double arrow

Европа разделенная и нераздельная, 1945-1991 787

лись до Италии и которые, как граждане довоенной Польши, не были переданы в руки советских властей. Но большинству бывших солдат вермахта повезло гораздо меньше. Немецкие военнопленные, захваченные Советами, отправлялись в ГУЛАГ, где они разделили судьбу бывших советских военнопленных, также доставленных сюда из Германии. (Кто выжил, репатриировался в 1956 г.)

Союзники знали о варварстве коммунистов в отношении людей, вернувшихся из-за границы. И все равно они содействовали политике высылать всех: и гражданских, и военных — возвращения которых требовал Сталин. Первые транспорты с теми, кто был освобожден британской армией в Нормандии из трудовых лагерей, тайно отправились из Ливерпуля в Мурманск в октябре 1944 г. Серьезное сопротивление впервые оказали высылаемые из Австрии весной 1945 г., когда множество советских граждан решили совершить массовое самоубийство, но не репатриироваться. Сотни тысяч, в особенности казачьи части и большое количество хорватов, были переданы на верную смерть до того, как эта практика была прекращена3. [КИЛЕВАНИЕ]Впрочем, и англо-американцы не могли

похвастаться хорошим обращением с вверенными им военнопленными. В одном исследовании, посвященном американской политике в 1945-1946 гг., говорится, что немецкие заключенные в Западной Европе получили такой статус по воле послевоенной администрации, чтобы можно было не выполнять Женевскую конвенцию. В результате значительное количество людей этой категории просто умерли, лишенные всякой помощи4. Перемещения населения, предопределенные в Потсдаме, начались с осени 1945 г. По крайней мере 9 млн. немцев были изгнаны из своих домов в Чехословакии и Польше. Беззащитные изгнанники, они стали здесь жертвами мести. Службы безопасности коммунистов использовали бывшие концлагеря нацистов как центры сбора таких лиц. Отчаянно перегруженный транспорт перевозил их прямо в британскую и американскую зоны в Германии. Возникавшие Vertriebene verbände, то есть местные ассоциации перемещенных лиц, станут в будущем мощной антикоммунистической силой в послевоенной политике. А успешная их ассимиляция была первым (и далеко не




единственным) чудом Западной Германии5.

Место выселенных немцев на Востоке Европы занимали другие переселявшиеся сюда люди. Опустевший Кенигсберг, переименованный в Калининград, был заселен советскими военными и стал анклавом РСФСР. Примерно 2-3 млн. поляков получили разрешение мигрировать на Запад из провинций, аннексированных СССР. Опустевший город Бреслау,




например, переименованный во Вроцлав, был занят в основном поляками, изгнанными из Львова; причем эти поляки переместились целиком: со своим университетом, мэром и муниципалитетом, а также со своим национальным музеем. И в Польше, и в Чехословакии на бывших немецких территориях предоставляли дома и рабочие места беднейшим внутренним мигрантам.

Принимая во внимания неудачу после первой мировой войны, западные государства решили не оказывать давления на Германию в смысле получения репараций. Советы же, напротив, были настроены получить максимум. Официально Советы требовали 20 млрд. долларов. Не дожидаясь провала межсоюзнических переговоров, с первых же дней оккупации советские репарационные команды принялись демонтировать и увозить заводы, железнодорожные пути, электростанции, домашний скот и подвижные составы. Советские мародеры, как одиночные, так и коллективные, не делали различий между немецкими землями и землями, которые отходили под управление Польши и Чехословакии.

По всей Европе людям хотелось свести счеты с коллаборационистами. В некоторых случаях были проведены показательные судебные процессы. Пьер Лаваль, Видкун Квислинг, Вильям Джойс («лорд Ха-ха») и отец Тисо были осуждены и казнены. Престарелый маршал Петэн, хотя и был приговорен к смерти, но прожил последние годы на острове. Особенно тщательно подобные процессы проводились в Нидерландах, где было задержано по подозрению в коллаборационизме 200 000 человек, и в Бельгии, где было задержано 634 000 и осуждено 57 000. В Австрии прошло 9000 процессов и было вынесено 35 смертных приговоров. Но часто население брало решение этих вопросов в свои руки. В Италии тысячи фашистов были просто казнены самосудом или расстреляны партизанами. Во Франции тогда на волне жестокого возмездия по крайней мере 10 000 было убито, часто по самым незначительным обвинениям.






Сейчас читают про: