double arrow

Екатерине Васильевне Даниловой. Хотя вы и на земле, хотя вы и в суетах, но ваше отече­ство не здесь, а на небесах


Хотя вы и на земле, хотя вы и в суетах, но ваше отече­ство не здесь, а на небесах! Тамо вечный свет и радость; тамо жизнь, любовь и сладость. Царствие Божие внутрь вас есть и верою ищущие его обретают...

Господи, просвети мое сердце, помилуй мя, видя немощь ду­ши моей!

Сказывают, что желание души есть жизнь души: а мне кажется, что это не жизнь, а страдание души, подобное тому, которое чувствуют жаждущие, или алчущие, пока не насытятся. В Св. Писании слышим воздыхания некоей души, устремившей все желания свои к Богу! какими же чертами изображает она свое состояние?—Она уподобляет его жажде еленя, ищущего источников водных, и говорит: быша слезы моя мне хлеб день и нощь... душа моя смятеся во юдоли плачевней, же­лает и скончавается душа моя во дворы Господни... Исчезе сердце мое и плоть моя... Не есть ли это страдание?—Истинная жизнь души есть ее соединение с Богом Иисусом Христом.

Июня 18-го, 1835 г

Екатерине Васильевне Даниловой

Обратимся к Одному! Предадим себя Тому, Кто нас создал и хранить, Вечно любит и живит!

„Господи, сподоби мя любити Тя от всея души моея и помышления, и творити во всем волю Твою".

Сего как себе, так и вам искренно желаю. Не надобно нам останавливаться на видимом, но очень нужно внимать истине и посредством видимого переноситься мыслью к неви­димому, святою верою разумеваемому, —где всех веселящихся жилище вечное.—Видимое временно; временное же непостоянно и всяко изменяется и проходит, скрываясь подобно тени.

Любовь плотская имеет такую крепость, как цветок в поле: любить же Бога всею душею и помышлением — есть по­беда над самой смертью. И самая память о Боге—о, как много увеселяет сердце! Мирские забавы, шутовство и смех остроумцев очень чужды сего света истины.—Любовь вечная, святая чиста, мирна, долготерпелива, сострадательна; она покрывает множество грехов; она плачущую душу утешает надеждою небесных благ; одевает ее светом и питает неизреченною радостью, с которой ничто сравниться не может в семь мире. Когда сердце ваше жаждет благоугождать в жизни сей еди­ному Богу, то вам уже тот не друг, кто уклоняет вас от Бога и тем самым наносит скорбь вашему сердцу, и огор­чает чистую сладость души вашей, покрывая взор ваш, устрем­ляющийся к небесным, темными облаками, тучнеющими от сластей плотского мудрования. Одним словом: всякий помысл, увлекающий вас к чувственности и суемудрию, хотя бы он был одет в прекраснейшее тело и преображался в светлого Ангела, чтобы только вас прельстить и отвесть от Бога, по сему самому есть уже враг ваш. Слово Божие—свет ваш!

1юня 27-го, 1835 г.


Сейчас читают про: