double arrow

Мировая ситуация начала XXI столетия

1

Классические творения читать полезно. Нет-нет да и найдешь в них высказывания, поражающие свежестью и остротой. В школьно-хрестоматийной повести Н. В. Гоголя "Вий" вдруг наталкиваешься на фразу: "Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто: А где же дорога?" И думаешь - ведь это о нас, философах начала XXI в. И о всем сегодняшнем человечестве. Это к нам вопрос. Камо грядеши? Где же путь для человечества? Что ожидаех род людской?

Люди рационального мышления, ученые и социологи полагают, что грядущий век несет в себе противоречивые возможности как взлета, так и упадка. Они настаивают на том, что мы вступаем в многомерный мир и возникает новая, неведомая еще модель мировой цивилизации. Теоретики постпригожинской формации толкуют о вхождении человечества в зону точек бифуркации, обозначившегося разлома, поворота истории в непредсказуемом направлении.

Ввиду этого представляется правомерным вновь применить введенное К. Ясперсом понятие осевого времени, но уже не к прошлому (между 800 и 200 г. до н. э.), а к нынешним событиям, актуальным свершениям современников. Действительно, привычный мир ушедшего века, насыщенный бурными событиями, на наших глазах стремительно трансформируется, преображается коренным образом. Мы смотрим в лицо новому историческому времени.




Сейчас уже ясно, что без раздумий "в масштабе человечества" нельзя продуктивно анализировать ни одной локальной задачи на ином уровне: континента, страны, региона, города и т.д. Любые кризисы в экономике или политике преуспевающих или отстающих стран, глубинные или поверхностные по сути дела, есть проявление общего кризиса, сотрясающего сейчас человеческую цивилизацию. Политики и экономисты разных направлений все чаще приходят к выводу, что сейчас наступает всеобщий кризис современной мировой цивилизации, охвативший ее отношения с Природой, мировую экономику, политические отношения и культуру, и особенно самого человека.

Мир на изломе, на перепутье. Мир устремлен к новому глобальному порядку. Впереди развилка истории, ставящая перед настоятельной необходимостью выбора дальнейшего пути. Подобными формулами заполнены ученые труды и масс-медиа.

Характеризуя глобальную ситуацию конца века, следует отметить, что человечество, будучи сущностно единым, вместе с тем представлено неисчерпаемым многообразием динамичных социокультурных форм. В современном мировом пространстве циркулируют высочайшие достижения общечеловеческого прогресса. Они выражены в успехах высокой технологии, эффективном промышленном и сельскохозяйственном производстве, разветвленной информационной сети, мире утонченного искусства. В то же время в ряде регионов земного шара сохраняются реликтовые, архаические образования, сотни и сотни миллионов людей не имеют возможности пользоваться благами цивилизации, влачат существование аутсайдеров.



Еще недавно мы жили в так называемом "двухполюсном" мире. В социально-экономическом и идейно-политическом отношении противостояли друг другу страны развитого рыночного хозяйства (капитализма) и те, которые именовались странами социалистического содружества. А рядом с ними вела свою жизнь большая часть населения Земли, подпадающая под расплывчатую неопределенную характеристику - "третий мир". Распад "социалистического содружества" и глубокие озадачивающие изменения, происходящие в нашем Отечестве, резко изменили всю панораму мирового сообщества.

Такого положения, которое ныне сложилось, никто всерьез не ожидал. Американская внешнеполитическая футурология даже еще недавно предсказывала ко времени смены столетий безусловное наличие биполярного мира, доминирование военных факторов, сохранение силового баланса между Западом и странами Варшавского договора. Противопоставление Вашингтона и Москвы полагалось как системообразующая основа всей совокупности мировых отношений. Вдоль и поперек рассчитывались на сверхмощных компьютерах количественные характеристики двух мировых силовых центров Все предлагаемые сценарии событий разыгрывались вокруг идеи их соперничества. Оценивалась и переоценивалась мощь двух лагерей, как военная, так и экономическая, как политическая, так и духовная.



Вдруг, как гром с неба, самопроизвольный распад и деградация одной из конфронтирующих сторон, распад нашей страны. Нет былого СССР. Есть аморфная, глубоко коллизионная, еще не определившаяся квазимеждународная конструкция, именуемая СНГ. Россия, Отчизна наша фактически уже не рассматривается как равноправный партнер в мировом сообществе. Один из идеологических запевал "американизма" Збигнев Бжезинский неоднократно высокомерно заявлял в адрес нашей страны: "Вы не партнеры. Вы клиенты. Вы потерпели поражение и должны вести себя соответственно". Понятно, что действующие американские или английские политики и дипломаты не столь откровенны. Должность не позволяет им так говорить. Но за их благопристойными речами и протокольным "политесом" проглядывает тезис, бесцеремонно высказанный 3. Бжезинским.

Такой конфигурации мировых центров, какая сложилась к концу XX столетия, всерьез никто из сколько-нибудь видных политиков и прогнозистов не предсказывал и не предусматривал. Характеризуя сложившуюся ситуацию, известный немецкий политолог Ральф Дарендорф с растерянностью говорил: "Как будто огромный ураган разрушил весь политический пейзаж, уничтожив все ориентиры".

Центры силы стремительно расползлись, возникает многополярность, на первый план выходит то противостояние, которое условно можно было бы обозначить "Север-Юг". Это противоречие между относительно небольшой группой высокоразвитых стран с устойчивой политической системой, освоивших новейшую информационно-компьютерную технологию, с высоким уровнем благосостояния и, с другой стороны, с основной массой стран, живущих в рамках индустриальной, а то и прединдустриальной технологии, с массовой бедностью, бурным ростом народонаселения, нестабильностью внутренней жизни.

О характере противостояния "Золотого миллиарда" и пяти миллиардов остального мирового населения можно судить по таким данным. В последнее десятилетие XX в. 20 % наиболее богатых стран получали около 85 % мирового дохода, а на долю остальных оставалось всего лишь 15 %, при этом на долю их беднейшей части всего полтора процента.

"Сытый север" и "голодный юг", который не может обеспечить своих жителей не только едой и кровом, но и духовной пищей. Индия дает миру треть всех неграмотных. Китай - четвертую часть, США и Канада тратят на образование в расчете на душу населения в 90 раз больше, чем многие африканские страны.

Это соотношение никуда не денешь, от него не уйдешь. В этой связи на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (июнь, 1992) тогдашний премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундланд говорила: "Человеческая история достигла водораздела, за которым изменение политики становится неизбежным. Более миллиарда человек, не могущих удовлетворить основные потребности, наши собственные дети и внуки и сама планета Земля требуют революции. Она грянет. Мы знаем, что у нас есть возможность предотвратить опасность, хаос и конфликты, которые в противном случае неизбежны". Что и говорить, слова произнесены веские и суровые, правдивые и ответственные.

Однако проходят годы, а ничего существенного не происходит. Грозные предупреждения, тревожные прогнозы еще не вывели основную массу политиков да и рядовых людей из состояния, которое можно было бы назвать метким русским словом "авось". Авось пронесет, рассосутся сами по себе беды и печали, не грянет гром.

Не случайно возникающие ныне пестрые концепции глобального развития подчас характеризуются как поиск "стратегии выживания". И когда уже речь пошла не о том, как "жить", а о том, как "выжить", то это не может не вызвать глубокой озабоченности у всех мыслящих людей. Мы столкнулись с жестокими угрозами. В чем же они? И как их отвести, преодолеть?



1




Сейчас читают про: