double arrow
Специфика районо–городской модели в РК

В сложившихся условиях первым шагом к формированию на территории республики является укрепление районно-городской модели, поскольку в течение 1990-х годов сложилась модель, при которой муниципальные образования этого уровня оказывались реально зависимыми от государственной власти РК, а точнее от исполнительной власти, возглавляемой Главой РК.

Региональная политика 90-х годов была связана с центробежными тенденциями. В Коми эти тенденции проявлялись в виде этнополитического сепаратизма и в виде экономического. Первый тип политики не нашел поддержку в районах угле и нефтедобывающей промышленности. Результатом стала победа на выборах Главы РК 1997 г. Ю.А. Спиридонова. Его политика была направлена на преодоление диверсификации региона. Возможность такой политики была обусловлена застоем в добывающих отраслях, что позволило усилить присутствие государственного сектора в предприятиях этих отраслей. Региональные власти руководствовались идеологией государственного предпринимательства, которая предполагала участие региональной власти в экономических отношениях с целью достижения социального эффекта и сглаживания негативных последствий спада производства, который наблюдался практически во всех отраслях. В связи с этим, принимается ряд нормативных документов сугубо социального содержания "Концепция государственной социальной политики РК на 1999-2001 гг.", Закон РК "О минимальном социальном стандарте" (1997). С 1995 по 2001 гг. действует "Региональная программа переселения граждан Республики Коми. Принимается программа "Социально-экономического развития РК на 2001-2005 гг."




Как видно из вышеизложенного, политика Правительства РК во второй половине 90-х годов прошлого века была направлена на интеграцию региона через активное участие государственного сектора и проведение социальной политики, через изменение производственной инфраструктуры региона. Так, по инициативе Главы РК реализуется проект строительства глиноземного комбината на территории Сосногорского района (промышленная группа СУАЛ). В это же время в Институте экономических и энергетических проблем Севера Коми научного центра РАН разрабатывается концепция рентного налогообложения недропользователей.

Эти параметры во многом определяли политику в сфере местного самоуправления.



В республике действует по настоящее время районно-городская модель территориальной организации местного самоуправления. В основе этой модели лежит традиционное административно-государственное деление на районы. В соответствии с РЗ «О местном самоуправлении в Республике Коми» было образовано 21 муниципальное образование. При этом на деле муниципальные образования представляли государственную власть на местах. Стремясь преодолеть диверсификацию региона, и укрепить региональную власть в политическом и экономических аспектах, Глава РК Ю. Спиридонов проводил политику подчинения муниципального управления государственному управлению. В законе РК «О местном самоуправлении в Республике Коми» п.5. ст. 27 гласил: « глава администрации муниципального образования избирается на должность по представлению Главы РК советом муниципального образования на срок полномочий представительного органа муниципального образования». Эта норма признана недействительной решением Верховного Суда РК от 2 ноября 1998 года с момента ее принятия. Однако эта норма продолжала действовать в практике фактического назначения Глав МО в процессе выборов в муниципальные Советы весной 1999 года. «Так, в Усть-Цилемском районе глава администрации Л. Торопова проиграла не только республиканские выборы, но и местные выборы в 2-мандатном округе, где выдвигалось всего 4 человека. Но, в конце концов, с подачи Главы РК пост главы администрации МО за собой сохранила. Не стали депутатами местных советов также прежние главы администраций в Печоре, Корткеросском Сысольском районах. В Инте, Усинске, Ухте глав администраций были назначены уже в ходе избирательной компании и менять после выборов их не пришлось»[40].

Таким образом, в республике, несмотря на демократический процесс выборов депутатов муниципальных советов оставалась фактически нетронутой вертикаль исполнительно-распорядительной власти. Что на деле превращало систему МСУ в продолжение региональной исполнительной власти.

В течение 90-х годов была явная тенденция к укреплению исполнительной ветви власти в республике. Этот процесс затронул и систему муниципального управления. Учитывая тот факт, что депутаты местных советов осуществляли свою работу как неосвобожденные депутаты, то все реальные управленческие вопросы решала администрация, которая представляла собой профессиональный управленческий аппарат. Этот приоритет исполнительно-распорядительной власти в республике сохранился и на выборах глав муниципальных образований в 2003 году. Достаточно будет сказать о том, что из 16 муниципальных образования где проводились выборы глав МО только в трех муниципальных образованиях не были избраны главы администраций или первые заместители глав администраций.

Можно сказать о том, что структура органов муниципального управления в РК на сегодняшний день представляет собой сильное звено исполнительно-распорядительной власти, не предполагающей передачу полномочий на уровень поселковых представительных органов.

Нынешняя модель предполагает взаимное соответствие управление селами и поселками на основании административного контроля со стороны районной администрации и финансирования на основе сметы, с одной стороны, и отсутствие сложившихся территориальных сообществ и местных сообществ, предполагающих внедрение принципов самоуправления на поселковом уровне, с другой.






Сейчас читают про: