик («Сердечная суть Чецуна»), а Чокгьюр Лингпа обнаружил Кунгзанг Туктик («Сердечная сущность Самантабхадры»). Таким образом, линии Дзогчен постоянно обновляются открытиями новых терма.

Может возникнуть вопрос: зачем множить всё новые и новые груды дзогченовских писаний? Здесь затрагивается очень важный пункт — чистота передачи. По мере того как учения передаются от поколения к поколению, возрастает вероятность загрязнения или даже нарушения связанных с ними обетов, что заметно уменьшает содержащееся в них благословение. Именно чтобы восстановить чистоту передачи, Падмасамбхава в своём неизмеримом сострадании и мудрости постоянно открывает нам всё новые сокровища-терма. Нет ничего глубже, чем Три раздела Дзогчен: читтаварга, или Раздел ума, абхьянтараварга, или Раздел пространства, и упадешаварга, или Раздел устных наставлений. Расстояние, отделяющее Будду от практикующего, предельно мало, когда откровение свежо и прямо, а в линии передачи нет повреждений. Чистота (или её отсутствие) находится не в самом учении, а в том, насколько длинна линия передачи. Вот почему происходит постоянное обновление передачи учений Дзогчен.

Основные ученики Падмасамбхавы и Вималамитры известны как «Царь и двадцать пять учеников». Все они достигли радужного тела: растворения физического тела в радужном свете в момент смерти. Такие практикующие оставляют после себя только волосы и ногти. Чуть позже я расскажу несколько историй о людях, которые обрели радужное тело.

Начиная с этих практиков, много поколений их учеников — непрерывная, подобно течению реки, линия передачи — также оставляли этот мир в радужном теле. Среди трёх кай, или тел будды, — дхармакаи, самбхогакаи и нирманакаи — самбхогакая зримо проявляется в виде радужного света. Поэтому обретение радужного тела в конце жизни означает прямое пробуждение в состоянии самбхогакаи. Ученик великого тибетского переводчика Вайрочаны, которого звали Панг Мипхам Гонпо, реализовал радужное тело, позже этого добился его ученик, и в течение следующих семи поколений ученики его учеников в свою очередь тоже покидали этот мир в радужном теле. В районе Кхам в Восточном Тибете было четыре великих ньингмапинских монастыря: Каток, Палъюл, Шечен и Дзогчен. В монастыре Каток восемь поколений практикующих, начиная с основателя монастыря, достигли радужного тела. И по сей день практикующие продолжают уходить из этого мира в радужном теле.

Вот ещё несколько примеров: около ста лет тому назад, во времена Джамьянга Кхьенце Вангпо, жил великий лама по имени Ньяг-ла Пема Дудул, достигший пробуждения в радужном теле. Свидетелями этого были пятьсот его учеников. А незадолго до китайского вторжения в Тибет ещё один ученик добился того же. Во время китайского вторжения одна монахиня из провинции Цанг ушла в радужном теле. Я лично слышал об этом от очевидца и чуть позже расскажу об этом подробно. Даже после китайской оккупации я слышал, что в провинции Голок три или четыре человека достигли радужного тела. Так что это не просто истории былых времён, это продолжается и в наше время.


Сейчас читают про: