double arrow

К А.П.Р. День Святаго мученика Трифона


День Святаго мученика Трифона.

Радуется ли ваше сердце о промысле Божием? Господь наш все о нас к лучшему устрояет: одних преселяет, а других оставляет, чтобы чрез совершенное покаяние приготовили себя к вечному блаженству. Истинная вера Христова дает нам правый разум о сердце и душе, когда всеми силами, всею лю­бовью мы привержены к Богу и преданы Ему, и поэтому все имеем, хотя бы и всего в свете лишились; а потому и не печалимся, не воздыхаем о преходящих вещах; ибо не вещи любим, а Бога — Творца всех вещей. Смертный человек — тоже тленная вещь; только душа бессмертна. И когда любезный наш брат возьмется от сея жизни, то о чем нам должно сожалеть, и что предпочитать? Тело, как земное, обыкновенно предается земле, и жалеть о том недолжно: не наше и было оно. Но что душа в теле делала и какой конец совершила, о том следует помышлять и радоваться; или умолять Господа о упокоении преставившейся души и отпущении ей грехов каких-либо неисповеданных. Это общий наш долг — испра­шивать милость Господню. Сорокоусты и милостыня и в аде подают отшедшим помощь и облегчение.

Часто надобно спрашивать себя: какою любовью уязвлено сердце мое? Люблю ли я Иисуса Христа более всего? Он ли, Господь и Бог мой, — утешением мне? Не иное ли что-либо занимает меня и памятуется более Бога в сердце моем? Не пристрастилось ли к чему паче Господа окаянное сердце мое, и не мечтает ли воображениями, противными святой любви Божией? Приди в себя, душа моя, и помысли: ежели Сам Бог не утешит и не призрит тебя, то кто может дать отраду тебе? Какая тварь, любимая тобою? — Ах возвратись душа моя, в покой, твой, Господь благодействова тебе: и ты ли иного ищешь удовольствия? Так скажем же в заключение сущую правду: горе, горе некающимся грешникам! ждет их мука вечная! конец приближается: покайтеся и веруйте! Спасайтесь о Господе!

Февраля 1-го дня, 1824 года.

К М.М.

Господи! озари сердца наши истиною! Действуя на сердце друг друга, мы невидимо видимся и безгласно говорим: как бы, как бы соделаться рабами правды и временную жизнь во истине провести!.. Ведь во многословии цар­ствует грех! Святые отцы свидетельствуют, что безгрешия корень есть молчание, а корень бла­гих есть на сердце Божий страх. Об этом мо­лился святой Иоанн Златоуст: «Господи! всели в мя корень благих — страх Твой в сердце мое!» Вот его молитва. Покуда сердце уклоня­ется в слушание непотребного разговора и ищет утешиться изменяемою вещью, до тех пор не имеет покоя; ежели оно и покоится ми­нутами, то в мечтании прелести; а поистине во временных вещах не может быть покойно.

Благодарю вас за доверенность, кото­рою вы меня побуждаете и против воли моей открывать истину. Духовная мать, сохраняю­щая святое благочестие, из благопристойности выйти не может, хотя бы то стоило жизни: ей чужды поносительные слова, коими обнаруживается и самое ее сердце. Для уврачевания болящей души не яд, но спасительные лекарст­ва необходимы. Для сей цели есть тысячи слов, изнесенных в душевное благоприобретение: из них хотя немногими можно всегда заимст­воваться, по силе своей, и предлагать их в об­щее назидание ищущим спастись. Долг каждо­го — прежде осмотреться и осудить себя и так, проразумевая страсть и тяжесть греха, искать всеми средствами воспользовать падшую душу, чтобы примирить ее с богатою совестью и при­вести в Божие милосердие. Вот качества духов­ной матери! Слово не устроит миролюбия духовного, но развращает всякую слабую ду­шу. Надобно охуждать самый грех: он нас раз­лучает с Богом; а о душе сожалеть, сострадать и объяснить ей, что она сотворена по образу и по подобию Божию: поэтому страшно и тре­петно уклоняться от Бога во грех и рабствовать греху, предавшись адским духам, ищущим все­гда ввергнуть человека в уготованный для них геенский огонь... Нам очень нужно также быть осторожными от коварных ласкательств: ведь они те же сети, коими уловляет нас наш общий враг и клеветник. Небесная Царица да спасет вас под Своим покровом!

Долготерпеть и милосердовать есть свойство любви: из этого видно, что ярящийся и злобствующий чужд любви; но чуждый любви чужд Бога. Любовью именуется Бог: Бог есть Любовь! Любящий Бога никого не огорчает и ни на кого не огорчается за временное, огор­чает же и огорчается одною спасительною пе­чалью, каковою блаженный Павел и сам огор­чался, и огорчил коринфян. Что кто любит, к тому прилепляется всячески; и все препятст­вующее достижению предмета любви отверга­ет, дабы его не лишиться. Так, любящий Бога печется о чистой молитве и страсть, полагающую ему в том препону, от себя отгоняет. Лю­бящий Бога на земле провождает ангельскую жизнь: постится, бодрствует, поет, молится, о всех человеках всегда доброе мыслит...

Иные из подвижников отгоняют стра­стные помыслы, а другие отсекают и самые страсти. Помыслы отгоняют псалмопением, молитвою, размышлением о вышних предметах или иным каким местным упражнением; а страсти отсекают презрением тех вещей, к которым страстны.

21 сентября 1824 года


Сейчас читают про: