double arrow

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Современная политическая психология вбирает в себя все лучшие достижения как западной науки, так и отечественной «психологии политики». В качестве самостоятельного, междисциплинарного по генезису, но достаточно автономного направления конкретных исследований, она исходит из пяти основных, теперь уже общепринятых, специфических для нее частно-научных принципов. Обратим на них особое внимание и подчеркнем их значение. Это, в первую очередь, не только и не столько собственно научные, исследова­тельские принципы, а некоторые этические постула­ты, которые приняла на себя политическая психология. Опыт показывает, насколько велико практическое, прикладное значение политической психологии. Об­разно говоря, она может быть использована как осо­бое, психологическое «оружие» в реальной политике. Подчас так и происходит. Однако именно в этот мо­мент исчезает политическая психология как объективная наука, как набор знаний, которыми могут пользоваться все без исключения нуждающиеся в них люди и силы. Для того, чтобы этого не происходило, и был выработан набор следующих базовых принципов — своего рода «клятва Гиппократа» для политических психологов. Разумеется, не будем абсолютизировать их значение — и врачи не всегда свято соблюдают свою клятву. Данные принципы следует рассматривать, пре­жде всего, как некоторые рамки, которых желательно придерживаться политическому психологу в своей ра­боте для того, чтобы политическая психология продол­жала развиваться как серьезная объективная наука. Всего их пять, этих основных принципов.




Во-первых, это принцип взвешенности и научного объективизма. Считается, что эпицентром политико-психологического исследования должна быть «зона взаимодействия политических и психологических яв­лений». Попытки уклона в ту или иную стороны чре­ваты методологической опасностью редукционизма, то есть сведения сложных политико-психологических реалий либо к узко-политическому, либо к упрощен­но-психологическому объяснению.

Во-вторых, принцип гласности и публичности. Ут­верждается, что центральное место в политико-психо­логических исследованиях должны занимать «наиболее значимые и актуальные политические проблемы», к ко­торым «привлечено внимание общественности». Поми­мо того, что именно в решении таких проблем полити­ческая психология оказывается наиболее полезной, гласность и публичность результатов таких исследова­ний служит дополнительным препятствием для их ис­пользования в социально-эгоистических, антиобщест­венных, а иногда и просто криминальных целях.



В-третьих, принцип широкого учета социально-политического контекста политико-психологического исследования. Согласно этому принципу декларирует­ся необходимость уделять максимально возможное внимание политическому и социальному контексту анализируемых психологических явлений. Недооцен­ка контекста ставит под угрозу надежность получае­мых выводов и может породить опасные для общест­венно-политического развития рекомендации. Хотя, разумеется, переоценка контекста подчас тоже бывает опасной. Для разрешения данного противоречия экс­пертами предлагается использование максимально широкого набора методических процедур и приемов сбора данных, а также исследовательских процедур, в опоре на предположение, что методический плюрализм и разнообразие — не только подчас неизбежное, но иногда и весьма продуктивное дело. В конечном счете, такого рода плюрализм способствует содержательному расширению объяснительных возможностей политико-психологической науки за счет ее вначале методиче­ской, а затем и содержательной широты,

В-четвертых, принцип внимания к итоговому ре­зультату. Постулируется, что необходимо исследовать не только конкретные результаты влияния тех или иных психологических факторов на политику, но и сам процесс формирования тех или иных политических явлений и процессов, а также потенциальные тенден­ции их развития. Это, естественно, в еще большей сте­пени обеспечивает содержательную широту политико-психологических исследований.

Наконец, в-пятых, принцип нейтрализма. Совре­менная политическая психология весьма терпима в отношении оценок как внешней, так и внутренней политики, которые связаны с политической деятель­ностью, то есть, нейтрально характеризует поведение людей в условиях тех или иных политических ситуа­ций или их отношение к системе политических учре­ждений и организаций общества. Это политически и идеологически нейтральная наука.

В более же точном выражении, предметом анали­за политической психологии являются прежде всего внутренние, психологические механизмы политиче­ского поведения людей — субъектов этого поведения, а тем самым, субъектов политики как таковой. При та­ком понимании определенные проявления человече­ской психики, связанные с политической деятельно­стью, получают и определенный политологический ракурс изучения.






Сейчас читают про: