double arrow

Советский государственный аппарат в конце 20-х – 30-х гг. XX в

На рубеже 20 – 30-х гг. в стране формируется тоталитарная систе­ма власти. Предпосылкой ее возникновения стала монополия РКП (б) – ВКП (б) на власть, возникшая еще летом 1918 г., когда в стране оставалась единственная правящая партия. После ликвида­ции оппозиции ее власть становится бесконтрольной.

В 30-е годы сложился культ личности Сталина, режим его личной диктатуры. Сталин еще в 1928 году обосновал тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к социализму. Между тем не было никаких социальных предпосылок для усиления классовой борьбы. Если в 1928 году общая численность населения СССР составляла 152,4 млн, то в 1939 году 170 млн. Буржуазия составляла в 1928 году – 4,6%, в 1939 году их уже нет, индивидуалы – крестьяне, кустари в 1928 году – 74,9%, в 1939 году – 2,6% рабочие и служащие в 1928 году – 17,6%, в 1939 году – 50,2%, колхозники и кооперативные кустари: в 1928 году – 2,9%; в 1939 году – 47,2%.

Признаки советского общества:

огосударствление всех сфер жизни. В сложившейся административно-командной системе государст­венные и хозяйственные органы действовали под жестоким контро­лем партийных органов и в рамках централизованного управления ведомственного аппарата. Сформировался привилегированный слой бюрократии, занимавшей места в партийных, советских, военных, хозяйственных, репрессивных и иных органах.

жесткая вертикаль власти с харизматическим лидером. Партийная власть быстро срасталась с властью государственного аппарата, и в 1939 г. И. Сталин отметил: «Кадры партии – это командный состав партии, а так как наша партия стоит у власти – они являются также командным составом руководящих государст­венных органов». Руководители партии одновременно занимали ру­ководящие государственные должности. Партия милитаризировалась в соответствии со сталинской идеей: «партия – орден мече­носцев».




репрессии и внеэкономическое принуждение в обществе. Власть была готова к проведению массовых репрессий. Устано­вившийся режим личной власти Генерального секретаря партии, ставшего одновременно главой государства, будет характерным при­знаком советской политико-государственной системы вплоть до се­редины 50-х гг. Уже в 1929 г. И. Сталин назывался самым «выдаю­щимся теоретиком ленинизма», «Лениным наших дней».

– отрицание опыта Запада;

– закрытость страны.

Сложилась аномальная, противоестественная, но исторически оказавшаяся неизбежной, модель нового общественного строя – авторитарно-мобилизационный социализм с тоталитарными извращениями (Ю.П. Титов).



Функционирование высших государственных органов

Еще в 1927 году был реорганизован аппарат ВСНХ: вместо единого центрального управления государственной промышленностью (с его директорами – отделами) были созданы отраслевые главные управ­ления. На них опиралось в своей деятельности Планово-экономичес­кое управление.

Сложилась трехзвенная система управления: главк – трест – предприятие. Директор предприятия действовал по доверенности и от имени треста, участвовал в работе треста по составлению произ­водственных планов. С 1929 года центр оперативного управления пере­мещается с треста на предприятие. Расширились пределы заводского и цехового хозяйствования (по положению 1927 года хозрасчетным был только трест). Система синдикатов упразднялась, вместо них созда­вались отраслевые (союзные и республиканские) объединения, (об­ластные) тресты и (районные) промышленные комбинаты.

ВСНХ продолжал руководить общесоюзной и республиканской (через республиканские СНХ) промышленностью, кустарной про­мышленностью, осуществлял регулирование снабжения и сбыта, планирование.

XVII съезд партии в начале 1934 года сформулировал основные задачи по реконструкции хозяйственного и управленческого аппа­рата в новых условиях: разукрупнение наркоматов, чистка госаппа­рата и партии, разукрупнение профсоюзных объединений. Была лик­видирована функциональная система управления экономикой, вмес­то нее устанавливался производственно-территориальный принцип управления, при котором усиливалось влияние отраслевых цент­ральных ведомств.

Вывод: Формирование командно-административной системы оказалось сложным и длительным процессом, который нередко содержал вза­имоисключающие черты и тенденции (централизация – децентра­лизация, ужесточение регулирования – либерализация и т.п.). Ос­новными итогами ее становления стали: сращивание государствен­ного и партийного аппаратов, установление приоритета плановых и распределительных функций хозяйствования, унификация правовой системы и правоприменительной практики.

Централизация правоохранительной системы

В конце 1933 года было утверждено Положение о Прокуратуре СССР, образованной в июне того же года. Регламентировались функ­ции Прокуратуры СССР и Верховного Суда СССР.

На прокуратуру СССР возла­гались обязанности:

– по надзору за соответствием всех постановлений, принимаемых центральными и местными органами власти и управления, положениям Конституции;

– за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями;

– за законностью действий органов милиции, ОГПУ;

– по поддержанию обвинения в суде.

С 1936 года все прокурорские органы стали подчиняться Проку­ратуре СССР, выйдя из подчинения наркомюстов республик.

Централизация системы органов безопасности завершается в 1934 году созданием объединенного НКВД СССР, в состав которого вошло ОГПУ. Судебная коллегия ликвидируется и создается Особое совещание, орган, который в административном (внесудебном) по­рядке мог применять в качестве меры наказания ссылку, высылку и заключение в исправительные трудовые лагеря. В состав Особого совещания входил Прокурор СССР, имевший право опротестовы­вать решения Особого совещания в Президиум ЦИК СССР.

На НКВД СССР возлагались функции охраны общественного порядка, государственной безопасности, государственных границ. НКВД возглавил систему исправительно-трудовых учреждений, в его структуру входило Главное управление лагерей (ГУЛАГ), создан­ное еще в 1930 г.






Сейчас читают про: