double arrow

Параграф 3. Место владения в системе вещных прав


Можно констатировать, что в гражданском законодательстве Республики Казахстан, так же, как в законодательстве стран СНГ, отсутствует закрепление владения как самостоятельного вещного права. Между тем, признание наличия такого права позволило бы объяснить некоторые проблемы, решение которых вызывает определенные трудности в теории и на практике.

По нашему мнению, понятие владения может употребляться в нескольких значениях:

1) владение как одно из правомочий права собственности. Собственнику для осуществления своего права собственности необходимо наличие фактического господства над вещью. "Право владения представляет собой юридически обеспеченную возможность осуществлять фактическое обладание имуществом" (п. 2 ст. 188 ГК);

2) владение как элемент других вещных прав, когда владелец не относится к вещи как к своей и признает власть собственника. Это то, что называется detentio - в римском праве, непосредственное владение - в германском праве, держание - во французском, и т. п.

Такое владение возникает на основе договоров аренды, залога, ренты, хранения и других договоров, на основе которых собственник добровольно передает собственность во временное владение и пользование. На основе договора у арендатора, залогодержателя и т. п. возникают обязательственные права, но вместе с тем возникает и вещное право, пользующееся вещно-правовой защитой, в т. ч. и против собственника. В данном случае владение не имеет самостоятельного значения. Оно также составляет одно из правомочий вещного права, причем не самое главное правомочие. Арендатор берет в аренду вещь главным образом для того, чтобы пользоваться ею. Владение необходимо для того, чтобы осуществлять правомочие пользования.

Д. И. Мейер утверждает, имея в виду уступку собственником права владения, например, при отдаче имущества в заклад, при предоставлении пользования вещью стороннему лицу и т. п.: "В большей части случаев, однако, право владения, приобретаемое сторонним лицом, бывает только спутником другого права, приобретаемого относительно вещи собственника, ибо для стороннего лица право владения само по себе разве только по исключению может иметь интерес. Так, закладоприниматель приобретает право залога относительно вещи и владеет им по праву; но не владение составляет главное, существенное содержание права залога. Точно так же лицо, приобретающее право пользования вещью, если приобретает с тем вместе и право владения, то приобретает его лишь потому, и только потому интересуется им, что само пользование вещью во многих случаях обусловливается господством над ней, владением (154).

В этих отношениях владение выступает как одно из правомочий вещного права лиц, не являющихся собственниками вещи - право землепользования, недропользования, аренды, залога и т. п. Причем это правило действует и в случаях, когда правомочие пользования ограничено договором или существом обязательства, в частности, при договоре хранения, залога. Главным здесь выступает наличие обязательственного отношения, которым связан владелец, отсутствие у владельца отношения к вещи как к своей. Таких владельцев можно назвать титульными договорными владельцами.

Особое место занимает право владения как составная часть права хозяйственного ведения и оперативного управления. Передача владения, так же как и остальных правомочий - пользования и частично распоряжения, производится в данном случае не на основе договора, а на основе административного акта - постановления правительства, приказа министра, распоряжения акима и т. п. о создании государственного предприятия или учреждения как юридического лица. Таких владельцев можно назвать титульными бездоговорными владельцами.

3) владение как составной элемент способов приобретения собственности, при котором владелец, так же, как и собственник, относится к вещи как к своей. В первую очередь - это правило о приобретательной давности (ст. 240 ГК).

В чем сущность приобретательной давности? Гражданин или юридическое лицо, не являющиеся собственниками имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющие как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, либо иным имуществом не менее пяти лет, приобретают право собственности на это имущество (приобретательная давность). Об этом говорится в п. 1 ст. 240 ГК. Следовательно, право собственности приобретается через пятнадцать лет владения недвижимым имуществом. Но какое же право имелось у лица в течение этих 15-ти лет? Обычно и нередко доказывают, что это не право, а факт. Тем не менее, это подлинное право, пользующееся юридической защитой против третьих лиц.

Пункт 2 ст. 240 ГК гласит: "До приобретения на имущество права собственности гражданин или юридическое лицо, владеющее им как своим собственным, имеют право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законодательными актами или договором основания". Здесь имеет место конфликт прав преимущества на осуществление вещного права. Владение на основе ст. 240 ГК не имеет преимущества перед правом собственности или иным, более сильным вещным правом, но имеет преимущества перед правами всех других третьих лиц.

В той или иной степени право владения возникает у лиц и существует до передачи вещи собственнику, или передачи в коммунальную собственность, обращения в свою собственность, в следующих случаях:

находка (ст. 245 ГК);

безнадзорные животные (ст.246 ГК);

клад (ст.247 ГК);

бесхозяйные вещи (ст. 242 ГК);

самовольная постройка (ст. 244 ГК).

4) О владении и владельцах как самостоятельной категории можно говорить при реализации вещно-правовой защиты от третьих лиц. Эта группа владения не совсем вписывается в предлагаемое нами деление различных аспектов владения. Это по сути не самостоятельная группа, четко отделяемая от первых трех, так как вещно-правовой защитой пользуются все владельцы, как собственники, так и несобственники. Данный аспект понятия владения тесно связан с предыдущими тремя и является как бы общим аспектом понятия владения.

В ГК говорится о добросовестных и недобросовестных владельцах, законных и незаконных владельцах (глава 15). Кроме того, говорится о защите вещных прав лица, не являющегося собственником. Такая защита, аналогичная защите прав собственника, предоставляется лицу, владеющему имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования, либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника (ст. 265 ГК). В данной статье ГК помимо таких прав, как хозяйственное ведение, оперативное управление, постоянное землепользование, говорится о владении имуществом по иному основанию, предусмотренному законодательством или договором.

Таким образом, в подавляющем большинстве случаев владение выступает как одно из правомочий права собственности или иного вещного права (землепользования, недропользования, аренды, залога и т. п.).

Как самостоятельное вещное право, право владения выступает в очень небольшом числе случаев, в основном связанном со способами приобретения собственности. В первую очередь и главным образом - это право владения при приобретательной давности. В определенной степени и с определенными оговорками можно также говорить о возникновении права владения при находке, при задержании безнадзорных животных, при обнаружении клада, при владении как своим собственным имуществом бесхозяйными вещами, при владении самовольной постройкой.

Чтобы завершить исследование проблемы, имеет смысл рассмотреть еще одну классификацию, которая имеет отношение к категории владения. В связи с защитой права собственности в законодательстве проводится определенная классификация владельцев имущества, которое собственник изымает в порядке виндикационного иска. В соответствии с этой классификацией владельцы делятся: на законных и незаконных владельцев (причем последние, в свою очередь, делятся на добросовестных и недобросовестных владельцев) (155).

Рассмотрим эту классификацию с учетом тех положений, которые нами были изложены выше:

1) Законные владельцы:

а) собственники;

б) титульные владельцы:

1. титульные договорные владельцы;

2. титульные бездоговорные владельцы;

в) давностное владение;

г) находка, обнаружение клада или иное титульное владение.

2) Незаконные владельцы:

а) добросовестные приобретатели;

б) недобросовестные приобретатели:

1. самовольное владение (например, самовольная постройка - ст. 244 ГК);

2. насильственное владение, в т. ч. похищение вещи у собственника;

3. подложное владение (156).

Из изложенного вытекает, что деление на законных и незаконных владельцев - это классификация, лежащая в иной плоскости, чем проводимая нами ранее классификация на владение как составное правомочие вещного права и самостоятельное вещное право. Давностное владение выступает как законное владение, владение при находке, кладе или ином беститульном владении тоже является, как правило, законным, но может быть и незаконным. Напротив, владение при самовольной постройке, как правило, выступает как незаконное владение. Ясно, что эти виды владения не могут лежать в одной плоскости - критерии их классификации различны.

При анализе права владения необходимо иметь в виду, что оно неразрывно связано с правом собственности. Владение или является элементом права собственности, или выступает в качестве одного из правомочий иного вещного права, производного от права собственности, или служит способом приобретения права собственности, или противостоит праву собственности в качестве чужого незаконного владения. Даже когда владение выступает как самостоятельное вещное право (давностное владение), оно направлено на то, чтобы преобразоваться в полноценное право собственности.

Таким образом, завершая исследование категории владение и излагая нашу позицию по вопросу о понятии владения, можно констатировать следующее:

Владение не есть только факт, владение - это и право, пользующееся правовой защитой и влекущее за собой юридические последствия.

В споре между субъективной и объективной теориями владения мы придерживаемся объективной теории владения Иеринга и считаем правильным решение вопроса в Германском Гражданском уложении и Швейцарском Гражданском уложении. И владение, и держание должны пользоваться одинаковой владельческой защитой; и то, и другое является разновидностями единого понятия вещного права владения.

Любое обладание вещью, независимо от оснований возникновения такого обладания, может рассматриваться как владение, причем как право владения, пользующееся юридической защитой. Даже прикосновение к вещи (например, некто взял вещь в руки посмотреть на нее) уже можно рассматривать как владение. Правда, такое владение обычно никаких юридических последствий не несет и не нуждается в правовой защите. Но можно представить гипотетическую возможность возникновения необходимости такой защиты (например, взятая посмотреть вещь осталась у данного субъекта по каким-либо причинам - пожар, землетрясение, внезапная смерть собственника, и т. п. В этом случае это лицо будет пользоваться владельческой защитой от посягательств любых других лиц до тех пор, пока он не сможет вернуть вещь собственнику).

Для признания права владения не имеют большого значения также намерения субъекта. С одной стороны, законный владелец может не относиться к вещи как к своей (арендатор, залогодержатель и т. п.). С другой стороны, незаконный владелец может относиться к вещи как к своей (вор, похитивший вещь у собственника; добросовестный владелец, купивший похищенную вещь у вора). В обоих случаях имеет место владение, пользующееся владельческой защитой. Собственник вещи в этих случаях утрачивает права владения (передает его по договору или у него похищают вещь), право владения возникает у арендатора или вора. Недаром виндикационный иск называют иском невладеющего собственника к владеющему несобственнику. Но до тех пор, пока собственник не докажет свое право владения и не изымет вещь, фактические владельцы имеют право владения на эту вещь и пользуются владельческой защитой против всех других лиц, в т. ч. против собственника.

Субъективное отношение лица к вещи можно принимать во внимание лишь для того, чтобы выделить определенные разновидности владения. По примеру Германского Гражданского уложения можно выделить самостоятельное владение, когда владелец относится к вещи как к своей (таково владение в праве собственности, владение вора, и т. п.), и опосредованное владение, когда субъект владеет чужой вещью признавая это, на основе какого-либо правового титула (договор аренды, залога, подряда, и т. п.). Однако большого практического значения это деление не имеет. И в том, и другом случае имеет место владение, пользующееся одинаковой владельческой защитой.

В большинстве случаев владение не имеет самостоятельного значения. Оно выступает или как одно из правомочий собственника, или как одно из правомочий вещного права, возникающего при опосредованном владении. Как отмечалось выше, при опосредованном владении главенствующим правомочием является правомочие пользования. Правомочие владения занимает подчиненное положение.

Тем не менее, есть случаи, когда правомочие владения приобретает самостоятельное значение. Прежде всего, это владение при приобретальной давности, а также иные случаи, когда владение как вещное право выступает как основание приобретения права собственности (находка, клад, бесхозяйные вещи, безнадзорные животные).

Определенное значение приобретает владение как вещное право при реализации защиты права собственности.

Не столь широкое применение категории владения не дает, однако, оснований отмахнуться от этой проблемы. Данная проблема существует, и рано или поздно ее необходимо решать законодательно. Поэтому целесообразно воспользоваться опытом законодательства большинства стран и закрепить в Гражданском кодексе Республики Казахстан институт владения как самостоятельного вещного права.


Сейчас читают про: