double arrow

Япония, Франция, Германия и Америка сегодня


Активы Много работающих   Пассивы Пенсионеры  

В индустриальный век работающих было больше, чем пенсионеров. Сейчас пенсионеры живут дольше, и поэтому нам нужно выработать правила того, как общество, то есть мы, будем заботиться о наших стариках.

Китай стоит перед подобной, но другой проблемой. Проблема Китая - в законе об одном ребенке в семье. Вот к чему приведет их проблема в недалеком будущем:

25 внуков

Каждая супружеская пара могла рассчитывать на поддержку своих много­численных детей и внуков в старости.

Китай в период ограничения рождаемости

Через несколько лет этому единственному внуку, возможно, придется под­держивать двоих родителей и четверых бабушек и дедушек. Если распростра­нить эту принудительную правительственную политику еще на одно поколение, то один правнук окажется ответственным за судьбы двоих родителей, четверых бабушек и дедушек и восьмерых прабабушек и прадедушек. О напряженности бюджета и говорить нечего.

С похожей трудностью столкнулся Сингапур. Уровень рождаемости там настолько низкий, что правительство предлагает денежные вознаграждения супругам, согласным завести еще детей. Вдобавок к этому, правительство Син­гапура провело закон, обязывающий ребенка нести финансовую ответственность за родителей. Другими словами, если ребенок не поддерживает своих ро­дителей, то может получить тюремный срок.

Как вы видите, то, как люди будут поддерживать сами себя в финансовом и медицинском отношении после ухода па пенсию, это всемирная проблема.

Изменение № 7. Уолл-Стрит себя изжила.После долгих лет доминирова­ния на мировой экономической сцене идея физического операционного зала, та­кого как зал Нью-Йоркской фондовой биржи, изжила себя окончательно. Се­годня фондовые рынки обосновались в киберпространстве. По мере того как весь остальной мир выходит в Интернет и начинает проникаться идеей необхо­димости покупать и продавать акции, миллионы торговцев со своими портатив­ными компьютерами и системами передачи котировок в режиме реального вре­мени будут выбирать для работы новые операционные залы фондовых рын­ков- операционные залы в киберпространстве.

Такое развитие техники фактически превращает фигуру биржевого брокера в памятник индустриального века, а взаимные фонды—в огромные неуклюжие дирижабли, воздушные корабли, за которыми ведут наблюдение стремительные независимые инвесторы и каждое движение которых они могут с легкостью предсказать. Это означает, что инвесторы, поручающие традиционным броке­рам и крупным взаимным фондам делать инвестиции за них, тоже становятся динозаврами индустриального века. И только высокомобильные и гибкие, луч­ше обученные и меньше регламентированные индивидуальные инвесторы вы­играют главный приз в самой дорогой, самой быстрой, самой глобальной в ми­ре игре «24/7» («24/7 Real Media»—крупное онлайновое рекламное агентство США), собственно говоря, они уже выигрывают.

25 февраля 2002 года еженедельник «Business Week» вышел под заголовком «Обманутый инвестор». Ниже заголовка на обложке были слова: «В 1990-х но­вый класс инвесторов стал мощной экономической и политической силой. По мнению многих, Уолл-Стрит, корпорации, советники и правительство завели людей в тупик». В самой передовице сказано, что инвесторы установили рекорд, возбудив против брокеров 341 коллективный иск, «обвиняя их [брокеров] во всех грехах, от публикации дезориентирующих проспектов до получения ко­миссионных за IPO публичные предложения акций». В общей сложности эти иски обошлись брокерским конторам в круглую сумму 14 миллиардов долла­ров. «Число индивидуальных исков возросло в такой же пропорции». Похоже, для этой статьи больше подошло бы название «Отживший инвестор».

В наши дни вся система покупки и продажи акций и других ценных бумаг через традиционных брокеров и брокерские конторы это не больше чем дино­завр, ископаемый тираннозавр индустриального века. Сегодня, если у вас есть ноутбук (портативный компьютер) и выход во Всемирную паутину, вы можете обогнать Уоллстрит и инвесторов старого типа, находясь в любом уголке мира. Фондовые рынки сегодняшнего дня обитают в киберпространстве, и туда же пе­реселились настоящие инвесторы.

Изменение № 8. Крупные корпорации теряют общественное доверие и терпят крах.Передовица «Business Week» от 6 мая 2002 года вышла под заго­ловком «Кризис корпоративного руководства: Чрезмерная зарплата. Слабость управления. Коррумпированные аналитики. Самодовольные правления. Фаль­шивая отчетность: Как починить систему». В статье были сделаны следующие наблюдения:

Самая последняя волна скептицизма, возможно, началась со скандального банкротства корпорации «Enron», по с каждым новым разоблачением корпора­тивных злоупотреблении или махинаций атмосфера доброй воли, созданная за годы бума прошедшего десятилетия, рассеивалась все больше, уступая место всеобще]'! подозрительности и недоверию. Неослабевающий шквал газетных за­головков, рассказывающих о новых расследованиях Комиссии по ценным бума­гам и биржам, обвинения, признания вины, государственные урегулирования, финансовые переоценки и штрафы только усиливает уверенность в том, что система изначально построена на нечестности...

Во многих отношениях «Enron» и ее сговор с аудиторской компанией «Arthur Andersen»—это аномалия, идеальный шторм, где алчность, недосмотр и прямая подтасовка результатов сошлись вместе, чтобы пустить на дно две круп­нейшие компании страны. Но пятно моральной неряшливости легло даже па са­мые голубые из «голубых фишек»...

Под вопрос была поставлена честность всего капиталистического строя.

(В качестве заметки на нолях: цитаты из «Business Week» в «Изменении № 8» были вставлены при окончательной редакции этой книги, намного позже то­го, как мы назвали эту главу «Идеальный шторм». Нам кажется забавным, что авторы «Business Week» выбрали тот же термин для своей статьи. Возможно, в этом что-то кроется!)


Сейчас читают про: