double arrow

Понятие сервитута


По определению дореволюционных цивилистов, в частности, Г. Ф. Шершеневича, сервитут представляет собой вещное право пользования чужой вещью в интересе определенного лица. Характеризуя сервитут как вещное право, автор также отмечал, что он связывается с вещью, а не субъектом права собственности (174). То есть, субъективное право устанавливается на вещь, и это право никак не связано с требованием совершения каких-либо активных действий со стороны собственника имущества, либо иного третьего лица.

Необходимо отметить, что в некоторых работах современных авторов имеются неточности при освещении точек зрения дореволюционных цивилистов о сервитуте. Так, Л. В. Щенникова при определении сервитута в русской дореволюционной цивилистике пишет, что "в русском дореволюционном праве не существовало разветвленной системы сервитутов и даже не было общего понятия сервитута, хотя оно и регулировало некоторые отношения из области сервитутного права в нормах о "правах участия" и "угодий в чужих имуществах". Кстати, Г. Ф. Шершеневич полагал, что термины "угодья" или "право участия частного" больше подходят для обозначения тех ограничений собственности, для которых используется термин "сервитут" (175). Между тем Г.Ф. Шершеневич, вслед за Д. И. Мейером (176) при определении и классификации вещных прав дал основательное определение сервитутов по русскому гражданскому праву и основания разграничения сервитутов и прав участия. Г. Ф. Шершеневич определял право участия как ограничение права собственности в силу закона, критиковал неудачное применение термина "права участия", заимствованного из французского законодательства, и отмечал, что "выражение "право участия" само по себе указывает на участие посторонних лиц в пользовании чужой вещью. Между тем это не соответствует ни существу понятия об ограничении права собственности, ни совокупности тех отношений, которые законом охватывается под именем прав участия. Ограничение права собственности имеет в виду только стеснение собственника из-за посторонних лиц в осуществлении его права, но не доставление посторонним лицам прав на чужую вещь. Последней цели служат главным образом сервитуты, которые в нашем законодательстве известны под именем прав угодий в чужих имуществах. Запрещение пристраивать кухню к стене чужого дома, сметать сор на чужой двор и т. п. закон называет правом участия, тогда как в этих случаях, несомненно, только стеснение собственника, но нет участия в пользовании имуществом со стороны других лиц" (177).

Дореволюционная русская цивилистика, безусловно, разграничивала право участия и сервитут, отмечая при этом схожие элементы этих двух различных институтов гражданского права. При этом проводилось деление прав участия на общее и частное, классифицирующим признаком которых являлось ограничение права собственности в правах участия общих в публичных интересах всего общества (например, право прокладки государственной дороги через земли частных собственников) и в отношении всех участников общества, в правах участия частного - ограничение права собственности в интересе и в отношении только определенных лиц (например, в отношении соседей). В частности, право участия частного, как и сервитут, устанавливалось единственно и исключительно в пользу какого-либо постоянного лица. При разграничении права участия и сервитутов Г. Ф. Шершеневич, в частности, отмечал: "Ограничения, по замечанию Мейера, не составляют права на чужую вещь, потому что право на чужую вещь есть выдел из права собственности, а ограничение составляет его предел. Сервитуты - это права третьих лиц, вследствие которых стесняется собственник в осуществлении своего права, законные ограничения (право участия - Е. О.). - это стеснение собственника в осуществлении его права, вследствие которого обеспечиваются интересы третьих лиц" (178).

Термин "право участия" неизвестен современной гражданской науке, хотя право участия в смысле, в котором оно употреблялось дореволюционной цивилистикой, - ограничение права собственности в силу закона существует в современном имущественном (гражданском) обороте и имеет большое значение для определения сервитута. К "праву участия", в связи с этим, относятся все законодательные ограничения прав собственника, установленные в целях реализации одного из основных принципов осуществления гражданских прав, закрепленных законодательством, в частности, в п.п. 3 и 5 ст. 8 ГК, а также, в развитие этого, одного из основных принципов осуществления права собственности, закрепленного законодательством, в частности, в п. 4 ст. 188 ГК. Имея много схожего с сервитутами, законодательные ограничения прав собственника отличаются от сервитутов тем, что они ограничивают собственника в свободном пользовании своим имуществом, когда это может вредно сказаться на интересах третьих лиц. В отличие от этого сервитутные права предоставляют права пользования чужим имуществом определенным конкретным лицам - обладателям этого субъективного права, что также стесняет собственника в пользовании своим имуществом по своему усмотрению. Наделение сервитутным правом определенного конкретного лица является первой из характерных черт сервитута, отличающей его от права участия.

Отсутствие специального института в современной гражданско-правовой науке, посвященного ограничению права собственности в силу закона, что, по терминологии дореволюционных цивилистов, называлось правом участия, а также отсутствие специальных исследований в этом направлении и в разработке института ограничений прав собственника в силу закона ведет порой к смешению понятий "сервитут" и "ограничение права собственности в силу закона". Так, например, Ю. К. Толстой рассматривает в качестве сервитутов примеры с выведением окна на двор соседа, возведением забора на границе между соседями и т. п. (179) Упомянутые права в дореволюционной цивилистике относились к праву участия частного и назывались еще правом соседства (180). Права участия частного, с точки зрения Г. Ф. Шершеневича, в противоположность сервитутам, не дает соседям никаких самостоятельных прав на чужой земле, а только стесняет собственника участка в осуществлении своего права (181). В связи с этим необходимо отметить вторую характерную черту сервитута, отличающую его от права участия - предоставления права пользования чужим имуществом обладателю сервитутного права, хотя бы ограниченного и строго целевого.

В зависимости от способа определения обладателя вещного права сервитута традиционно различают личные и реальные (или предиальные - в соответствии с терминологией римского права (182)) сервитуты.

Определенность обладателя личного сервитута устанавливается путем наделения этим правом известного лица, обладающего наименованием, когда сервитутом наделяется юридическое лицо, либо именем, когда сервитутом наделяется физическое лицо, т. е. определенность личного сервитута связывается непосредственно с личностью какого-то лица. В частности, в силу завещательного отказа определенное известное лицо может быть наделено правом пользования имуществом, перешедшим в собственность к наследникам, при этом сервитут связывается с личностью определенного лица - наследника.

Определенность обладателя реального сервитута устанавливается путем наделения этим правом обладателя другого права, в частности, на соседний или иной земельный участок или иную недвижимость. При установлении права прохода через земельный участок обладателем сервитута признается лицо, обладающее правом собственности или землепользования соседним земельным участком, и право сервитута связывается непосредственно с обладателем права на земельный участок, а не с личностью какого-то лица.


Сейчас читают про: