double arrow

Особенности социальной работы: теория домашнего насилия


В соответствии с требованием индивидуальной и институциальной компетентности, предъявляемым социальным работникам и службам, для определения дизайна тех практик, которые необходимо использовать при социальной работе с женщинами, пострадавшими от насилия, нужно знать динамику насильственной ситуации и основные индикаторы фаз ее развития. Это является необходимым условием как для диагностики состояния, в котором находится в данный момент клиентка, и прогнозирования сценария дальнейшего развития ситуации, так и для осуществления эффективного вмешательства (интервенции) в каждую конкретную ситуацию.

По какому закону развивается ситуация насилия? Для ответа на этот вопрос обратимся к так называемой «теории трех фаз». Впервые описание данной теории было приведено в книге Л. Уокер «Избиваемая женщина», которая в ходе практической работы с пострадавшими выявила цикличность инцидентов насилия. Правильность ее теории была подтверждена и в рамках работы российских кризисных центров.

Данная теория базируется на определении домашнего насилия, которое мы привели в начале главы. Она предлагает рассматривать в целом ситуацию домашнего насилия как систему, функционирующую по принципу цикла: система домашнего насилия складывается из трех следующих друг за другом фаз, которые циклично сменяют друг друга.




Первая фаза, которую можно обозначить как «напряжение», характеризуется отдельными вспышками оскорблений, которые могут быть вербальными и / или эмоциональными. Женщины обычно стараются реагировать спокойно, стараясь разрядить обстановку. Они также могут пытаться защитить свое положение в семье или в этих отношениях с помощью ответной реакции. В то же самое время оба партнера могут попытаться оправдать поведение обидчика, находя объяснение его срывам в стрессах из-за работы, денег и так далее.

Во время этой фазы женщины часто прибегают к использованию адаптивного поведения, ошибочно полагая, что это поможет контролировать вспышки насилия или хотя бы ограничить их протяженность и локализовать распространение. Продолжительность по времени этой фазы роста напряжения широко варьируется для различных отношений. Именно на этой стадии женщины наиболее часто пытаются найти поддержку и помощь сначала у своих близких, а потом и со стороны.

Период напряжения сменяется второй фазой, которую можно обозначить как «инцидент насилия». Эта фаза отличается интенсивной разрядкой, сопровождаемой эмоциональными выплесками и физическими действиями в их самой негативной и насильственной форме.

Это самая короткая фаза, которая может продолжаться от двух до двадцати четырех часов. Во время этой фазы или же сразу после нее пострадавшая может обратиться за помощью в милицию, социальные службы, кризисные центры для женщин, а также в травмпункт за медицинской помощью.



После этого обычно наступает некоторое отрезвление со стороны обидчика и отрицание им серьезности инцидента или же минимизация всего случившегося. Это – третья фаза, «медовый месяц» или «фаза примирения (раскаяния)». Во время этой фазы мужчина может преобразиться, демонстрировать необыкновенную доброту, уверять в своей любви, раскаиваться в содеянном. Он может обещать никогда больше не совершать насилия, при этом, однако, обвиняя женщину в том, что это она спровоцировала насилие, довела его до срыва. Для женщины «медовый месяц» является в своем роде реминисценцией существовавших когда-то безоблачных отношений, напоминанием о том счастливом времени. Это время, когда женщине труднее всего уйти. Но необходимо помнить о том, что, однажды случившись, насилие скорее всего будет продолжаться с постепенным усилением. Через некоторое время «медовый месяц» опять переходит в первую фазу «напряжение», за которой неизбежно последует вторая.

При работе со случаями домашнего насилия у многих социальных работников возникает вопрос: может ли этот цикл насилия быть остановлен сам по себе, без постороннего вмешательства? Американские исследователи Дж. Готтман и Н. Якобсон, которые в течение восьми лет наблюдали за динамикой развития отношений внутри 63-х супружеских пар, имеющих проблемы с насильственными ситуациями в семейной жизни, ответили на этот вопрос отрицательно. Они отметили в конце своего уникального эксперимента, что существуют общие для всех принципы, которым эта динамика следует. Главный вывод, который они сделали в результате исследования, подтверждает существование цикла насилия: интенсивность актов домашнего насилия со стороны мужа (партнера) может изменяться, но насилие само по себе никогда не прекращается[97].



Какие же цели должны ставить перед собой специалисты по социальной работе при организации вмешательства (интервенции) в случае домашнего насилия? Мы можем здесь выделить три основных цели вмешательства: (1) увеличение безопасности клиентки, (2) развитие и укрепление ее навыков самостоятельного принятия решений и (3) помощь в преодолении психологической травмы, нанесенной обидчиком. Как показывают данные западных исследований и российский опыт работы кризисных центров для женщин, эти цели должны реализовываться именно в вышеперечисленной последовательности[98]. Оказание помощи в преодолении психологической травмы не может принести результат, если пострадавшая продолжает находиться в травмирующей ситуации, угрожающей ее жизни.

Западные специалисты по организации социальной работы предлагают для осуществления эффективной социальной диагностики конкретных случаев домашнего насилия и для последующего планирования помощи пострадавшей придерживаться комплексного подхода, в основу которого положен метод анализа контекстов[99]. Следуя данному методу, при диагностике и оценке конкретного случая следует учитывать (1) индивидуальность женщины и ее личные установки, (2) источники помощи и поддержки в кругу ее общения (родственники, друзья, коллеги и т. п.), (3) наличие социальных услуг и других источников дополнительной помощи в районе ее проживания.

«Избиваемая женщина» против «разумной женщины».







Сейчас читают про: