double arrow

Введение. Предметная сфера философии науки


Предметная сфера философии науки

Создавая образ философии науки, следует четко определить, о чем идет речь: о философии науки как о направлении западной и отечественной философии, или же о философии науки как о фи­лософской дисциплине, наряду с философией истории, логикой, методологией, культурологией исследующей свой срез рефлек­сивного отношения мышления к бытию, в данном случае к бы­тию науки. Философия науки как направление современной фи­лософии представлена множеством оригинальных концепций, предлагающих ту или иную модель развития науки и эпистемо­логии. Она сосредоточена на выявлении роли и значимости на­уки, характеристик когнитивной, теоретической деятельности.

Философия науки как дисциплина возникла в ответ на потреб­ность осмыслить социокультурные функции науки в условиях НТР. Это молодая дисциплина, которая заявила о себе лишь во второй половине XX в. В то время как направление, имеющее название «философия науки», возникло столетием раньше. «Предметом философии науки, — как отмечают исследователи, — являются об­щие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их исто­рическом развитии и рассматриваемых в исторически изменяю­щемся социокультурном контексте».

В высказываниях ученых можно встретиться с утверждени­ем, что «аналитическая эпистемология и есть философия науки». Тем не менее многолетнее существование философии науки про­тиворечит этому взгляду, хотя бы потому, что она на протяжении своего развития становилась все более и более исторической, а не аналитической. Существующее мнение отоситепьно отождествления философии науки с аналитической философией, высказан­ное, в частности, отечественным исследователем А. Никифоро­вым, великолепно парируется тезисом Р. Рорти: «Я не думаю, что все еще существует нечто, отождествляемое с именем «ана­литическая философия», за исключением некоторых социологи­ческих или стилистических деталей... Аналитическое движение в философии разработало диалектические следствия множества по­сылок, и сейчас мало что осталось делать в этой области».

Как дисциплина философия науки испытывает на себе ог­ромное влияние философско-мировоззренческих концепций и те­оретических разработок, проводимых в рамках философии науки как современного направления западной философии. Однако цель ее — в интегративном анализе и синтетическом подходе к широ­кому спектру обсуждаемых проблем, в «поднятии на гора» тех отдельных концептуальных инноваций, которые можно обнару­жить в авторских проектах современных философов науки. Се­годня для философии науки характерна тенденция содержатель­ной детализации, а также персонификации заявленной тематики, когда обсуждение проблемы ведется не анонимно и безличностно, а с учетом достигнутых тем или иным автором конкретных результатов. Например, конвенции, как неустранимый элемент научного исследования, анализируются в контексте достижений Анри Пуанкаре — автора, считающегося родоначальником конвенциализма. А отрицание идеала деперсонифицированного на­учного знания и утверждение значимости личностного знания обсуждается от имени творца и родоначальника данной концеп­ции Майкла Полани. От деятельности Венского кружка, возглав­ляемого Морицом Шликом, в философию науки как научную дисциплину перешло отношение к языку как к нейтральному сред­ству познания, термины которого служат для выражения резуль­татов наблюдений. Таким образом, мы сталкиваемся с принци­пиально иной питательной основой дисциплины, когда сама те­матика, концептуальный аппарат и стержневые проблемы обретают свой статус в контексте разработок и выводов конкретного ученого той или иной школы.

Философия науки имеет статус исторического социокультур­ного знания независимо от того, ориентирована она на изучение естествознания или социально-гуманитарных наук. Даже когда методолог изучает тексты естествоиспытателя, он не становится при этом исследователем физического поля или элементарных частиц. Философа науки интересует научный поиск, «алгоритм открытия», динамика развития научного знания, методы иссле­довательской деятельности. Философия науки, понятая как реф­лексия над наукой, выявила изменчивость и глубину методологи­ческих установок и расширила границы самой рациональности. Опираясь на дословную интерпретацию выражения «философия науки», можно сделать вывод, что оно означает любовь к мудро­сти науки. Если основная цель науки — получение истины, то философия науки становится одной из важнейших для человече­ства областей применения его интеллекта, в рамках которой ве­дется обсуждение вопроса, как возможно достижение истины. Она пытается открыть миру великую тайну того, что есть истина и что именно истина дороже всех общественных убеждений. Человече­ство, ограниченное четырехмерным пространственно-временным континуумом, в лице ученых не теряет веру в возможность по­стижения истины, бесконечного универсума. А из того, что чело­вечество должно быть достойно истины, вытекает великий эти­ческий и гуманистический пафос этой дисциплины.

Соотношение философии науки с близкими ей областями на­уковедения и наукометрии иногда истолковывается в пользу отож­дествления последних или по крайней мере как нечто весьма род­ственное науковедению, а также дисциплинам, включающим в себя историю и социологию науки. Однако такое отождествление неправомерно. Социология науки исследует взаимоотношения науки как социального института со структурой общества, типо­логию поведения ученых в различных социальных системах, вза­имодействие формальных и профессиональных неформальных со­обществ ученых, динамику их групповых взаимодействий, а так­же конкретные социокультурные условия развития науки в раз­личных типах общественного устройства.

Науковедение изучает общие закономерности развития и фун­кционирования науки, оно, как правило, малопроблемно и тяготеет исключительно к описательному характеру. Науковедение как специальная дисциплина сложилось к 60-м гг. XX в. В самом общем смысле науковедческие исследования можно определять как разработку теоретических основ политического государствен­ного регулирования науки, выработку рекомендаций по повыше­нию эффективности научной деятельности, принципов организа­ции, планирования и управления научным исследованием. Мож­но столкнуться и с позицией, когда весь комплекс наук о науке называют науковедением. Тогда ему придается предельно широ­кий и общий смысл и оно неизбежно становится междисципли­нарным исследованием, выступая как конгломерат дисциплин.

Область статистического изучения динамики информацион­ных массивов науки, потоков научной информации оформилась под названием «наукометрия». Восходящая к трудам Прайса и его школы, она представляет собой применение методов математи­ческой статистики к анализу потока научных публикаций, ссы­лочного аппарата, роста научных кадров, финансовых затрат.

П. В. Копнин в свое время справедливо отмечал, что наукове­дение не может рассматриваться как самостоятельная комплекс­ная наука, ибо всякая наука должна иметь некоторую общую тео­рию, единый метод, проблематику или по меньшей мере некото­рый набор общих методов и проблем. Науковедение, полагает П. Копнин, не располагает какой-либо общей теорией или набо­ром теорий. Нередко из поля его зрения выпадают собственно философские проблемы науки.

В определении центральной проблемы философии науки су­ществуют некоторые разночтения. По мнению известного фило­софа науки Ф. Франка, «центральной проблемой философии на­уки является вопрос о том, как мы переходим от утверждений обыденного здравого смысла к общим научным принципам». К. Поппер считал, что центральная проблема философии знания, начиная, по крайней мере, с Реформации, состояла в том, как возможно рассудить или оценить далеко идущие притязания кон­курирующих теорий или верований. «Я, — писал К. Поппер, — называю ее первой проблемой. Она исторически привела ко второй проблеме: как можно обосновать (justify) наши теории и веро­вания».

Вместе с тем круг проблем философии науки достаточно ши­рок, к ним можно отнести вопросы типа: детерминируются ли общие положения науки однозначно или один и тот же комплекс опытных данных может породить различные общие положения? Как отличить научное от ненаучного? Каковы критерии научно­сти, возможности обоснования? Как мы находим основания, по которым верим, что одна теория лучше другой? В чем состоит логика научного знания? Каковы модели его развития? Все эти и многие другие формулировки органично вплетены в ткань фило­софских размышлений о науке и, что более важно, вырастают из центральной проблемы философии науки — проблемы роста, раз­вития научного знания.

Можно разделить все проблемы философии науки на три под­вида. К первым относятся проблемы, идущие от философии к науке, вектор направленности которых отталкивается от специ­фики философского знания. Поскольку философия стремится к универсальному постижению мира и познанию его общих прин­ципов, то эти интенции наследует и философия науки. В данном контексте философия науки занята рефлексией над наукой в ее предельных глубинах и подлинных первоначалах. Здесь в полной мере используется концептуальный аппарат философии, необхо­димо наличие определенной мировоззренческой позиции.

Вторая группа возникает внутри самой науки и нуждается в компетентном арбитре, в роли которого оказывается философия. В этой группе очень тесно переплетены проблемы познаватель­ной деятельности как таковой, теория отражения, когнитивные процессы и собственно «философские подсказки» решения пара­доксальных проблем.

К третьей группе относят проблемы взаимодействия науки и философии с учетом их фундаментальных различий и органич­ных переплетений во всех возможных плоскостях приложения. Исследования по истории науки убедительно показали, какую ог­ромную роль играет философское мировоззрение в развитии на­уки. Особенно заметно радикальное влияние философии в эпохи так называемых научных революций, связанных с возникновени­ем античной математики и астрономии, коперниканским перево­ротом — гелиоцентрической системой Коперника, становлением классической научной картины мира — физикой Галилея—Нью­тона, революцией в естествознании на рубеже XIX—XX вв. и т.д. При таком подходе философия науки включает в себя эпистемо­логию, методологию и социологию научного познания, хотя так очерченные ее границы следует рассматривать не как окончатель­ные, а как имеющие тенденцию к уточнению и изменению.

Типология представлений о природе философии науки пред­полагает различие той или иной ее ориентации, к примеру, онто­логически ориентированной (А. Уайтхед) или методологически ориентированной (критический рационализм К. Поппера). Совер­шенно ясно, что в первой приоритеты будут принадлежать проце­дурам анализа, обобщения научных знаний с целью построения единой картины мира, целостного образа универсума. Во второй главным станет рассмотрение многообразных процедур научного исследования, как-то: обоснования, идеализации, фальсификации, а также анализ содержательных предпосылок знания.

Иногда о философии науки говорят в более широком истори­ко-философском контексте с учетом представлений конкретных авторов, так или иначе отзывавшихся о науке на протяжении мно­говекового развития философии. Таким образом можно получить неокантианскую философию науки, философию науки неореализ­ма и пр. К версиям философии науки относят сциентистскую и антисциентистскую. Эти ориентации по-разному оценивают ста­тус науки в культурном континууме XX в. Сциентистская версия философии науки пытается освободить ее от свойственных ей не­достатков, заретушировать или оправдать их. Для нее также ха­рактерно стремление провести демаркацию науки и метафизики, произвести редукцию (сведение) качественно различных теорети­ческих структур к единому эмпиричеркому основанию, очистить науку от несвойственных ей установок и ориентиров.

Антисциентистская версия философии науки, представленная именами К. Хюбнера, Т. Роззака, П. Фейерабенда, требует рав­ноправия науки и вненаучных способов видения мира, критикует науку за то, что она подавляет другие формы общественного со­знания, представляет собой отчужденное мышление и источник догматизма (см. гл. VII, § 7).

По-разному оценивается и место философии науки. Некото­рые авторы видят в этой дисциплине тип философствования, ос­новывающего свои выводы исключительно на результатах и методах науки (Р. Карнап, М. Бунге). Другие усматривают в фило­софии науки посредствующее звено между естественнонаучным и гуманитарным знанием (Ф. Франк). Третьи связывают с фило­софией науки задачи методологического анализа, научного зна­ния (И. Лакатос). Есть и крайние позиции, рассматривающие фи­лософию науки как идеологическую спекуляцию на науке, вред­ную для нее и для общества (П. Фейерабенд).

Весьма любопытна типология представлений о природе фи­лософии науки, предложенная Дж. Лоузи:

• философия науки является мировоззрением, совместимым с научными теориями и основанным на них;

• она связана с выявлением предпосылок научного мышле­ния и деятельности;

• предполагает экспликацию понятий и теорий науки;

• философия науки — метанаучная методология, определяю­щая, чем научное мышление отличается от ненаучного, какими методами должны пользоваться ученые в своих исследованиях, каковы необходимые условия корректности научного объяснения, в чем состоит когнитивный (познавательный) статус научных за­конов.

К перечисленной типологии, можно добавить еще одну очень важную особенность: философию науки следует понимать преж­де всего как область, в рамках которой предлагаются, изучаются и сравниваются модели развития науки.

С точки зрения получившего широкое распространение деск­риптивного подхода философия науки есть описание разнообраз­ных, имеющих место в науке ситуаций: от гипотез «ad hoc» (для данного, конкретного случая) до исследования по типу «case stadies», ориентирующегося на анализ реального события в науке или ис­тории конкретного открытия в том или ином социокультурном контексте. Преимущество такого подхода состоит в его доступно­сти. И с этой позиции каждый мыслитель может внести свою лепту в развитие философии науки, всего лишь поделившись соб­ственными соображениями по поводу какого-либо этапа научного исследования. Однако такой подход имеет и свои недостатки, он мало концептуален и ведет к размыванию философии науки, ра­створению ее в простом описании фактов и событий научно-по­знавательной деятельности.

Если выдались стержневую проблематику философии науки, то в первой трети XX в. она была занята:

• построением целостной научной картины мира;

• исследованием соотношения детерминизма и причинности;

• изучением динамических и статистических закономерностей. Внимание привлекают также и структурные компоненты на­учного исследования: соотношение логики и интуиции; индук­ции и дедукции; анализа и синтеза; открытия и обоснования; тео­рии и факта.

Вторая треть XX в. занята анализом проблемы эмпирическо­го обоснования науки, выяснением того, достаточен ли для всего ее здания фундамент чисто эмпирического исследования, можно ли свести все теоретические термины к эмпирическим, как соот­носится их онтологический и инструментальный смысл и в чем сложности проблемы теоретической нагруженное™ опыта. Заяв­ляют о себе сложности процедур верификации, фальсификации, дедуктивно-номологического объяснения. Предлагается также анализ парадигмы научного знания, научно-исследовательской программы, а также проблемы тематического анализа науки.

В последней трети XX в. обсуждается новое, расширенное по­нятие научной рациональности, обостряется конкуренция различ­ных объяснительных моделей развития научного знания, попы­ток реконструкции логики научного поиска. Новое содержание при­обретают критерии научности, методологические нормы и поня­тийный аппарат последней, постнеклассической стадии развития науки. Возникает осознанное стремление к историзации науки, выдвигается требование соотношения философии науки с ее ис­торией, остро встает проблема универсальности методов и проце­дур, применяемых в рамках философии науки. Пользуется ли историк методами, вырабатываемыми философией науки, и что дает методологу история науки, как соотносятся историцистская и методологическая версии реконструкции развития науки. Эта проблематика возвращает нас к исходной позиции философии науки, т.е. к анализу мировоззренческих и социальных проблем, сопровождающих рост и развитие науки. Вновь обретает силу воп­рос о социальной детерминации научного знания, актуальными оказываются проблемы гуманизации и гуманитаризации науки, ее нейтральности.

Громкий лозунг, предвосхищающий «смерть традиционной философии науки», не означает ничего иного, как существование тех или иных ее параметров в рамках конкретно-исторического периода времени, и затем изменение их в другой. Когда филосо­фию науки связывают с программами, идущими от эмпиризма Ф. Бэкона и рационализма Р. Декарта, то обилие концепций фи­лософии науки XX столетия неизбежно приводит к выводу о «смер­ти» традиционной философии науки. Но если согласиться со столь радикальной установкой, то неизбежно возникнет вопрос: что придет или уже пришло на смену той, ушедшей философии на­уки? Существует точка зрения, утверждающая, что после смерти традиционной философии науки ее заменит когнитивная социо­логия науки. Последняя будет начинаться с решения вопроса о консенсусе — согласии между учеными. И, конечно же, подверг­нет принципиальной критике стандартную теорию науки. Стан­дартная концепция науки уверена, что наблюдения адекватны ре­альности и исключают эмоциональность, предрассудки и интел­лектуальную предубежденность ученых. В этом она противоре­чит самым простым истинам психологии. Наблюдения не могут быть оторваны от наблюдателя и не могут быть пассивны. На деятельность ученых мощно влияют глубинные психологические факторы, оказывают давление механизмы социальной детерми­нации.

Современная философия науки выступает в качестве недоста­ющего звена между естественнонаучным и гуманитарным знани­ем и пытается понять место науки в современной цивилизации в ее многообразных отношениях к этике, политике, религии. Тем самым философия науки выполняет и общекультурную функцию, не позволяя ученым стать невеждами при узкопрофессиональном подходе к явлениям и процессам. Она призывает обращать вни­мание на философский план любой проблемы, а следовательно, на отношение мысли к действительности во всей его полноте и многоаспектности. Стимулируя сам интерес к науке, философия науки предстает как развернутая диаграмма воззрений на пробле­му целостности научного знания и его динамики развития.


Сейчас читают про: