double arrow

Теоретические занятия (лекции) - 8 часов


Проблема человека в философском контексте. Многомерность человека, его бытия, жизнедеятельности. Человек и природа. Биологическое (природное) и социальное (общественное) в человеке. Антропосоциогенез и его комплексный характер.

Специфика человеческой деятельности. Философия, антропология, психология, теология о духовности человека. Социальная и биологическая продолжительность жизни человека. Жизнь, смерть и бессмертие. Смысл жизни. Концепции предопределения и судьбы человека в учениях прошлого и в настоящее время.

Человек в системе социальных связей. Человек, общество, культура. Основные характеристики человеческого существования – неповторимость, способность к творчеству, свобода. Понятие свободы и его эволюция. Взгляд на свободу с позиции технократических и бихевиористских концепций. Свобода и произвол; свобода и анархия; свобода и необходимость; свобода и ответственность; свобода выбора.

Человек, индивид, личность. Личность и массы. Роль социальной среды в формировании личности. Роль культуры в социализации личности. Историческая и выдающаяся личность. Представления о совершенном человеке в различных культурах. Индивидуализм и конформизм. Проблема типизации личности.




Эволюция философского понимания общественной жизни людей и ее истории. Проблема построения теоретической модели общества. Формационная, цивилизационная, стратификационная и этнологическая модели общества. Общество как саморазвивающаяся иерархическая система. Гражданское общество и государство. Культура и цивилизация. Проблемы кризиса, распада, взлета и упадка, становления и уровня развития культур.

Логика истории и ее смысл. Необходимость в историческом процессе. Соотношение стихийности и сознательности. Проблема типологизации исторического процесса (К. Маркс, О. Шпенглер, А. Тойнби, М. Вебер, П. Сорокин, Н. Гумилев). Философия истории о динамике общественного развития и социальном прогрессе. Человек в историческом процессе. Насилие и ненасилие: их разновидности. Стимулы и потенциалы общественного развития.

Ценности, их природа и принципы классификации. Эволюция ценностей. Критерии оценки прошлого и будущего. Ценность и целеполагание. Ценность и истина. Ценность и оценка. Ценность и норма.

Мораль, справедливость, право. Моральные и нравственные ценности, их теоретическое освоение в рамках этики. Морально ценное и моральная ценность. Иерархия нравственных ценностей. Ценностная характеристика добра и зла. Проблема формирования или обновления нравственных ценностей.

Модификации эстетических ценностей и их роль в человеческой жизни. Этические и эстетические ценности. Эстетическое и художественное. Историческая эволюция эстетического идеала. Особенности эстетического способа ценностного освоения действительности.



Свобода совести. Разнообразие и взаимосвязь религиозных ценностей. Межконфессиональные различия и их проявления в системе религиозных ценностей.

Ценностные ориентации и смысл человеческого бытия.

Сознание как субъективная духовная реальность и как условие воспроизводства человеческой культуры. Идеальное и материальное. Попытки определения сознания в философии. Генезис сознания с позиции естествознания, психологии, теологии, космологии. Мозг, психика, интеллект, сознание. Сознание, подсознательное, бессознательное. Интуиция и воображение. Мышление, память, воля, эмоции. Язык и мышление. Знак и значение, информация и сигнал. Проблема «искусственного интеллекта». Взаимосвязь психического, интеллектуального, духовного и культурного в сознании. Активность сознания и особенность ее проявления. Самосознание и личность. Структура самосознания (убеждения, самооценка, самоконтроль). Общественное и массовое сознание.

Лекция 11. Природа человека и смысл его существования (философская антропология).

Тип лекции: информационная лекция.

11.1 Философское определение человека.

11.2 Основные этапы становления человека.

11. 3 Человеческое и телесное в человеке.

11.1. Философское определение человека. Человек есть особое животное. При этом устанавливаются видовые отличия человека как животного. Прежде всего, он обладает парой хватательных лап, свободных от передвижения, которые контролируются особыми отделами мозга. Во-вторых, человек имеет длительный период детства, благодаря чему становится возможной хорошая обучаемость: в детстве человек (как и любое животное) наиболее восприимчив, податлив, пластичен. Большинство человеческих качеств выводимы именно из детских впечатлений. Наконец, в-третьих, человек является носителем несезонной сексуальности. Социализация и социальная адаптация личности происходит благодаря явлению импринтинга как у животного, так и у человека.



Впервые понятие «импринтинг» было введено в науку (этологию) австрийским исследователем Конрадом Лоренцом (1903-1989), который изучал поведение животных. Импринтинг (от англ. imprinting – оставлять след, запечатлевать, фиксировать) первоначально означал процесс быстрого развития привязанности детенышей животных к своим матерям. Как показывал К.Лоренц, животное, появившись на свет, запоминает первый увиденный им объект. Обычно так запечатлевается мать, к которой в дальнейшем испытывается нежная привязанность. Посредством импринтинга закрепляются реакции на те сигналы, которые в дальнейшем будут определять поведение животного по отношению к тому или иному члену данного вида (а также к определенному типу пищи или местообитанию). В результате, полученный животным в раннем возрасте опыт будет во многом определять его поведение во взрослом состоянии.

Импринтинг – это образование чрезвычайно устойчивых следов в психике после однократного переживания. Это явление представляет собой форму очень быстрого и стойкого научения человека в ситуациях, связанных с выраженным нервноэмоциональным напряжением.

Средствами импринтинга выступают как вербальные, так и невербальные средства. С их помощью личность постигает знания не столько в виде рациональных конструктов, сколько в виде ярких эмоциональных образах. Те, в свою очередь, остаются в памяти личности в виде «программ» (установок), связываются с её смыслами, ценностями, с которыми станет теперь соотноситься жизнь личности.

Таким образом, все формы социальной жизни производны от животных качеств (что верно лишь отчасти).

Однако если животное не имеет сознания, то человек имеет сознание (зачатки трудовой деятельности, целеполагания и даже сознания у животного есть), если поведение человека ситуативно, то поведение человека может выходить за рамки ситуации. Если у животного, нет предпочтения в выборе самих ценностей, например, полезного в ущерб приятному, то у человека – есть.

Человек есть уникальное животное. Сюда вписывается множество определений такого рода: человек есть животное, делающее орудия, человек – погребающее животное, курящее, пьющее, одетое и т.д. Подобных определений может быть много, все они интересны, но философски пусты: в них нет ответа на важнейшие смысловые вопросы о человеке.

Если судить по мерке животного, то человек просто деградировал, ибо он хуже приспособлен к окружающей среде: не имеет шерсти, когтей, острых зубов, не так быстро бегает и т.п. Как говорил Руссо, «размышляющий человек – просто испорченное животное». Однако по сравнению с животным человек живет как бы в новом измерении реальности: вместо приспособления к природе человек приспосабливает ее к себе. Человек создает специфическую сферу своего бытия – культуру.

Человек – не животное. Человек есть нечто иное, чем просто «двуногое без перьев». По мысли Ж.-П.Сартра, человека определяет способность дистанцироваться от себя самого, - в том смысле, что человек таков лишь поскольку, постольку может стать другим. Сюда же вписывается и религиозно-мистическое понимание человека, в соответствии которому он определяется, как несущий Бога. Тело в этом случае второстепенно, как «сосуд дьявола» или «обслуживающая биомасса». Почувствовать необходимость в «гипотезе Бога» – значит встать на позицию большей философской глубины в понимании человека, нежели сравнивать его с животным. Человека, который несет в себе Бога, волнует не просто пища, но – красота этого мира, «звездное небо над головой», возмущение несправедливостью, снятие эгоизма телесно живущего существа. Человек, несущий Бога – это вообще не животное. Последний тип определений – не ловкий и философски не пустой, он позволяет подойти к определению человека по сути.

Содержательное определение человека в том, что он есть духовное существо.

Всякое животное - высоко- или низкоорганизованное - действует сообразно своим влечениям, каким бы хитроумным это действие ни было. Человек же, как духовное существо, вольно или невольно пропускает свои влечения через систему своих идей и ценностей и только потом действует сообразно своей духовности.

11.2. Основные типы рождений как этапы становления человека

- физическое рождение (рождение индивида);

- социальное рождение (рождение личности);

- метафизическое рождение (рождение индивидуальности).

Индивид это представитель homo sapiens, стремящийся к удовлетворению своих потребностей, которые обеспечивают существование его как биологического вида. Он руководствуется инстинктом самосохранения, избегает страдания и ищет удовольствий. Он не может взять на себя ответственность за другого человека. В этом смысле он лишён воли. Индивид может быть связан с обществом на основе своего частного интереса. Но он не связан с общей целью, не соучаствует в создании общего блага.

Личность есть устойчивая система социально значимых черт человека. В условиях одной и той же социальной среды могут существовать два типа личности: активная и пассивная. Активная личность осознаёт, что вовлечена в совместное дело ради всеобщей пользы. Её участие в служении общему делу опирается на переживание ценностных ориентаций, которые составляют фундаментальные основания культуры. Подобный тип традиционного поведения имеет свои корни в архаической эпохе. Причина, по которой человек придерживался традиции, заключается в том, что с её помощью он противостоял хаосу, т.к. в архаическую эпоху исполнение норм и законов давало человеку ощущение присутствия творческой энергии. Это присутствие ощущалось глубоко во время ритуала, когда человек достигал высшего сосредоточения всех своих усилий, которые при обычных условиях оставались бы рассеянными и разрозненными.

С развитием общества ритуалы начинают играть роль механистического повторения традиции. Поведение пассивной личности обусловлено сложившимися общественными стереотипами. Следуя традиции, личность воспроизводит определенные действия, не внося в нее никаких изменений. Это воспроизведение не предполагает осмысление личностью значения выполняемых действий.

Индивидуальность – это активная личность, имеющая основание в себе за счёт осмысления объективных жизненных ценностей и способная через творческую деятельность к постижению высшего бытия. Рождение человека как нравственной индивидуальности происходит через витальную ориентированность, (т.е. направленность на творчество), через постижение системы идеальных ценностей, на основе которых он строит свое мировоззрение. Человек-индивидуальность выражает себя через идеалы, имеющие «вечные», «антропологические» качества. В этой связи можно разделить идеалы на подлинные и неподлинные. Неподлинные идеалы возникают в сознании человека, во-первых, из индивидных потребностей, которые становятся эгоистическими интересами; во-вторых, из подражания кому-либо другому, играя роль готовых формул и служащих для личности ориентиром в социальной действительности. Подлинные идеалы – это объективные ценности, не зависимые от сознания человека. Обретение подлинных идеалов происходит с помощью чувственной интуиции и разума.

11.3. Телесное и духовное в человеке. Человек связан с природой своим телом и его потребностями. Тело как природное начало во многом направляет человеческую психику, однако оно постоянно наталкивается на заградительную функцию культуры. Не родившись в человеческом теле, нельзя стать человеком. Характерно, что тело обеспечивает не только возможность быть человеком, но и возможность им не быть, деградируя и отступая в животное состояние от трудностей человеческого бытия.

На самом простом уровне человек воспринимается как его физическое тело. Английский материалист XVIII в. Дж.Пристли заявлял, что «мы не должны допустить в человеке чего-либо, кроме тела, которое есть объект наших чувств». Тогда тело выступает как граница между Я и не-Я, естественно представляющая нас реальность.

Отрицая наивное отождествление человека с его телом, Р.Декарт утверждал прямо противоположное: «Я совсем не то же самое, что мое тело». Для некоторых тело и его потребности значат очень много, для других, например, для святых - очень мало. Наше тело обслуживает нас, и его значимость становится очевидной, когда оно по тем или иным причинам перестает делать это надлежащим образом. Но в любом случае Декарт был прав в том, что человеческое тело не является человеком. Более того, в некотором смысле тело есть действующий антипод человека (когда оно тянет его вниз).

Христианская концепция тела – это его сакрализация, обожествление. У духовного человека и тело духовное, а у плотского – и тело плотское. Отсюда – традиция «нетленных мощей». Как писал немецкий романтик Новалис, «существует только один храм во вселенной, и этот храм – тело человека… Мы касаемся неба, когда возлагаем руку на тело человека».

В XVII в. понятие духа было выброшено из философии, главным образом усилиями Спинозы, который предложил использовать только понятие ума. Это было поддержано, поскольку мир стали познавать лишь на глубину практического контакта с ним. Зачем говорить о духе, если нужен практический успех? В XIX-XX вв. философия возвращается к духу с отрицательным знаком, т.е. к бездуховности в ее различных формах. Когда место любви занял секс, место доброты - выгода, место радости - удовольствие, стали нарастать разные формы отчуждения людей друг от друга и от мира.

Человеческий дух действует на другом уровне, чем технический интеллект. Проблема последнего может быть такая: у меня сейчас болит рука; как возникла эта боль и как ее снять? Но можно спросить иначе: что такое сама боль, помимо того, что она у меня здесь и сейчас? Так происходит специфически духовный акт образования идеи, включающий в себя способность абстрагирования и проникновения в сущность. Знаменитый пример такой способности дает история Будды. Царевич встречает на своем пути одного бедняка, одного больного, одного умершего и постигает эти единичные факты как примеры существенных свойств мира; он задумывается над тем, отчего люди страдают и как им помочь.

Реально духовность присутствует в человеке как потенция, которая может быть развита в большей или меньшей степени. Духовная потенция определяется как дистанция от себя сущего до себя должного, т.е. от того, каков человек есть, до того, каким он должен быть. По сравнению с животным, которое всегда говорит «да» действительному бытию, даже если пугается и бежит, человек – это тот, кто может сказать «нет», недолжной действительности.

Человек как духовное существо, посредством веры, устремляется к объективным ценностям и противостоит телесному началу: «Сперва должно быть положено основание, то есть вера. Затем послушание, долготерпение, воздержание; далее - сострадание и кротость. С двух сторон - терпение и мужество. А кровля - это любовь. Известь - смирение, связи суть рассуждение».

Дух не может вступить в прямую борьбу с телесными влечениями, но должен научиться преодолевать их косвенно, направляя их энергию на выполнение более достойных задач. Дух не противостоит жизни с гордой независимостью, а нуждается в ней. Отсюда, вытекает вопрос о смысле человеческой жизни.







Сейчас читают про: