double arrow

Корея в 1/2 XVII в. Нашествие маньчжур


Тяжелая обстановка в стране неоднократно вызывала народные волнения. Не считаясь с объективными трудностями, правящая верхушка вновь развернула борьбу за власть. Основным вопросом борьбы было престолонаследие. В 1606 (1608) г. на престол взошел князь Кванхэ (1606(8)–1623). Однако Кванхэ совершил несовместимые с конфуцианской моралью действия и впоследствии не смог войти в историю с титулом вана. Кванхэ обвинил в заговоре против верховной власти и убил родного брата и сводного брата, а также заточил в темницу свою мачеху (по конфуцианским понятиям «царственную мать»). Представители этой партии захватывали крупные земельные участки, закрепощали государственных крестьян, увеличивали поборы и повинности. Продавались государственные должности и чины. За взятки освобождали преступников от наказаний. Господствовавшая при дворе партия раскололась на две враждующих фракции.

В связи с этим оживилась партия их конкурентов, организовавших в 1623 г. вооруженное выступление против Кванхэ. Свергнув его, они возвели на престол его племянника, Инчжо (Инджо) - (1623-1648). Противоречия между группировками не были устранены, налоги и повинности не уменьшены. Более того, один из руководителей партии, Ли Гваль, считая себя обделенным, в 1624 г. поднял мятеж и с 12-тысячной армией двинулся к столице, в связи с чем бежал сам ван и правительство. Хотя мятеж был подавлен, борьба политических группировок, которая вылилась в прямое военное столкновение, привела к упадку центральной власти и ослаблению обороноспособности Кореи перед маньчжурским нашествием.

В к. XVI - н. XVII на северо-западной границе Кореи появился новый противник – маньчжуры. Сложившееся к началу XVII в. государство маньчжуров (так стали именовать себя чжурчжэни) с 1618 г. приступило к завоеванию Китая. Китайское правительство, снарядив собственную 200-тысячную армию против маньчжуров, обратилось к Корее за помощью. Корея прислала 13-тыс. войско, которое особой роли сыграть не могло. Китайская армия терпела поражения, потери были и в корейских войсках. Но правительство особого значения маньчжурам не придавало и не предпринимало мер для обеспечения безопасности страны. Маньчжуры же поставили своей задачей разгром Кореи. Зимой 1627 г. 30-тыс. маньчжурская армия вторглась в Корею и захватила ряд городов, включая Пхеньян. С дальнейшим продвижением маньчжурских войск ван Инджо и корейское правительство по старой традиции бежало на остров Канхвадо и оттуда стало вести переговоры с завоевателями.

Маньчжуры согласились на быстрое заключение мира. По нему правитель Кореи и маньчжурский государь считали себя братьями. Корея обязалась соблюдать нейтралитет во взаимоотношениях Китая с маньчжурами. Предусматривались ежегодный обмен посольствами и взаимная пограничная торговля. Маньчжуры обязались немедленно вывести из Кореи свои войска. Фактически для маньчжуров этот мир был передышкой перед новым наступлением на Корею, но для корейцев эта передышка тоже была чрезвычайно важна для подготовки к борьбе с захватчиками. Однако, занятые междоусобицами, корейцы почти ничего не предприняли. В к. 1636 г. 140-тыс. маньчжурская армия вновь вторглась в Корею под командованием самого императора Тайцзуна. Маньчжуры захватили Сеул, затем осадили горную крепость Намхан, где скрывался ван с наследником, не успев попасть на остров Канхвадо (хотя все семьи знати и семья вана были уже переправлены туда). Исход обороны Намхана решили не боевые действия, а весть о том, что маньчжуры скмели переправиться на остров Канхвадо и захватить семьи вана и сановников. Узнав об этом, ван Инджо решил капитулировать.

Условия мира 1637 г. были для Кореи значительно более тяжелыми. Ван признал себя вассалом цинского императора, подтверждая это отправкой заложников (в т.ч. двух своих сыновей), разорвал связи с Минской династией, казнил по требованию маньчжуров трех придворных, сопротивлявшихся капитуляции. Корея обязалась помогать маньчжурам в завоевании Китая (поставками продовольствия и кораблей), и поставлять ежегодную дань золотом, серебром, рисом, шелками, х/б тканями и бумагой. Унизительный мир вызвал негодование в Корее. Даже после его подписания в некоторых местах народные ополчения продолжали нападать на маньчжуров. Среди высших чиновников теплилась надежда на помощь Минской династии, и с ней велись секретные переговоры по этому поводу. По настоянию маньчжуров восемь участников этих переговоров были казнены. В 1654 и 1658 гг. Корее пришлось участвовать в борьбе цинских войск с русскими на Амуре, послав туда отряды отборных стрелков.

Маньчжурские нашествия по масштабам разрушений уступали Имджинской войне, но они принесли Корее много бед, затормозив ее социально-экономическое возрождение. У корейского правительства появилась иллюзия, что можно сохранить страну и свое господство над ней, отгородившись от остального мира. С этой целью населению под страхом смерти запрещалось вступать в контакты с иностранцами; с побережья выселили жителей, и расставили там посты, следившие за тем, чтобы к корейским берегам не подходили иностранные корабли; на верфях не разрешалось строить суда дальнего плавания, рыбакам – уходить далеко в море. С XVII в. за Кореей надолго укрепились названия «страна-отшельник», «запретная страна». Такая политика изоляции в целом неблагоприятно сказалась на всех сторонах развития Кореи.

Таким образом, к середине XVII в. Корея потеряла свою реальную самостоятельность, была вынуждена подчиниться маньчжурам, и стала проводить политику изоляции.


Сейчас читают про: