double arrow

Марии Петровне Колычевой. На письмо о строгостях ду­ховных


На письмо о строгостях ду­ховных.

Душа, жаждущая всегда быть в созерца­ниях небесных красот, которые невещественны и не видимы телесным глазам, ищет средств всегда удерживать себя в таком преславном восхождении! Она отвращается от всякого земного вида и лестного утешения, охотно пре­зирает всякое плотское удовольствие по той причине, что она вкусила сладость, все превос­ходящую, в сравнении с которой мирские на­слаждения кажутся ей горестью и тяжестью злою. Но как плоть уклонна к земному, для то­го и наказывается строгостями и умерщвлени­ем, чтоб не препятствовала своими пожелания­ми душе восходить в небесные видения и пребывать в памяти Божией разумно!

Когда усматривается лучшее, тогда худ­шее остается без внимания и уже презирается, ежели оно препятствует следовать к лучшему. А чтобы не заспаться и скоро встать на молит­ву, кладет под голову камень и ничего под себя не подстилает. К чему такая строгость? К тому, чтобы не уклониться в худшее и не потерять из виду лучшего. Ведь не можно без особенных трудов достичь из дальних стран в Иерусалим! Тоже нельзя без особенных подвигов и строгостей достичь и неба.

Многие и много судят и говорят о духов­ной жизни, но редкие ведут духовную жизнь — и едва ли понимают то, о чем говорят много, а делами тому противятся. Все опротивеет нам и не будет приятно — ни театр, ни маскарад, никакое суетное собрание, никакая суетная вещь и никакой суетный разговор — все это омерзеет, когда душа всеми чувствами возже­лает искать Царствия Божия и радоваться о едином Господе. Здешние временные скорби и болезни ничто в сравнении с вечной радос­тью, в которую призывает нас Иисус Христос. Кого любит Господь, того и наказует, тому и скорби терпеть попущает, чтобы беско­нечно обрадовать. Благодарение о всем Богу, тако о нас благоустрояющему!

Марии Петровне Колычевой

Смирение — высота. Чем глубже смирение, тем более откро­вений бывает являемо сердцу, любящему Бога. 14 декабря 1824 года


Сейчас читают про: