double arrow

Концепция градации


Все то, что доходит до нас из прошлого, что передается в взаимосвязанном, нарастающем историческом процессе, составляет наследие общества. На макроуровне это то наследие, которое вбирает в себя все общество от более ранних фаз исторического процесса, оно и составляет собственно «историческое наследие»; то, что перенимает сообщество или группа от предыдущих фаз групповой жизни на мезоуровне, составляет «групповое наследие»; наконец, то, что индивид сохраняет от прожитых им периодов собственной биографии, составляет «личное наследие».

Если строго следовать идее о том, что социальные процессы непрерывны и протекают в течение длительных отрезков времени, то тогда каждую фазу, включая настоящую, нужно рассматривать как сформировавшуюся под влиянием всех предшествующих фаз, т. е. с самого начала процесса. В этом смысле все, что происходит сегодня в обществе, должно квалифицироваться как некий сложный продукт, накопленный с зарождения человечества, как общий результат человеческой истории; происходящее в том или ином локальном сообществе - как кристаллизация совокупности событий, имевших место со дня его образования; и то, что представляет собой человек в настоящее время, - как средоточие его прошлого опыта, его полной биографии.




Но чтобы судить о традиции, одной лишь причинной связи недостаточно. Сумма событий за время существования человечества - не традиция, а, скорее, генеалогия общества. И сумма воздействий прошлых состояний также не есть традиция, она лишь современное состояние общества. Столь широкое толкование обессмысливает понятие традиции. Говорить о ней можно только тогда, когда связь между прошлым и настоящим имеет более тесный, интимный характер. Традиция должна включать в себя непрерывное существование прошлого в настоящем, которое может принять, как мы помним, две формы: материальную и идеальную, или объективную и субъективную. Под традицией в первом, более широком смысле слова мы будем понимать совокупность тех объектов и идей, истоки которых коренятся в прошлом, но которые можно обнаружить в настоящем, т.е. это все то, что не было уничтожено, разбито, выброшено или забыто. В данном случае традиция тождественна наследию - тому, что реально сохранилось от прошлого. Как заметил Шилз, «в элементарном значении традиция - это просто товар, то, что прошлое передает или отдает будущему» (355; 2).

Во втором, более узком смысле слова мы будем понимать под традицией только те фрагменты наследия, которые не просто сохраняются в настоящем, но и тесно переплетаются с ним. Значение сохранившихся материальных объектов должно определяться прежде всего их причастностью к прошлому. Именно потому они и привлекают к себе внимание, мы замечаем и выделяем их.



Это могут быть королевские замки, средневековые городские стены, древние руины, первые модели автомобилей Форда и многое другое.

Что касается идей (включая верования, символы, нормы, ценности, правила, кредо и идеологии), то они должны влиять на мышление и поведение людей, и, опять-таки, должны подчеркиваться их связь с прошлым, их давняя история. Первое, что приходит на ум из таких фрагментов наследия - это древние понятия демократии, справедливости, свободы, мифы о происхождении наций, память о величии страны, сведения из области техники, народной медицины, старинные поваренные рецепты.

Случается и так, что сравнительно недавние идеи или недавно созданные объекты ошибочно считаются древними. Иногда причиной тому является умышленная фальсификация, выдаваемая ее авторами за давнюю традицию. Хьюг Тревор-Ропер рассказывает о том, как два скучающих аристократа, живших в XIX в. в Шотландии, придумали сложную систему стилей, символов, значков, мелодий и выдавали это за якобы обнаруженную ими так называемую хайландскую древнюю культуру (429; 15). Другой историк сообщает о том, что несколько церемониальных традиций Британской монархии были специально изобретены для того, чтобы придать новым институтам видимость архаики (71; 138).

Таким образом, именно отношение современников к объектам или идеям прошлого позволяет ту или иную часть исторического наследия включать в содержание категории «традиция». Значимость, благоговение, трепет, ассоциирующиеся со всем, что социально определяется как традиция, объясняет интересный феномен «соперничающих (конкурирующих) традиций». В качестве иллюстрации можно вспомнить дома в колониальном стиле, мебель ^ 1а Луи XIV, старинные персидские ковры, сделанные в Гонконге, и многое другое. Короче, «традиции складываются не сами по себе; их создают, отвергают или изменяют люди» (355; 14-15).







Сейчас читают про: