double arrow
Вопрос 4. СПИД, спидофобия и требования медицинской этики . Тестирование и скрининг на ВИЧ в контексте принципа уважения автономии пациента

«Спидофобия» социально-психологический феномен, аналогичный «канцерофобии», сифилофобии и т.п. Неизбежной реакцией большинства людей на слово «СПИД» является страх. Страх перед заражением, перед умиранием, смертью, бессилием медицины и общества в целом, неспособных противопоставить СПИДу что-либо действенное. Одним из парадоксальных проявлений спидофобии является бессознательное стремление людей «забыть» об угрозе, отвернуться от неё. Это проявляется как в безответственном, постоянно грозящем инфицированием поведении, так и в недооценке проблемы со стороны государственных органов.

В сознании же самих ВИЧ - инфицированных на первом плане оказывается страх перед дискриминацией и стигматизацией, социальным остракизмом.

Из сказанного, прежде всего следует особая значимость сохранения врачебной тайны в случаях ВИЧ – инфекции.

Имея дело с ВИЧ – инфицированными или больными СПИДом, врачу приходится сталкиваться не только с клинической реальностью, но также и со связанными с этим заболеванием мифами и предрассудками, распространение которых во многом порождается невежеством значительной части населения – он должен иметь достаточно мужества, чтобы противостоять этим проявлениям.

Запрет на какую-либо дискриминацию является нормой международного права, содержится во многих документах, принятых различными международными организациями. В связи с этим можно напомнить и моральное обязательство врача, содержащееся в «Женевской декларации» ВМА: «Я не позволю соображениям пола или возраста, болезни или недееспособности, национальной или расовой принадлежности, сексуальной ориентации или социального положения встать между исполнением моего долга и моим пациентом».




В 1985 г. в Нидерландах для наркоманов была введена практика бесплатного обмена использованных шприцов или игл на стерильные. Наряду с эпидемиологической целесообразностью данной программы в ней присутствовал также и антидискриминационный аспект.

В первых документах, принятых ВОЗ, ВМА и другими организациями в связи с нарастанием пандемии СПИДа, одно из центральных мест заняло специально выделяемое требование не допускать дискриминации ВИЧ – инфицированных, а также лиц, представляющих «группы риска», т.к. дискриминация ВИЧ – инфицированных и больных СПИДом не только попирает права человека, но и подрывает основополагающие принципы общественного здравоохранения. Она может провоцировать у инфицированного или больного чувство мести, способное превратить его в преднамеренного распространителя инфекции. Отказ врачей и других представителей медицинской профессии оказывать помощь ВИЧ – инфицированным – это самая напряженная с точки зрения медицинской этики проблема. Когда журналист «Московского комсомольца» решил провести расследование об отношении населения к СПИДу, он обратился в химчистку, парикмахерскую и частную стоматологическую поликлинику, выдавая себя за ВИЧ – инфицированного. Везде ему было отказано в обслуживании. Подобный отказ не отвечает не только нормам медицинской этики и этики вообще, но и требованиям закона, который гласит, что: «ВИЧ – инфицированным оказываются на общих основаниях все виды медицинской помощи по клиническим показаниям» (ст.14 закона «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека»); «не допускается … отказ … в приеме в … учреждения, оказывающие медицинскую помощь» (ст. 17 того же закона).



Наряду с отказом в помощи ВИЧ – инфицированным и больным СПИДом грубейшим нарушением профессиональной медицинской этики является разглашение соответствующего диагноза. Существуем много примеров, когда такого рода поведение медицинских работников инициировало дискриминацию, остракизм, а то и прямое насилие по отношению к вирусоносителям или больным СПИДом. Так, в ходе расследования случая внутрибольничного заражения ВИЧ группы детей в г.Элисте был выявлен первоначальный источник инфекции – умерший за несколько месяцев до этого ребенок, родители которого также оказались инфицированными. Факт стал известен не только медикам и участникам расследования, но и посторонним лицам. После этого семья подверглась такому остракизму, что отец вынужден был скрыться, а мать, в результате скоротечного развития СПИДа, умерла.

Ст. 61 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» – «Врачебная тайна» содержит не только определение объекта врачебной тайны, но и требование, которое хотелось бы подчеркнуть особо: «Гражданину должна быть подтверждена конфиденциальность передаваемых им сведений». В этой статье перечислены ситуации, допускающие передачу сведений о пациенте, составляющих врачебную тайну, без его согласия; одной из таких ситуаций является «угроза распространения инфекционных заболеваний».

Как видим, врач и здесь призван искать компромисс между личными интересами пациента, с одной стороны, и общественными интересами, с другой.






Сейчас читают про: