double arrow

Т4ЯНЫ ГИПНОМ. И/1И ОПЕРАЦИЯ Н4 СОЗНАНИИ #»


щий криз (конвульсии), способствующий облегчению., а затем полному исцелению. В ходе сеанса применялись приемы традиционной медицины, знакомые со времен Парацельса, и непосредственный контакт в форме легких прикосновений. Потирая большими пальцами рук те же пальцы больного, Месмер одновременно касался руками его тела или пораженного участка.

Мнения об исцеляющей силе криза высказывались задолго до появления теории австрийского лекаря. Его предшественники заметили обострение заболевания в случаях отсутствия явно выраженного криза. Заслугой Месмера стало признание эффективности магнетизма исключительно в области нервных заболеваний. Целительные манипуляции венского магнетизера дошли до нашего времени почти в том виде, в каком применялись 200 лет назад, а сама доктрина возродилась в новом качестве под названием теории энергоинформационного поля.

За короткое время популярность Месмера, неизменно помогавшего своим больным, достигла необычайных масштабов. Подобно любому талантливому человеку, доктор имел множество врагов, которые приложили немало усилий, чтобы заставить его покинуть Австрию. Однако где бы он ни появлялся — в Баварии, Швейцарии, Вене, Париже, завистники обрушивали на удачливого конкурента нещадную критику, на-


Щ Т4ЯНЫ. Н4Х04КИ. СЕНСАЦИИ_______________

страивая публику против е;го методов лечения. Методика Месмера повсюдгу находила последователей, в том числе приюлекала шарлатанов, получавших возможность шспользовать серьезное учение в корыстных щелях.

За несколько лет работьа в Вене честолюбивый целитель возомнил свюй метод переворотом в медицине, а себе отгвел роль спасителя человечества. Избыточное самомнение подтвердилось вскоре после отъездщ из Австрии, когда Месмер не побоялся обратиться к французскому королю Людовику XVI и попросить у него королевский замок. Дворещ был необходим не только для жительства, но ш в целях излечения жителей Франции. Монарх (благосклонно выслушал просьбу дерзкого австришца; замка не подарил, но разрешил поселиться в столице.

В феврале 1778 года А^нтон Месмер снял большой дом в Париже, гд(е принимал посетителей всех сословий, удивлшя людей роскошью своего жилища: множество» салонов и кабинетов, парк, бассейн, домашший театр. Швейцары в великолепных мундирах ожраняли дом и регулировали движение на улище. Желающих испытать на себе чудодейственшый метод было предостаточно. Австрийский писатель С. Цвейг в книге «Врачевание и психика» отвел одну новеллу своему знаменитому соотечественнику: «Франц Антон Месмер, излучающий* уверенность, хоро-


тайны гипноза, или опЕРлиия Н4 сознании <fftшо сложенный широколобый мужчина высокого роста и внушительной осанки. При неистощимом здоровье ему суждено дожить до преклонного возраста. Отличительной его чертой является предельное, непоколебимое терпение.... В этом спокойствии, в этой твердости, в этом великом и упорном терпении заключается, собственно, гений Месмера».

Вскоре дом Месмера уже не мог вместить в себя всех желающих исцелиться животным магнетизмом. Не имея возможности заниматься каждым пациентом отдельно, доктор разработал сложный и тщательно соблюдавшийся ритуал коллективного лечения. В дубовый чан, заполненный металлическими опилками и толченым стеклом, укладывались большие бутыли с намагниченной водой. Из отверстий в крышке чана выступали железные прутья, соединенные друг с другом металлической проволокой. Пациенты вставали цепочкой, держа за руку своего соседа. Кроме того, люди должны были касаться друг друга коленями и бедрами.

Облаченный в лиловые одежды Месмер появлялся перед больными неожиданно, торжественно и величаво проходил вдоль выстроившихся в ряд людей, касаясь каждого рукой, но иногда пользовался стеклянной палочкой. Он уверял, что флюиды свободно протекают по живым цепочкам; этого никто не мог проверить, но все видели появле-


щ тляны. нлхогдки. сенсации____________

ние конвульсий. Некоторые больные застывали в оцепенении, мнюгие опускались на землю и засыпали. Люди истерически смеялись, зевали, бились в судорогах, с криком бросались друг на друга и на стеньн. Месмер успокаивал пациентов сам или просил помощников. Если человек долго не приходит в себя, его бережно относили в дом, оставляя до пробуждения на мягких диванах. Несмотря на дикое зрелище, в большинстве случаев болезнь отступала.

Описанный сеанс предназначался для избранной публики. Бедняки могли приобщиться к животному магнетизму посредством намагниченного дерева, стоящего на бульваре поблизости от дома целителя. Как ни странно, но дерево излечило немало парижан. За пять лет на сеансах Антона Месмера побывало около 8 тысяч человек. Больньие постоянно толпились у дома, пока всеобщий восторг не сменился презрением и насмешкам[и.

Увлеченный теорией животного магнетизма Месмер не замечал или намеренно отрицал наличие чувств, только один раз упомянув о них в сочинении: «Флюид должен передаваться прежде всего посредством чувства. Только оно позволяет изведать эту теорию. Так, больной привыкший к воздействию, которое я на него оказываю, способен пюнять меня лучше, чем кто-либо другой». Избрав, термин «раппорт» для обозна-


тайны гипноз*, или операция на сознании jft

чения непосредственного контакта, он невольно сделал намек на эмоциональный момент. Целитель избегал близкого общения с пациентом, а теория флюидизма позволяла уклониться от «предметного отношения». Без лишних слов человек погружался в такое состояние, при котором был возможен только «телесный диалог». Имея возможность наблюдать явление сомнамбулизма, Месмер еще не понимал его значения и не пытался извлечь из него терапевтической пользы. Сторонник жестких методов, обладатель волевого характера, он не допускал инициативы со стороны загипнотизированного. Доктор считал единственно верным только собственную теорию, в чем мог убедиться Пюисегюр, услышавший резкую критику своих взглядов на искусственный сомнамбулизм.

Исследователи часто касались эротического момента в жизни Месмера, но все сведения были достаточно противоречивы. По мнению Л. Шер-тока, целитель проповедовал воздержание, стараясь прикрыть пуританством сексуальную неполноценность. Многочисленные слухи об интимных связях с клиентками не имели под собой основания и не были доказаны. Несмотря на то что он расстался с женой еще в Вене, ни один парижанин не мог упрекнуть известного медика в предосудительном поведении, как это было в Австрии. Страдая от импотенции, он выме-


Щ Т4ЯНЫ. НЛХР4КИ. ССНС4ЦИИ________________

щал гнев на друзьях, упрекая их в предательстве, или подавлял окружающие своим нарочитым добросердечием. Признавагя истинную порядочность Месмера, современники называли его последним «безупречным магнеетизером».

В 1784 году Людовик подшисал указ о проверке факта существования ефлюидов, желая покончить со скандальными сслухами, связанными с именем Антона Месмерра. Были созданы две комиссии, в состав которшх входили признанные ученые того времени. В первой комиссии работали члены Академии шаук: химики Лавуазье и Дарси, астроном Ваши, Б. Франклин, позже погибший на гильотине, и создатель этой самой гильотины — анатом Ж. Гийотен. Вторую комиссию составляли представители Королевского медицинского общества^ позже преобразованного в Медицинскую академию.

После тщательного изученшя вопроса и проверки всех фактов профессора1 пришли к выводу, что магнетического флюида не существует. Все происходившие явления оши отнесли к влиянию воображения. Лишь одшн из членов комиссий не согласился поставшть свою подпись под убийственным выводом в отчете: «Магнетическое лечение опасно для шравов». Смельчаком оказался директор столичшого ботанического сада Антуан Лоран де Жносьё. Испытав на себе целительное воздействие магнетизма, он при-


Т4ЯНЫ ГИПНОЗА. И/1И ОПЕРАЦИЯ Н4 СОЗНАНИИ #<

зывал коллег к благоразумию и более детальному изучению материалов дела.

Месмер спешно покинул Париж, предварительно уничтожив часть своего архива. Последние годы жизни он провел в Швейцарии, где продолжал эксперименты с магнитом.

Великий целитель Антон Месмер умер в бедности и полном одиночестве. Однако его ученики продолжали практиковать гипноз, уделяя большее внимание экспериментальному изучению «предметного отношения», до тех пор применявшегося только в магнетических опытах.

Всеобщее увлечение животным магнетизмом, еще при жизни Месмера вышедшее за пределы Парижа, было обусловлено его внешней эффектностью, преображавшей обычный процесс лечения в таинственное действо.

Интерес к мистическому явлению, способному влиять на человеческую психику, выражался в появлении многочисленных «магнетических кабинетов», салонов, бродячих «целителей», использовавших свою духовную власть отнюд, не в благородных целях. Наряду с шарлатанами и праздными любителями оккультизма, среди современников Месмера было немало истинных последователей его учения.

Католический священник из Германии по имени Иоганн Йозеф Гасснер (1727—1779) принял магнетизм по велению сердца и употреблял


Щ Т4ИНЫ. Н4Ж04КИ, ССНС4ЦИИ________________

его исключительно как способ избавить людей от недугов. С молодости страдая тяжкими заболеваниями, святой отец вылечил мигрень, астму и катар желудка... усердными молитвами. После того как медики отказались ему помочь, Гасс-нер впал в религиозный экстаз и через некоторое время заметил существенное облегчение. Вероятно, проанализировав собственный опыт, немец увидел спасение в вере, причем не только в Бога. Будучи человеком разумным, он не стал уповать на Творца, но и не собирался отбивать хлеб у врачей..

Поселившись в монастыре Салем, недавний умирающий всего за несколько недель вылечил 20 тысяч больных. Гасснер брался за дело лишь в том случае, когда считал, что недуг вызван проделками Сатаны. Посчитав долгом поведать миру о своем чудодейственном методе, священник написал небольшую брошюру, ставшую популярной сначала в Германии, затем во всей Европе. За четыре года рукопись переиздавалась 12 раз; книга вызывала споры настолько ожесточенные, что Папа Пий VI наложил на нее запрет. Несмотря на презрение со стороны признанных медиков, приемы Гасснера находили почитателей. «Отец магнетизма» одобрительно отозвался о работе коллеги, объяснив суть метода не обманом и не фокусами, а известными способами снятия болезненных состояний.



Сейчас читают про: