double arrow

Т4ЯНЫ ГИПНОЗА И/1И ОПЕРАЦИЯ К4 СОЗНАНИИ ф


Йозефа Брейера, работавшего в одной клинике с Бенедиктом, послужил причиной вторичного, но не последнего отказа от гипнотерапии.

В 1881 году, тотчас по окончании учебы, Зигмунд получил место врача в центральной больнице Вены. Три недели, проведенные на стажировке в частном санатории Оберштейне-ра, позволили молодому ассистенту убедиться в действенности гипнотического лечения. Через несколько лет судьба свела его с Бенедиктом, к которому Фрейд обратился за рекомендацией, необходимой для практики у знаменитого невропатолога Шарко. Тогда Бенедикт был значительной фигурой в медицинских кругах Австрии, но метания в гипнотизме не делали ему чести.

В конце 1885 года Фрейд приехал в Париж и продолжил образование в клинике Сальпет-риер. Личность Шарко произвела на молодого практиканта огромное впечатление. Восхищаясь интеллектом, профессионализмом, последовательностью и трудолюбием своего наставника, Зигмунд видел в нем «одного из самых великих врачей, чей ум граничит с гениальностью». Как видно, переход за границу гениальности Фрейд оставил для себя.

Тематика исследований в Сальпетриере предполагала глубокое знание физиологии, необходимой для изучения истерии. Загадочная душевная болезнь трудно поддавалась лечению вследствие


to Т4ЯНЫ. Н4Х04КИ. СЕНСАЦИИ_______________

непонимания ее природы. Почти тысячелетие истерию принимали за симуляцию. Шарко доказал, что нарушения в психике вызываются мыслью, то есть моральными травмами. Он использовал гипноз в качестве средства для создания искусственной истерии. Погружая больного в гипнотический сон, доктор внушением вызывал симптомы, например слепоту или паралич, а затем успешно устранял их с помощью определенных команд. Такие сеансы часто сопровождались весьма неприятным зрелищем человеческих страданий: припадками, криками от боли, судорогами, рвотой и поносом.

Особенно тягостными были эксперименты с пациентками, имевшими сексуальную патологию. Женщинам возбуждали истерогенные зоны, вызывая реакции, нередко доходившие до оргазма. Эротические сцены, происходившие на глазах многочисленных свидетелей, нарушали их моральное равновесие, одновременно вызывая желание и протест.

Подобная практика не способствовала укреплению здоровья молодого практиканта, переносившего впечатления от гипнотических сеансов в обычную жизнь. Парижская атмосфера «не внушала ему доверия, люди словно одержимы тысячей демонов. Им неведомы стыдливость и страх, и мужчин, и женщин так и тянет к обнаженному телу, точно к трупам в морге». В то



Сейчас читают про: