double arrow

Марии Петровне Колычевой. Христианский друг! Сколько есть человеческих умов, и не все ли они имеют свои суждения и предрассуд­ки?


Христианский друг! Сколько есть человеческих умов, и не все ли они имеют свои суждения и предрассуд­ки? Ежели взглянуть простым оком на такую несметность, тотчас представится смешение паров и тьма разнообразных картин. Одни против других силятся вознестись своими мечтаниями. Что ж сказать об истинных и верных христианах? Они не мечтают ни о чем; у них все одно, все верное; они верою приходят в божест­венное познание; одним словом, разум свой пле­няют в послушание Христово, и тысячи христи­ан составляют одно тело, одну душу, одно сердце, и вся во всех Христос, и все они в Нем — Имже живем, действуем и существуем, и смерти нет! Мы истинно уверены, что пожерта смерть победою, а Победитель — Иисус Христос.

Я знаю христианский долг — самого се­бя уничижать и все безропотно сносить, а о других всегда иметь благие мысли и благо­творить по силе и возможности своей и только удаляться от всякого греха или иметь нена­висть и к малейшим грехам, чтобы нимало не оскорблять Господа Бога, в Котором вся наша любовь утверждается. Все человеки не без греха; но не все оскорбляют Господа. Одни согрешают по неве­дению, или по недоумению, или по ошибке, подобно поскользнувшемуся на льду: сии ис­правляются скорым покаянием и после того всеми мерами хранят себя от ошибок, и неведе­ния, и недоумения, стараются в разум истины прийти. Другие согрешают по небрежению и не­вниманию к заповедям Божиим, по презрению, бесстрашию и неверованию той истине, что пра­ведное будет воздаяние комуждо по делом его (Пс 61,13); таковые умники много надеются на се­бя, не имея надежды на Сотворшего их, живут по своим пожеланиям в удовольствие плоти своей и не ужасаются оскорблять Господа Бога. Бедные и страшливые — они боятся маленькой болезни, им приключившейся, тогда как истин­ные христиане боятся одних грехов, и более здесь нет для них страха, опасаются и маленько­го греха, ибо, какой бы ни был грех, всякий от­клоняет душу от Бога, а потому и нужно испо­ведание и покаяние, прощение и очищение. Посему можем правильно понимать и тех, которые удаляются и бегают от многолюдства. Желающие спастись презирают и оставляют все то, что препятствует чистоте душевной и вечно­му спасению. Писание нас научает не позволять уму нашему ничего, кроме повеленного, мудр­ствовать. Святитель Василий Великий внушает, что «Бытейской книге читателю свободну быть следует от плотских страстей. Бедственно убавлять нечто или прибавлять к преданным от Духа Святого. Сердцу, хотящему восприять божественные словеса, должно быть чисту от противных помышлений. Не всем написана суть словеса Божия, но точию имущим уши по внутреннему человеку. Чуждые слова истинно­го буйством именуют евангельскую проповедь, простоту написанных речей в Евангелии уни­чижая. Чем в вере здравые пользуются, от того другие вредятся. Не утучняй плоти твоей: чем тучнее делаешь свою плоть, тем тяжчае душе твоей делаешь узилище. Для чего снабдеваешь то, что скоро придет во нетление? Тело изну­рять должно и не щадить кровь, которая в плоть обыкновенно прелагается...» …Прощай, сестра моя о Господе. Час поч­ты пресекает строки мои.


Сейчас читают про: